Срочная новость
This content is not available in your region

Карабахский узел: перспективы прекращения конфликта

Access to the comments Комментарии
Жители Степанакерта в бомбоубежище смотрят армянское гостелевидение
Жители Степанакерта в бомбоубежище смотрят армянское гостелевидение   -   Авторское право  МИД Армении via AP
Размер текста Aa Aa

Нагорно-Карабахская республика была провозглашена в 1991 г. в границах соответствующей автономной области Азербайджанской ССР. Произошло это на фоне этнического и политического противостояния, которое сопровождалось массовыми убийствами и этническими чистками. Жертвами конфликта, по разным оценкам, стали до 55 тысяч человек. С объявлением о создании НКР регион были вынуждены покинуть тысячи азербайджанцев.

Баку рассматривает Нагорный Карабах как свою территорию, оккупированную армянскими силами. Такие оценки содержатся в резолюциях Совбеза и Генассамблеи ООН. НАТО, ЕС и ОБСЕ не признают право тех сил, которые контролируют регион, проводить легитимные выборы и формировать органы власти.

Карабахская война завершилась в 1994 подписанием Бишкекского протокола, однако и после этого стороны неоднократно обвиняли друг друга в нарушении режима прекращения огня и провокациях.

Это противостояние периодически оборачивалось более масштабными боевыми действиями. Что привело к обострению ситуации на этот раз и каковы перспективы разрешения кризиса? С такими вопросами мы обратились к политологам и экспертам по межнациональным конфликтам.

Накопилось

В этом году противостояние отличается яростью и масштабом боёв, — замечает руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. Он обращает внимание на взаимное раздражение, накопившееся у Баку и Еревана. «В этом контексте любой инцидент может превратиться в нечто большее», — объясняет он текущую эскалацию конфликта.

Предпосылки обострения конфликта были заметны уже давно, — рассуждает профессор кафедры политологии и международных исследований Университета Бирмингема Кеворк Осканян. Он напоминает, что президент Азербайджана Ильхам Алиев неоднократно обещал вернуть Нагорный Карабах под контроль Баку, занимался укреплением армии и внедрением современных военных технологий. С сокращением доходов от продажи нефти карабахский вопрос становится более значимым в политической повестке страны, — отмечает Осканян. Не видит он и готовности к компромиссу со стороны Еревана: «Армению устраивает сложившийся статус-кво, ей надо лишь упорядочить свой контроль над регионом».

Важную роль сыграл застой в переговорах между Баку и Ереваном, — рассуждает ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов. С момента предыдущей крупной эскалации напряжённости между Арменией и Азербайджаном прошла всего пара месяцев и за это время лидеры двух стран встречались лишь на полях Мюнхенской конференции по безопасности, «но там это скорее были не переговоры, а ругань».

По словам Маркедонова, эскалации противостояния именно сейчас способствовало то, что страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию Карабахского конфликта отвлеклись на другие проблемы:

«В Соединённых Штатах сосредоточены на выборах и, если говорить о внешнеполитической ситуации, — на Балканах и Ближнем Востоке. Для Франции это европейская повестка и Средиземноморье. Для России сейчас — это ситуация в Белоруссии, сложные отношения с Западом и новое обострение этих отношений в связи с известными событиями (обвинения в отравлении Навального — EN)».

Presidency Press Service via AP, Pool
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган возлагает цветы к мемориалу памяти жертв Ходжалинской резни, 10 июля 2018Presidency Press Service via AP, Pool

Турция — «новый игрок»

Маркедонов отмечает, что в этих условиях значительно укрепилось влияние Турции на события в регионе, причём это «единственный член Минской группы, который без всяких нюансов поддерживает Азербайджан». О роли Анкары рассуждает и Осканян. Она, по его словам, стала «новым полноценным игроком» на этой арене.

Это может отражать желание Эрдогана создать источник давления на Россию, столь активную в последнее время в Сирии и Ливии: мол, прежде, чем лезть в наши дела, посмотрите, что происходит у вас под боком. Вместе с тем, для Анкары это и внутренний вопрос: азербайджанский и турецкий языки очень близки, в Турции огромная азербайджанская диаспора.

Эксперты обращают внимание на последние совместные военные учения с участием Турции и Азербайджана, которые также немало способствовали укреплению боеспособности азербайджанской армии в последнее время. По словам Алексея Малашенко, если в советское время подчеркивали силу армянских военных, то теперь, с учётом последних реформ Баку, сложно сказать, у кого больше военный потенциал.

Загадки Карабаха

Последние боевые действия в Нагорном Карабахе всё чаще называют «войной», но Сергей Маркедонов призывает не спешить с оценками. По его словам, очень важно понять, как долго стороны готовы продолжать противостояния и «до какой глубины пройдёт эскалация». «Сейчас очень много загадок», — отмечает политолог. Одна из них связана с тем, развернётся ли противостояние на Нахичеванском и Тавушском направлении:

«Это армяно-азербайджанская граница, а это уже совершенно другой расклад. Одно дело — территория непризнанной Нагорно-Карабахской республики и совсем другое — прямое столкновение двух независимых государств, где есть союзнические обязательства Турции с одной стороны, ОДКБ и, особенно, России — с другой. Конечно, это был бы самый нежелательный сценарий. Я думаю, сегодня стороны стараются его избегать, но логика борьбы бывает довольно непредсказуемой».

Алексей Малашенко уверен, что до конфронтации военно-политических блоков дело не дойдёт, потому что в этом никто не заинтересован. Самое печальное, что может произойти, по его словам, — это обострение отношений между Россией и Турцией, особенно если турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган будет помогать Азербайджану «не словом, а делом»:

«Тут будут проблемы. Будут проблемы у России, потому что играть роль миротворца ("мы и с этими, и с теми") уже не получится. Представьте себе ситуацию: турки оказывают военную помощь Азербайджану, пусть символическую, а Армения — член ОДКБ и, по уставу, государства, которые входят в организацию, должны прийти на помощь. Это и Россия, и Казахстан, и Белоруссия. И вот на минуточку ситуация (я понимаю, что это выглядит абсурдно, но теоретически такое возможно): казахстанский батальон в карабахском конфликте».

Недавние угрозы Еревана официально признать независимость Нагорно-Карабахской республики Малашенко не считает достаточно серьёзными. По его словам, в этом случае ничего не изменится. В Армении Карабах продолжат считать де факто своей территорией, карабахцы же играют во внутренней политике страны «огромную роль».

Aram Kirakosyan/PAN Photo via AP
Прощание в Ереване с военнослужащим, погибшим в ходе боёв за Нагорный Карабах, 5 апреля 2016Aram Kirakosyan/PAN Photo via AP

Международное влияние

Хорошим решением для снижения напряжённости в регионе могла бы стать международная конференция или иное крупное мероприятие с участием Армении и Азербайджана, но на уровне как минимум министров иностранных дел. Такой вариант предлагает Алексей Малашенко. В этих переговорах, по его словам, могли бы участвовать Турция, Россия, некоторые европейские страны и США. Для Белого дома это немаловажный вопрос в преддверии выборов с учетом того, какое влияние имеет армянская диаспора, особенно в Калифорнии.

Важно и то, как именно стороны будут выходить из открытого конфликта. Баку и Ереван могли бы объявить себя победителями, если, например, «те несколько сёл, которые сейчас захватили азербайджанцы, останутся в их распоряжении», — рассуждает Малашенко. Но тогда, замечает он, и армянам нужно будет как-то отчитаться о военных успехах.

Сергей Маркедонов уверен, что именно Россия, Франция и США должны перевести этот конфликт хотя бы в подготовительную фазу переговоров. Но эта работа осложняется противоречиями между тройкой сопредседателей Минской группы на фоне отравления Алексея Навального и белорусского кризиса. В то же время, по словам эксперта, есть и важные точки соприкосновения:

«Для России опасна всякая эскалация вдоль её южных границ. Эта эскалация чревата интернационализацией карабахского урегулирования, новыми вызовами внутри евразийских интеграционных структур и т. д. Франция конкурирует с Турцией в Средиземноморье и может возникнуть такая ситуация, что на кавказском театре Франция продолжит свою средиземноморскую линию, чтобы немного укротить строптивую Турцию. У США с Турцией тоже отношения сложные, хотя это две страны-члена НАТО и два крупнейших военных арсенала в блоке».

Смогут ли Россия, Франция и США оставить в стороне свои противоречия, — это, как считает Маркедонов, вопрос политической воли. Он обращает внимание на то, что до сих пор «карабахское урегулирование было той точкой, где Запад Россию не осуждал, а наоборот даже приветствовал её усилия».

Кому нужны переговоры

На пути диалога есть и серьёзные препятствия внутри Армении и Азербайджана. Маркедонов обращает внимание на смену настроений в Ереване, где ещё недавно обсуждали подготовку крупной оппозиционной акции 8 октября. Теперь организаторы митинга заявляют о сборе добровольцев «и даже находящийся под стражей Гагик Царукян, лидер "Процветающей Армении", оппозиционер, с которого сняли депутатскую неприкосновенность, которого обвиняют в подкупе избирателей, написал, что все должны сплотиться вокруг армянского солдата».

Սիրելի՛ հայ ժողովուրդ, այսօր բոլորս պետք է համախմբվենք հայ զինվորի կողքին: Մեր ուժը մեր միասնությունն է: Հայ զինվորն ու...

Publiée par Gagik Tsarukyan sur Dimanche 27 septembre 2020

В Азербайджане, по словам Маркедонова, если и критикуют власти, то часто за недостаток жёсткости:

«Это два общества, в которых национализм и демократия не противоречат друг другу, а скорее идут рука об руку. Это молодые государства, амбициозные государства, которые хотят доказать свою самость и особость, поэтому, особенно на первом этапе, я не вижу каких-то серьёзных расколов (элит) и большого запроса на переговоры.

Это не значит, что такой запрос вообще никогда не появится. Часто война слишком отличается от того, что задумано на бумаге. "Гладко было на бумаге, да забыли про овраги", — известная пословица. И эти овраги могут заставить перейти к переговорам. Переход к переговорам вовсе не значит, что вдруг лидеры станут политкорректными. Они будут объявлять о большой победе. "Вот мы победу сделали и теперь собираемся переговариваться, закреплять на дипломатическом уровне наши успехи, и т. д."

Тут обманываться тоже не нужно. Возврат даже к переговорам не отменяет силового сценария в целом. Два общества настроены, к сожалению, в целом достаточно радикально, и это не проблема властей, это не проблема Алиева и Пашиняна. Если бы мы, например, заменим их на кого-то другого, это не значит, что общество будет готово к серьёзным компромиссам».

«Выхода нет»

Процесс возвращения за стол переговоров в нынешней ситуации будет длительным, — рассуждает Маркедонов. Он призывает относится к этому кризису не менее серьёзно, чем к ближневосточному конфликту и ситуации на Кипре:

«Это новые идентичности, это распад некогда единой страны, это распад, расшив по живому, поэтому здесь, боюсь, всё всерьёз и надолго».

С этим согласен Кеворк Осканян. Он подчеркивает, что Нагорный Карабах занимает центральное место в национальном сознании и армян, и азербайджанцев: «очень сложно найти компромисс, когда речь идёт о столь глубинной части вашей идентичности, вот почему лидеры обеих стран знают, что будет очень сложно убедить их народы принять какое-то единое решение».

Алексей Малашенко и вовсе называет конфликт между Арменией и Азербайджаном «нерешаемым», потому что невозможно себе представить такое положение вещей, которое удовлетворяло бы все стороны. А значит, противостояние с периодическими эскалациями в регионе будет продолжаться десятки лет: «Нету выхода, нету».

Подписывайтесь на Euronews в социальных сетях
Telegram, Одноклассники, ВКонтакте,
Facebook, Twitter и Instagram.

Эфир и программы Euronews можно смотреть
на нашем канале в YouTube