Срочная новость
This content is not available in your region

Кустарь-одиночка с компьютером под защитой Европарламента

euronews_icons_loading
Кустарь-одиночка с компьютером под защитой Европарламента
Авторское право  EBU
Размер текста Aa Aa

За время пандемии в странах Евросоюза резко повысилось значение так называемых "платформенных рабочих". Это "кустари-одиночки" с компьютером, которые, пользуясь цифровыми платформами, выполняют широкий спект операций - от доставки еды до упаковки товаров для больших фирм, торгующих в интернете.

Европейский парламент решил защитить эту категории трудящихся, о которой рассказывает докладчик из Германии Озлем Демирель:

«Их называют самозанятыми, часто подвергают эксплуатации, у них плохая заработная плата и нет гарантий занятости. Я считаю важным наделить платформенных рабочих всеми правами, объединить их в профсоюзы, чтобы они боролись за коллективные договоры, за лучшую заработную плату ».

Во вторник законодатели проголосовали за планы введения минимального уровня оплаты труда в этой сфере, которую ещё называют "гиг-экономикой".

Ещё в октябре Брюссель представил директиву, направленную на повышение уровня жизни самозанятых. По данных Еврокомиссии, 9,4% рабочей силы, то есть примерно 19 млн человек, играют значительную роль в таких секторах, как соцобеспечение, здравоохранение, сельское хозяйство, коммунальное обслуживание, уборка - и при этом прозябают в бедности.

Поэтому новая директива требует от правительств устанавливать для таких людей заработную плату выше национального порога бедности, обеспечить, чтобы коллективные переговоры охватывали не менее 70% рабочей силы.

Но заместитель генерального секретаря Европейской конфедерации профсоюзов Эстер Линч указывает на разницу прожиточного минимума в разных странах ЕС:

«Необходимо учитывать, сколько стоит арендная плата, сколько стоит еда, есть ли бесплатные услуги по уходу за детьми. Например, в Болгарии час работы стоит в среднем 2,5 евро, в в Германии 12 евро».

Эту директиву ещё будут обсуждать министры занятости ЕС, после чего национальные правительства должны будут начать её применение в течение двух лет.