This content is not available in your region

Версальский саммит подбирал для России наказание

Access to the comments Комментарии
 Stefan Grobe
euronews_icons_loading
Версальский саммит подбирал для России наказание
Авторское право  Ian Langsdon/AP

Программу "О положении Союза" ведёт Штефан Гробе: "В Версале в 1919 году союзники-победители в Первой мировой войне выработали для Европы мирное соглашение. Но оно лишь заложило основу для нового кровопролития, охватившего континент 20 лет спустя. Лидеры ЕС встретились в четверг и пятницу в том же городе, когда у восточных ворот Европы война бушует уже третью неделю.

Российские энергоносители и вооружение Украины

На повестке дня версальского саммита был вопрос: как ещё больше наказать Россию, не причинив слишком большого вреда европейской экономике?

Ранее на этой неделе Еврокомиссия представила планы по сокращению импорта энергоносителей из России на две трети к концу года.

Да, некоторые хотели большего, но есть пределы экономическим жертвам, которые государства-члены готовы принести.

Марк Рютте, премьер-министр Нидерландов:

«Я не призывал бы перекрыть для нас поставки нефти и газа из России. Это невозможно, потому что мы нуждаемся в снабжении ими, и это неудобная правда».

Еще одна неудобная правда заключается в том, что вооружить Украину легче на словах, чем на деле.

Украина неоднократно просила предоставить ей боевые самолеты. Польши предложила направить ей свои истребители МиГ-29, но против этого выступили Соединённые Штаты, заявив, что эта идея вызывает «серьёзные опасения» у всего альянса НАТО. Другие западные правительства также дали понять, что у них нет желания пополнять украинские ВВС.

Олаф Шольц, канцлер Германии:

_«Мы предоставили всякого вида снаряжение и индивидуальное оружие. Но теперь мы должны очень тщательно продумать, что ещё _конкретно мы бы могли предоставить. И это, почти наверняка, не будет включать самолёты-истребители».

Украинцы пытаются обосновать свои просьбы о помощи тем, что, по их утверждению, наступающие русские чинят кровавые злодеяния. В качестве примера приводится взрыв возле детской больницы в Мариуполе, который местные власти назвали «ничем не оправданным военным преступлением».

Будет ли суд за военные преступления?

Однако, что именно представляет собой военное преступление, трудно точно определить, и его трудно доказать. Крайне маловероятно, что лично Владимир Путин будет когда-либо привлечен к ответственности, учитывая нынешние обстоятельства.

Ко мне из Вашингтона присоединяется Марти Флэкс, директор Инициативы по правам человека в Центре стратегических и международных исследований.

Вопрос: Международный уголовный суд начал расследование возможных военных преступлений на Украине, совершённых Россией. Но до предъявления обвинений самому президенту, кажется, ещё далеко. Расскажите нам о этом процессе. Почему так сложно предъявить обвинение Путину?

Флэкс: Штефан, в международном праве четко сказано, что главы государств не имеют иммунитета от судебного преследования в международных трибуналах. Сам Международный уголовный суд предъявил обвинения ряду первых лиц: Омару аль-Баширу в Судане, Муаммару Каддафи в Ливии, Лорану Гбагбо в Кот-д'Ивуар. Но предъявление обвинений главе государства и фактическое обеспечение его участия в качестве подсудимого на слушаниях по их делу — это две разные вещи. Стандарт осуждения в международном уголовном суде чрезвычайно высок. Для судебного преследования кого-либо за военные преступления и преступления против человечности нужно определить и продемонстрировать их личную ответственность за то, что они, скорее всего, направляли такую политику, и что они ответственны за совершение этих преступлений. Это может быть очень сложно, особенно когда нет сотрудничества с государством, из которого происходит этот человек, чего у нас, очевидно, нет в случае с Россией.

Гробе: Вы представляете, сколько времени займет расследование МУС?

Флэкс: Судебное преследование международного уголовного суда может занять очень много времени. Дело, которое МУС начал расследовать в связи с российским вторжением на Украину в 2014 году, продолжается спустя семь-восемь лет. Судебные преследования, начатые в первые годы существования Суда в начале 2000-х годов в некоторых случаях продолжаются и сегодня. Очевидно, что любое уголовное преследование требует ряда шагов, включая сбор вещественных доказательств, допросы, сбор свидетельских показаний, сбор контекстуальной информации и документации, объясняющей обстоятельства совершения преступления. В контексте продолжающейся активной войны делать это вдвойне трудно.

Гробе: Как дело МУС повлияет на конфликт и путинское личное пространство для маневра?

Флэкс: Думаю, мы вряд ли увидим какое-либо влияние этого дела МУС на сам конфликт в краткосрочной перспективе. Однако это может оказать очень серьёзное давление на отдельных высокопоставленных российских военных и политических деятелей или на самого Путина. Ордер МУС на арест или обвинительное заключение могут наложить серьёзные ограничения на такие вещи, как поездки. Если Путин или кто-то из его окружения разыскивается судом, то каждый из членов Римского статута Международного уголовного суда - а это 123 страны - будет обязан передать егого человек в МУС в случае приезда его в одну из этих стран.

Гробе: Есть ли другие возможности привлечь Путина и высших российских чиновников к ответственности?

Флэкс_: В краткосрочной перспективе речь может идти о личной ответственности за вторжение. Могут быть различные последствия: финансовые, репутационный ущерб, конфискация имущества, замораживание активов, а затем статус международного изгоя, который может быть присвоен Путину и его высшему руководству. Применение таких мер необходимо продолжать и дальше с целью продемонстрировать, что такое поведение было неприемлемым._

Европейский гимн на Майдане

Между тем, реальная ситуация оставалась тяжёлой для многих украинцев - для тех, кто бежал, и для тех, кто остался.

В осаждённой столице Киеве городской симфонический оркестр исполнял классику на знаменитой площади Независимости, известной как Майдан. Концерт для поднятия боевого духа жителей и поддержки сил обороны Украины.

«Мы должны играть, чтобы показать людям: мы не сдаемся, что мы всё ещё украинцы, и мы этим очень гордимся», - сказал один из музыкантов.

Среди прозвучавших произведений - 9-я симфония Бетховена и гимн Европейского Союза".