Виргиниус Синкявичюс: "О биоразнообразии люди знают меньше, чем о климате"

Access to the comments Комментарии
 Gregoire Lory
Виргиниус Синкявичюс: "О биоразнообразии люди знают меньше, чем о климате"
Авторское право  euronews

В Монреале открылась 15-я Всемирная конференция ООН по биоразнообразию, на которой  делегаты 196 стран обсуждают вопросы сохранения на планете богатства видов.  ЕС на слете представляет комиссар по окружающей среде Виргиниус Синкявичюс. В канун саммита он дал нам интервью в программе "Глобальный диалог".

Euronews: "Начнем  с соглашения, недавно заключенного европейскими институтами. Речь в нем  идет о запрете продукции, связанной с участками, где шла вырубка лесов. Как это повлияет на жизнь граждан и на биоразнообразие?"

Виргиниус Синкявичюс:"Отныне европейцы будут знать, что кофе или шоколад, который они покупают в магазине, произведены на территориях, не подвергавшихся вырубке, обезлесению. Мы с гордость и убедительностью стремимся гарантировать, что европейские модели потребления не приводят к исчезновению лесов по всему миру. У нас также есть надежное законодательство, которое гарантирует, что наша торговля, потребление не приведут к подобной практике".

Euronews: "Биоразнообразие - в центре международной повестки дня на климатическом саммите COP15 ООН в Монреале, в котором вы будете участвовать. Но этот форум привлекает меньше внимания, чем недавний COP27. Как вы объясните такой спад интереса?"

Виргиниус Синкявичюс: "Я думаю, что это не отсутствие интереса, а скорее отсутствие осведомленности, понимания. Климатическая политика, пожалуй, лет на 10 опережает политику в области биоразнообразия. Климат - более простой вопрос для понимания и еще более простой - для переговоров.

Климатическая политика, пожалуй, лет на 10 опережает политику в области биоразнообразия. Климат - более простой вопрос для понимания и еще более простой - для переговоров.
Комиссар ЕС по вопросам окружающей среды Виргиниюс Синкявичюс.

Так, во-первых, у вас есть очень четкая глобальная цель в 1,5 градуса, которая касается всех. Во-вторых, на мой взгляд, Парижское соглашение очень повысило осведомленность общества о климате, ведь это действительно исторический документ. СМИ, политики, гражданское общество всегда уделяют очень много внимания вопросу:  о том, как выполняются данные миру огромные обещания, которые вселили в людей надежду. В вопросе биоразнообразия мы такой осведомлённости еще не достигли. Нам и тут нужна глобальная цель - что-то вроде 1,5 градусов. В обществе пока нет понимания, что же такое биоразнообразие. У каждого человека свое мнение на этот счет, порой для людей этот термин - просто что-то, опосредованно связанное с окружающей средой. А ведь по сути речь идет о людях и о здоровье планеты".

Euronews: "Когда мы сталкиваемся с таким количеством кризисов, можно ли говорить о некоей форме климатической усталости?"

Виргиниус Синкявичюс: "Это возможно, да, от этой темы можно устать. Иногда может показаться, что пристальное внимание к проблеме ослабло. Но надо понимать, что она никуда не делась! Ковид-19 имел трагические последствия для нашего общества, тогда столько людей умерло! Но нам повезло – у нас появилась вакцина. Сейчас мы находимся в контексте войны, что, конечно же, требует самого пристального внимания. На экономику давит рост тарифов на электроэнергию, рост инфляции. Но однажды – и надеюсь, как можно раньше! - будет заключен мир. 

А вот кризис биоразнообразия, климатический кризис мирным договором, вакциной не разрешить. И нам необходимо продвигать политику в этих областях.  Полагаю, мы не раз доказали, что принятое в 2019 году решение о введении Европейского "Зеленого пакта" было правильным. И даже сейчас, в условиях войны и энергетического кризиса, мы видим, что выход лежит именно в плоскости зеленой сделки, в развитии возобновляемых источников энергии, скорейшего внедрения зеленых проектов".

Euronews: "Какие цели преследует ЕС на саммите СОР15?"

Виргиниус Синкявичюс: "Прежде всего, мы, конечно, нуждаемся глобальном соглашении, нам нужна сделка, но она должна быть амбициозной! Она должна прописывать соблюдение Правила 30, сопоставимого со знаменитой отметкой в полтора градуса в климатическом досье! Речь идет о защите 30% наземных территорий и 30% морских. Но только этого - недостаточно. Мы также должны гарантировать, что не менее пятой части всех усилий по восстановлению природы будут предприняты в 30-40 годы этого века.

В глобальном масштабе к 2050 году следует положить конец гибели видов по вине человека, это и должно стать нашей главной целью.
Комиссар ЕС по вопросам окружающей среды Виргиниюс Синкявичюс.

В глобальном масштабе к  2050 году следует положить конец гибели видов по вине человека, это и должно стать нашей главной целью. Второй момент, не менее важный - финансирование. Это, как и прежде, сложно, это требует больших усилий всех сторон. Считаю, что самое главное - сделать так, чтобы мы не отставали финансово в реализации намеченных целей, поскольку мы уже потеряли два года".

Euronews: "В вопросе финансирования вы не боитесь увидеть такой же раскол между севером и югом, как это случилось на саммите СОР27?"

Виргиниус Синкявичюс: "Раскол неизбежно сохранится. Всегда кто-то будет говорить: "Если вы хотите, чтобы мы делали больше, нужно больше предлагать!"

Но сегодняшняя экономическая ситуация сильно отличается от того, что было два года назад, и выложить дополнительное финансирование  очень трудно. Я горд тем, что ЕС тем не менее доказывает надежность своей позиции. Мы обещали удвоить наши расходы на биоразнообразие -  и сделали это. Я также очень благодарен Франции, Германии, которые пошли на такой шаг. Нужно, чтобы и другие развитые страны последовали их примеру. При этом  ясно, что собранных средств все равно будет недостаточно. Но надо постараться использовать их максимально эффективно".

Euronews: "Сколько нужно средств и откуда они возьмутся? "

Виргиниус Синкявичюс: "Как я уже сказал, трудно подсчитать точную сумму, у нас есть разные оценки. Повторюсь: скорее всего любая цифра будет недостаточной.

Есть страны, которые требуют 100 миллиардов в год. На данный момент это абсолютно нереально. Давайте посмотрим, откуда приходят деньги. Все эти выплаты стран, фонды, финансирование Ес так или иначе восходят к бюджетам на развитие. Сегодня надо дополнить существующий механизм финансирования помощью из других источников: это могут быть благотворительные структуры, инвестиционные банки, особенно международные. Думаю, они должны сыграть решающую роль в привлечении новых объемов финансирования - они и частный сектор. Так что потенциал дополнительного притока средств есть, эти каналы должны стать одной из тем переговоров".