Срочная новость
This content is not available in your region

Пандемия "сделала Европу сильнее"

Access to the comments Комментарии
euronews_icons_loading
Пандемия "сделала Европу сильнее"
Авторское право  PATRICK T. FALLON/AFP
Размер текста Aa Aa

Программу «О положении Союза» ведёт из Брюсселя Штефан Гробе: "В понедельник начинается последняя неделя перед католическим Рождеством. Для розничной торговли, и не только для неё, это обычно одно из самых оживлённых времен года. Но не в этот раз. Многие страны ужесточили карантинные меры, или они сделают это до праздников. Причина в том, что люди должны оставаться дома - одни.

Сверхзвуковая авторизация

Самоизолировался на всю неделю президент Франции Эммануэль Макрон после того, как его тест на Covid дал положительный результат.

Между тем, Европейское агентство лекарственных средств объявило о своем намерении разрешить вакцину Pfizer-BioNTech уже в понедельник.

Вице-председатель Еврокомиссии Маргаритис Схинас:

«Если это так, то Еврокомиссия готова предоставить официальную авторизацию и допуск на рынок. Скорость этой процедуры будет сверхзвуковой. И тогда вакцина станет рождественским подарком для всех европейцев, если всё пойдет хорошо ».

Это означает, что ЕС одобрит вакцину примерно через три недели после Великобритании - а там это работает хорошо.

Россия не слушает предупреждений

Одна из стран, которая подверглась международной критике за то, что одобрила вакцину до окончания продвинутых испытаний, - это Россия. Эксперты предостерегли от более широкого использования вакцины до успешного завершения проверок.

Но президент Владимир Путин внимания на это не обратил:

"Хорошие вакцины, я уже много раз об этом говорил, и безопасные, и эффективно действующие: 95 с лишним процентов, под 96–97 уже, говорят специалисты, уровень защиты, и ни одного серьёзного случая нет побочных явлений".

Прав ли Путин, покажет время.

Чему научил вирус?

Мы все, похоже, оказались в одинаковой ситуации в этом году с пандемией. Мы знаем о страданиях, которые принес нам Covid, мы знаем о научных инновациях в ответ на вирус. Но о том, как этот год повлияет на нашу жизнь в будущем, к лучшему или к худшему, мы пока просто не знаем.

Ко мне присоединяется голландский историк и философ Лук ван Мидделаар. Он хорошо знает изнутри подробности всего, что происходит в Брюсселе.

Гробе: Я хочу начать с того, что спросить вас как историка, который может рассматривать текущие события в глубоком контексте. Насколько монументальна и серьёзна по своим последствиям пандемия 2020 года, и какие уроки мы можем извлечь из нее?

Ван Мидделаар: Это определенно был один из самых больших кризисов, которые пережил Европейский Союз. С ним могут сравниться по масштабу лишь кризис еврозоны и миграционный кризис, эти очень большие потрясения последних лет. По-моему новым в этом конкретном кризисе является то, что общество первым обратилось с просьбой о действии к правительствам и учреждениями ЕС. Общество заявило, что этот кризис в сфере здравоохранения касается всех нас. Это европейское общественное дело. И только после этого учреждения и правительства стали предпринимать большие усилия.

Гробе: Европа сегодня слабее или сильнее, чем год назад?

Ван Мидделаар: Я бы сказал, что она сильнее. Потому что она продемонстрировала неожиданную стойкость перед лицом этого кризиса. Были созданы и собраны новые инструменты. Но Европа также проявила, как и в предыдущие трудные моменты, свою слабость, свою уязвимость, свое, можно даже сказать, геополитическое одиночество. Вспомните большую, титаническую битву между двумя сверхдержавами, Китаем и США. Китай проводило масочную дипломатию, американский президент предлагал лечиться чистящими средствами. Европейцы явно почувствовали более остро, чем раньше, что в конце концов, мы в этом мире одиноки.

Гробе: Великие вызовы всегда в истории порождали великих лидеров. Произошло ли такое во время кризиса с Covid?

Ван Мидделаар: Если посмотреть на руководство в Европе в уходящем году, то я не дам вам очень оригинальных ответов, Штефан. Нет сомнений в том, что канцлер Германии Ангела Меркель в очередной раз оказалось тем, кто наиболее убедительно и решительно действовал в этом кризисе. Это проявилось в частности, ещё в мае, когда она и Эммануэль Макрон выдвинули совместное франко-германское предложение о создании крупного восстановительного фонда. С её стороны это было неожиданным шагом, выходящим за пределы немецкой финансовой ортодоксии, которая строго соблюдалась даже в самые сложные моменты кризиса с евро.

Гробе: Думаю, справедливо сказать, что пандемия останется в памяти как время, когда все изменилось. Особенно отношения между людьми и властью, между людьми и наукой, между людьми и жизнью. Как вы думаете, что вырастет из нашего опыта локдаунов? Будут ли люди по-другому смотреть на жизнь?

Ван Мидделаар: Думаю, всё, чего нам не хватает, по чему мы скучаем, заставляет нас чувствовать, что на самом деле важно. И я бы сказал, что мы можем вынести из этого года, который мы провели за экранами, на собраниях по Zoom, одно заключение: реальное реально лучше, чем виртуальное.

Нездоровый спрос на маски

Одно из последствий кризиса с коронавирусом - это, конечно, экономический ущерб. По всей Европе бизнес борется за выживание, но уже произошло очень много банкротств.

Однако есть предприятия и фирмы, которые успешно приспособились к трудным условиям, например, магазин в Барселоне, который продает оригинальные лицевые маски. В преддверии Рождества этот бизнес процветает. Владельцы надеются, что покупатели увидят в простой маске для лица желанный подарок. Сейчас магазин ежедневно продаёт этого товара на тысячи евро.

Тем не менее, многие людей желают, чтобы в следующем году создались такие условия, при которых, из-за потери спроса на маски, магазин бы поскорее закрылся".