Срочная новость
This content is not available in your region

Дания больше не рада сирийским беженцам?

 Julian GOMEZ
euronews_icons_loading
Дания больше не рада сирийским беженцам?
Авторское право  euronews
Размер текста Aa Aa

В тихом датском городке мы встречаем дважды принявшую удар судьбы семью.

После того, как их отец был казнен силами президента Асада, они бежали из Сирии в 2015 году. Всем пятерым был предоставлен временный статус беженцев в Дании. Там у матери семейства было диагностировано посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

В марте этого года они получили письмо - их статус беженцев был пересмотрен. Старшие братья - один уже женат, другой - старшеклассник - могут остаться. Но мать и две младшие дочери, 10 и 12 лет, должны вернуться в Дамаск, который датскими властями теперь считается безопасным местом.

Для семьи это новый удар.

Зачем кому-то возвращаться? Я боюсь, что меня арестуют и спросят, где я была, где были мои дети. У меня двое сыновей, и они спросят, почему они не в армии. Этот режим не милосерден. Сирия, насколько мне кажется, небезопасна. Дома разрушены, системы образования больше нет
Сабрие Хасан Аль Файад
сирийская беженка

Семья обжаловала это решение и участвовала в нескольких акциях протеста.

Около 200 беженцев из примерно 35 000 сирийских граждан, проживающих в Дании, в настоящее время столкнулись с такой же ситуацией. С момента получения первых писем об отзыве статуса беженцев перед зданием парламента развернулась сидячая забастовка.

57-летний Самер, получивший статус беженца в 2014 году, объявил голодовку и оказался в больнице.

Я знаю многих людей, которые боятся, что датское правительство отправит их обратно в Сирию, и они уехали в другие европейские страны. А те, кто вернулся в Сирию, по рассказам - одного или двух человек остановили в аэропорту и немедленно допросили, и с тех пор о них никто ничего не слышал
Самер Баракат
сирийский беженец

Датский ответ беженцам

Правительство Дании во главе с социал-демократами заявляет, что его решение основано на выводах Датского совета по апелляциям беженцев, независимого органа, который за последний год провел повторную оценку дел около 1200 беженцев из Дамаска.

Датский министр иммиграции и интеграции Маттиас Тесфайе отказался встретиться с нами. Вместо этого он ответил письменно:

"Дания была открытой и честной с первого дня. Мы ясно дали понять сирийским беженцам, что их вид на жительство является временным и что разрешение может быть аннулировано, если потребность в защите исчезнет.

Подход датского правительства заключается в предоставлении защиты тем, кто в ней нуждается, но когда условия в их родной стране улучшатся, бывшие беженцы должны вернуться на родину и восстанавливать свою жизнь уже там".

Мы связались с Датской народной партией, третьей по величине силой в парламенте. Партия не верит в мультикультурализм и считает, что Дания сама по себе не страна иммиграции. Хотя формально они находятся в оппозиции, они поддерживают подход властей в этом вопросе.

Мортен Мессершмидт член парламента, Датская народная партия:

— Это не политическое решение, это судебное решение. Вы можете доказать, почему вы должны оставаться в Дании, может быть, на год, а может и больше. Так что это на самом деле не политический вопрос, а скорее судебный.

Активисты думают и говорят, что в настоящее время только две страны Европейского Союза считают Дамаск безопасным местом для возвращения беженцев. Одна – это Дания, другая - Венгрия. Это вы слишком строги, или другие 25 стран ЕС слишком наивны?

Мортен Мессершмидт член парламента, Датская народная партия:

— При всем уважении, все переворачивать так – бессмысленно. Потому что все зависит от каждого индивидуального случая. Если взять двух разных сирийцев, один из них может благополучно вернуться в Дамаск, а другой - нет.

Власти Дании заявляют, что оценка была сделана на основе "широкого сбора отчетов из разных источников".

В датском отделении Amnesty International считают по-другому. По словам одного из старших советников, бомбежки вокруг Дамаска, возможно, прекратились, но возвращающиеся беженцы все еще могут рисковать своей жизнью, утверждает она.

Лиза Блинкенберг, старший советник Amnesty International в Дании:

— Мы знаем, что люди, возвращающиеся в Сирию, будут остановлены на этих пропускных пунктах, где силы безопасности допросят их, и мы знаем, что те же сирийские силы стояли за грубыми нарушениями прав человека.

Например?

Лиза Блинкенберг, старший советник Amnesty International в Дании:

— Например, жестокое обращение. Пытки в тюрьмах. Исчезновение людей. Я имею в виду, что силы безопасности забирают этих людей куда-то, и никто больше о них не слышит. Людей задерживают. Мы также знаем, что людей казнили. Ситуация в Сирии по-прежнему очень небезопасна.

Что будет дальше?

В Университете Копенгагена мы встречаемся с профессором по законодательству о миграции и беженцах.

Законодатели ЕС раскритиковали эту политику. Но Дания имеет законное право на отказ и не связана общеевропейскими правилами предоставления убежища, говорит он нам.

Но, не имея дипломатических отношений с Сирией, Дания не может легально депортировать беженцев, статус которых был отменен. В конечном итоге их возвращение должно быть добровольным, заключает профессор Гаммельтофт-Хансен:

— Они не подлежат принудительному возвращению. Но для людей, которых это затрагивает, конечно, это очень серьезный шаг. Вы останавливаете интеграцию. Вам не разрешается участвовать в жизни общества на тех же условиях. Но у нас нет конкретных примеров сирийцев, добровольно вернувшихся после отмены статуса беженца.

Поскольку у них даже нет плана добровольного возвращения в Сирию. Семья Алата может оказаться в подвешенном состоянии в датском центре депортации.

Теперь их судьба в руках адвоката. Семья клянется бороться до конца.

Абдо Ахмад Алата, сирийский беженец:

— Мои сестры – фактически мои дети. Моя младшая сестра как дочь мне, иногда она называет меня "папой". Я не позволю им вернуться в Сирию. Решение отправить их обратно в Сирию совершенно неприемлемо, какими бы ни были обстоятельства. Даже если бы им пришлось отправиться в депортационный лагерь (в Дании), это принять было бы намного легче для меня, чем увидеть, как их высылают обратно в Сирию.