Срочная новость
This content is not available in your region

Неновогодняя история: Юлия Мориано продолжит бороться за свои права

Access to the comments Комментарии
архив
архив   -   Авторское право  Мару Санчес
Размер текста Aa Aa

Эту новогоднюю ночь жительница Осло Юлия Мориано и ее 7-летний сын Люка провели как обычно - они вместе нарядили елку, а Юлия приготовила традиционные русские блюда - салат "оливье" и селедку "под шубой".

Под елкой были подарки, которые мама купила сыну.

Необычно то, что через пару дней Юлия сядет в самолет, и, оставив ребенка в Осло на попечение отца, вернется в Россию, в родной Петербург.

Таково было решение иммиграционной службы норвежского королевства, отказавшей Юлии во временном виде на жительство.

Юлия рассказывает: "Я живу тут уже 6 лет, со своим сыном, которому тоже 6 лет. Два года назад я подала на получение вида на жительство по воссоединению со своим сыном. И началась свистопляска.

Сначала мне отказали в приеме документов. А потом мне вовсе было отказано в предоставлении временного вида на жительство, поскольку, как было сказано, сын (у которого также временный ВНЖ), не может быть, как было указано reference person. Кроме того, мне сказали, что я - "обуза для социальных служб Норвегии", хотя я работаю (консультантом в магазине Helly Hansen, прим. ред.)

Мой сын и я - граждане России, я переехала в Норвегию вместе с мужем, гражданином ЕС, но в течение этого времени мы успели развестись".

Как настаивает Юлия, Норвегия, входя в EEA (пространство, предусматривающее свободное движение товаров, капитала, услуг и людей ("четыре свободы") в рамках Европейского единого рынка, обусловленное подписанным 26 лет назад соглашением), "должна руководствоваться содержащимися в этом договоре нормами права".

Адвокат Юлии Мориано Андре Мёккельярд полагает, что "такая ситуация не слишком типична, но небеспрецедентна, даже в случае, если у ходатайствующих о получении ВНЖ имеются дети. Есть случаи прямого отказа в повторном въезде на территорию королевства. Ситуация с Юлией, однако, отличается некоторыми деталями. Соблюдение формальностей, о которых она говорит, прямо указывается в соглашении о Европейском экономическом пространстве, более того, моя доверительница проживала до подачи прошения в Норвегии уже несколько лет, и она не нарушала никаких правил".

Юлия добавляет, что иммиграционные власти не запретили ей въезд в страну по туристической визе, которая даст возможность, как она замечает, "навещать ребенка".

За время, прошедшее между отказом властей и ее отъездом, Юлия собрала с помощью краудфандинга около 90 тысяч крон (около 8568€), чтобы оплачивать услуги адвоката.

Андре Мёккельярд считает, что "решение иммиграционных служб ошибочное, тем более, если рассматривать его с точки зрения прав человека. Это близорукость тех, кто изучал прошение, и, к сожалению, вынужден констатировать, что правоприменение международных конвенций в Норвегии понимается довольно узко".

Тем не менее, он подчеркивает, что "готов и дальше предсталять интересы доверительницы как в норвежских, так и в международных судебных инстанциях, поскольку абсолютно убежден, что ей должно быть предоставлено право на проживание в Норвегии вместе с ее ребенком".

Юрист указывает, что "решение апелляционной комиссии иммиграционной службы Норвегии, это право отвергнувшее, в корне неправильно".

А пока Юлия пакует чемоданы. Она должна покинуть Норвегию до 5 января. Сын пока останется на попечении отца.

Фото из архива Юлии Мориано
Юлия Мориано с сыномФото из архива Юлии Мориано

"Люка знает, что я полечу в Россию по делам. Он уже достаточно взрослый, чтобы понимать, что такое командировка, ему будет легче понять, что мама приедет, как решит все дела. Он со всем согласен до тех пор, пока я обещаю ему привести "покемон-карты" на русском языке.

Люка и правда очень счастливый ребёнок. До двух недель он спокойно будет справляться - школа, кружки и его друзья. Но я отдаю себе отчет, что из-за решения иммиграционных властей я рискую потерять работу, а это означает невозможность заплатить за квартиру, где мы живем вместе с ним. Да и просто я не смогу быть матерью в той степени, в какой я ею должна быть", - говорит Юлия.

Она намерена получить туристическую визу в Санкт-Петербурге, и, вернувшись в Норвегию, вновь начать юридическую баталию за свои права.