Срочная новость

Срочная новость

Хрустальная ночь: "в этот день я повзрослела"

 Комментарии
Сейчас воспроизводится:

Хрустальная ночь: "в этот день я повзрослела"

Хрустальная ночь: "в этот день я повзрослела"
Размер текста Aa Aa

80 лет прошло с той страшной ноябрьской ночи. Нацисты сжигали синагоги, громили еврейские лавки, избивали, убивали или отправляли евреев в лагеря смерти. События той ночи с 9 на 10 ноября 1938 года называют Хрустальной ночью или Ноябрьским погромом.

Для 10-летней Рут, жившей в то время на окраине Берлина, в тот день закончилось ее счастливое и беззаботное детство.

"Я помню ту ночь как сейчас, именно тогда я поняла, что такое настоящее зло. Я ходила в школу на севере Берлина. И папа с дедушкой подвозили меня на машине. И уже на въезде в город мы увидели разбитые витрины. Стекла были повсюду, и я сказала: "Смотри, папа, здесь разбито все". Мой дедушка спросил, все ли окна разбиты? И тогда мой папа ответил: "Нет, только некоторые, но это не ограбление, это что-то другое". А потом на одной из маленьких улочек мы увидели, как одного еврея скрутили Штурмовые отряды, а на спину ему прикрепили Звезду Давида, при этом продолжая бить его. Я должна сказать, что для меня, ребенка, все это было очень страшно. Но тогда я успокаивала себя тем, что мы в машине, и распознать в нас евреев нельзя. К тому же я с папой, значит со мной ничего не случится", - рассказывает Рут Винкельманн.

Школа, в которой училась Рут, находилась за Новой синагогой. И казалось, что события той ночи этот район не затронули. Поэтому отец и дед оставили Рут перед школьными воротами.

"Что случилось, когда вы были уже в школе?", - спрашивает корреспондент Euronews Лена Рош.

"Нас всех собрали в актовом зале. И нам рассказали, что произошли погромы, людей избивают. Наш директор от нас ничего не скрывал. А в это время нацисты заблокировали вход в школу старым хламом. Прямо перед дверями, так что бы мы не могли выйти. А весь фасад был измазан краской", - рассказывает Винкельманн.

В конце концов дети смогли сбежать через чердак. Рут признает, что именно в тот день она стала взрослой. Во время войны она пряталась в садовом сарае от Гестапо и бомб. Из всей ее еврейской семьи в живых осталась только она и ее двоюродный брат. Сегодня она обеспокоена.

"Да, пока я только переживаю, не боюсь, а именно переживаю за то, как много людей идут за крайне правыми, даже не задумываясь. Такое впечатление, что человечество потеряло способность мыслить. Большинство не используют голову по ее прямому назначению"


Теперь вы можете следить за новостями Euronews на нашем канале в Telegram.