EventsСобытияподкасты
Loader
Свяжитесь с нами
РЕКЛАМА

Умберто Эко: "Даже Гомер не смог бы изменить биржевые котировки."

Умберто Эко: "Даже Гомер не смог бы изменить биржевые котировки."
Авторское право 
By Euronews
Опубликовано
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button

Может ли культура спасти Европу? На этот вопрос Умберто Эко уже ответил на состоявшемся в прошлом году Форуме, организованном газетой Либерасьон. Но у микрофона “Евроньюс” итальянский писатель, философ и эрудит коснулся также заката эры Берлускони и кризиса в Европе. Откровенное интервью с одним из крупнейших интеллектуалов Европы.

евроньюс:

- Умберто Эко, добрый день. Вопрос о фальсификациях лежит в основе вашего последнего романа “Пражское кладбище”? “За всем кроется что- то тайное.” Соотносится ли это определение с Берлускони?

Умберто Эко:

- Нет! Мой роман о фальсификаторах, фабрикующих ложные дела. Так вот Берлускони фабриковал ложные дела, чтобы уничтожить своих политических противников. Если вы хотите, то можно найти связь, но поскольку мой роман о том, как изготавливались “Протоколы Сионских мудрецов”, и о том, что они представляли собой в истории человечества, я бы не рискнул утверждать, что Берлускони дошел до этой точки.

евроньюс:

- Как Сильвио Берлускони ухитрился так долго оставаться у власти в Италии?

Умберто Эко:

- Он великолепно умеет общаться с людьми. Он обаятелен , по крайней мере, он умеет обольщать людей примерно от 50 лет и старше, то есть тех, кто смотрит телевизор. Но это ему удается не со всеми. Он всегда оперировал с 30%-40% избирателей и с законом о выборах, который позволил ему иметь большинство в парламенте. К счастью….

евроньюс:

- Он так долго доминировал в парламенте…

Умберто Эко:

- Очень долго. К счастью, остальная Италия смогла устоять. Как Италия могла согласиться на Берлускони – такой вопрос мне задал один немецкий журналист. Я ему ответил: “ А как Германия смогла согласиться на Гитлера, как Франция смогла согласиться на Виши?” Вернитесь в начало 90-х годов, тогда был тяжелый кризис христианской демократии, которая практически потерпела крах, и оставила после себя пустоту. У Берлускони хватило политической мудрости и способности вступить в коалицию без идеологической основы. Прямо как на рынке скота, он пополнил свое стадо. А когда католики обнаружили, что что – то происходит не так, они отступили, а пустота была заполнена.

евроньюс:

- Но при этом, если Сильвио Берлускони более не во власти, то это последствия внешнего кризиса, который затронул и Италию, кризиса евро, а не потому что этого захотел итальянский народ.

Умберто Эко:

- Я не согласен. В течение года шла непрекращающаяся критика со стороны большей части прессы, интеллектуалов и так далее, которая во многом разрушила имидж Берлускони, показала его слабые стороны, и в какой то момент Берлускони был вынужден склониться перед тем фактом, что он потерял доверие других европейских лидеров. И его крах привел к тому, что Италию теперь представляет респектабельный человек.

евроньюс:

- Вот мы добрались и до Марио Монти. Каково ваше мнение о способе, которым Марио Монти стал премьер-министром, не свидетельствует ли это о кризисе европейской демократии?

Умберто Эко:

- Нет. Итальянская конституция, которая считается быть может наиболее передовой в мире, поскольку она была принята после войны, а значит в ней учтены все риски диктатуры, говорит, что президент республики, который избирается парламентом, может в определенных обстоятельствах предложить парламенту техническое правительство, которое парламент может принять или отвергнуть. Так что все было сделано в соответствии с буквой конституции.

евроньюс:

- Не было ли это финансовым государственным переворотом?

Умберто Эко:

- Нет. Это уже какая то паранойя всемирного заговора. Вы можете сказать, что за этим стоят евреи, масоны…. Я не….

евроньюс:

- Нет, в социологическом плане… взять, например, Грецию, например, Италию, отсутствие референдума в Греции…

Умберто Эко:

- Финансовые проблемы были, как и в других странах Европы, и Берлускони более не был способен их решить. И даже его сторонники начали отдаляться от него. И когда он создал парламент в соответствии с законом, им же одобренным, совершенно безумный, когда депутаты не избирались народом, а назначались избранным главой правительства, он окружил себя лизоблюдами и подхалимами. Но это аморальные люди, готовые предать, что они и сделали.

евроньюс:

- Может ли кризис евро стать источником вдохновения для написания книги, романа?

Умберто Эко:

- Нет…существует ошибочное мнение, что писатели это оракулы, и есть вопросы, на которые писатель не может ответить, хотя может сформулировать вопрос. Вы полагаете, что в кризисе евро может содержаться хоть один позитивный момент, который привел бы к появлению новых идей?

евроньюс:

- В таком случае в этот кризисный период, каков может быть ваш ответ посредством культуры?

Умберто Эко:

- Я не знаю ответа, как справиться с экономическим кризисом, я такая же жертва, как и другие, я тоже пострадал…

евроньюс:

- Может ли культура стать для Европы смыслом существования.

Умберто Эко:

- Я лишь могу сказать, что нет точного определения европейской культурной идентичности, ее нельзя пощупать, но она существует, и на ее основе можно начать заниматься Европой и думать о политически и экономически объединенной Европе. Но я совершенно не разбираюсь в европейской экономике , и было бы нечестно рассуждать об этом по телевидению.

евроньюс:

- Именно на фоне того, что экономика Европы дает сбои, может быть культура сможет найти какой – нибудь ответ?

Умберто Эко:

- Нет.

евроньюс:

- И нет никакой возможности…

Умберто Эко:

- Нет, я не думаю, что культура может изменить биржевые котировки… даже Гомер не смог бы этого сделать…

евроньюс:

- Сегодня, в этот сложный для Европейского Союза период, ваши чувства принадлежности к Европе по-прежнему сильны?

Умберто Эко:

- Очень сильны, со времен моей молодости.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Италия: новые альянсы - старые партнёры

Сенат Италии одобрил реформу Мелони

Никола Прокаччини: "Евросоюз не должен браться за все, лишь за самое важное"