Срочная новость

Срочная новость

Украденные дети требуют справедливости

Сейчас воспроизводится:

Украденные дети требуют справедливости

Украденные дети требуют справедливости
Размер текста Aa Aa

"У меня есть младенец, которого я готов тут же отправить в Бильбао, если вы откажетесь от него, - заявил врач-гинеколог Эдуардо Вела испанской паре в 1977 году. - Знаю, что вы хотели девочку, но здесь у меня мальчик. Берёте?"

Этот разговор состоялся между приёмными родителями Хосе Гарсиа и врачом Эдуардо Велой, впервые попавшем на скамью подсудимых в возрасте 85 лет. Корреспондент "Евроньюс" Марта Родригес побеседовала с одним из "украденных детей" Испании.

"Меня зовут Хосе, но я мог бы быть и Педро, и вообще любым иваном, не помнящим родства," - шутит Хосе Мария Гарсиа Гонсалес, рассказывая о том моменте, который полностью изменил его жизнь.

Его история - одна из сотен подобных, ведь никто толком не знает, сколько младенцев было украдено и передано на воспитание в приёмные семьи в мадридской клинике Сан-Рамон с 1960-х вплоть до 90-х годов. Младенцев продавали после обмана и психологического давления на биологических матерей.

"Компрачикосы" XX века

"Подавляющему большинству рожениц показывали мертвого младенца: в клинике хранился малыш в морозильной камере, его показывали матерям со словами: мы очень сожалеем, но ваш ребенок родился мертвым", - поясняет Хосе Гарсиа.

личный архив
Хосе Мария Гарсиа Гонсалесличный архив

Уже в возрасте 35 лет, пять лет назад, при сборе документов для свадьбы, Хосе обнаружил, что свидетельстве о рождении он значился как усыновлённый ребёнок. Родители, с которыми он вырос, не были его биологическими родителями. Именно им и позвонил в тот день в 1977 году доктор Эдуардо Вела.

"Когда я собирал документы, о скандале с похищенными младенцами было уже хорошо известно. И как только я увидел имя Эдуардо Вела, то понял: "Я - один из тех детей, которые были украдены после рождения, - вспоминает Хосе. Новость повергла его в шок. - Я чуть было не погиб под колёсами машины, потому что фактически потерял сознание от боли, которую вдруг испытал".

Доктор Вела, которому сегодня уже за 80, был гинекологом, в 1960-е годы выписывавшим свидетельства о рождении в клинике Сан-Рамон. Во вторник он впервые попал на скамью подсудимых по обвинению в преступлениях, связанных с кражей другого младенца - Инес Мадригал, девочки, родившейся в 1969 году.

Роль Католической Церкви

Хосе Гарсиа рассказывает, что его история - лишь одна из многих подобных, причём в подавляющем большинстве случаев невозможно найти доказательств и провести расследование. "Сегодня подобная практика была бы вне закона, - продолжает Хосе, - Но в 1977 году законодательная система не запрещала оставлять незаполненными данные о биологических родителях в момент усыновления новорожденного."

Два дня и две бессонные ночи спустя, он позвонил своим родителям и встретился с ними. "Они плакали и просили у меня прощения", - вспоминает Хосе. Затем они рассказали, что ввязались в историю с усыновлением в результате общения с друзьями, которые были связаны с католической церковью. Друзья свели пару со священником, который пообещал, что обо всём позаботится.

На протяжении многих лет церковь была одним из главных "заговорщиков": монахини принимали беременных женщин (особенно подростков) и предлагали им усыновление в качестве выхода из затруднительной ситуации. Мария Гомес Вальбуэна, известная в Испании как «Сестра Мария», стала единственной монахиней, попавшей под обвинения организации подпольной сети, торговавшей младенцами.

Роль диктатуры Франко

Хосе уверяет, что усыновившие его люди были "фантастическими родителями" и что он их сердечно любит. Он напоминает, что начало похищениям младенцев было положено ещё в конце гражданской войны в Испании, когда к власти пришёл Франциско Франко.

Ф.Франко и его ближайшие соратники

В 1940-х и 1950-х годах подобное могло происходить из идеологических соображений, когда младенцев из неугодных семей (коммунистов и тех, кто был настроен против диктатуры Франко) передавали в "благонадёжные" семьи в целях "генетического очищения" - концепции, которую франкисты переняли от нацистов Третьего Рейха. Подобная практика применялась и в годы аргентинской диктатуры. Только в 1960-х годах стало очевидно, что продажу младенцев можно превратить в весьма прибыльный бизнес.

"Богатство доктора Эдуардо Вела исчисляется десятками миллионов евро", - рассказывает Хосе Гарсия. Он признаётся, что рад был возбуждению судебного расследования в отношении известного гинеколога. - В мою жизнь вмешался человек, который взял на себя роль Бога, отверг мои биологические корни и принял решение о том, что моя биологическая мать не подходит для заботы обо мне, а меня лучше отдать в другую семью", - в грустью рассуждает Хосе.

Возможно ли правосудие?

После анализа ДНК в трех разных лабораториях Хосе понял, что ему крайне трудно будет найти своих биологических родителей. "Прежде всего, мы все имеем право знать о своих биологических корнях. А во-вторых, справедливость заключается в том, что все, кто несет ответственность за эти зверства, должны сидеть за решёткой. И уже в-третьих, я думаю о компенсации".

Хосе Гарсия хотел бы исполнения всех трёх желаний. Но говорит, что в действительности он не верит в успех расследования. "Я не верю, что виновные попадут в тюрьму, - объясняет Хосе, - В кругах власти есть свои лоббисты, и они контролируют правосудие".

«Сестра Мария» скончалась 22 января 2013 года, и её дело было передано в архив. На этой неделе доктор Эдуардо Вела, после обнародованной на суде информации, пожаловался на проблемы со здоровьем. Судебное разбирательство в его отношении пока отложено на неопределённый срок.