Срочная новость

Срочная новость

Ирландия решает судьбу "восьмой поправки"

Сейчас воспроизводится:

Ирландия решает судьбу "восьмой поправки"

Ирландия решает судьбу "восьмой поправки"
Размер текста Aa Aa

Паром, курирующий между Ирландией и соседней Британией, весьма популярное транспортное средство. Ежегодно тысячи ирландских женщин покупают билет туда-обратно", чтобы добраться до берегов Англии и и попасть в клинику на аборт, совершенно легальный. В самой Ирландии, напомним аборты запрещены конституционно.

Женщины стараются уложиться в один день и возвращаются к вечеру. Некоторые пытаются избавиться от нежелательной беременности самостоятельно, приобретая вызывающие выкидыш препараты через интернет. Это рискованно: за подобный медикаментозный аборт женщине грозит до 14 лет тюрьмы. Ирландия до недавнего времени возглавляла блок самых консервативных стран Западной Европы.

Однако в 2015 году к удивлению мирового сообщества провела референдум и первой в мире легализовала однополые браки. А в 2017 году правительство страны возглавил Лео Варадкар, открытый гомосексуал. Теперь под его начало в стране готовится другой важнейший референдум - о снятии запрета на аборты.

Лео Вардакар, премьер-министр Ирландии: "Как премьер-министр, как врач по образованию и бывший министр здравоохранения я не думаю,что мы вправе и впредь вынуждать женщин, оказавшихся в сложной ситуации, рисковать жизнью и употреблять сомнительные препараты. Скажу больше: я не думаю что вопросы медико-этической, юридической сферы должны регулироваться конституцией".

Премьер апеллирует к 8 поправке к конституции, запрещающий аборты за исключением двух случаев - онокозаболевания у матери или внематочной беременности. Несогласные с таким подходом ирландцы считают: эта поправка - тюрьма для женщин. Противники отмены абортов, исходящие из неприкосновенности жизни с момента зачатия, говорят, что отмена поправки откроет дорогу узаконенным убийствам. Немногие ирландки, пережившие аборт, готовы говорить об этом открыто сегодня в канун референдума. Джанет О'Салливан - исключение. Сегодня у этой женщины двое детей; в возрасте 19 лет ей пришлось сделать аборт. Для этого она летала в Лондон.

Джанет О'Салливан, жительница Ирландии: "На том рейсе я была не одна такая. Женщины легко вычисляли подруг по несчастью из толпы пассажиров. Все были очень взвинчены И вот мы прилетели, вместе добрались до станции, откуда поехали в Лондон. Вышли на одной остановке. В клинике нас предупредили: когда доберетесь, звоните, мы пришел за вами такси! Так вот, нас было так много, что понадобился небольшой автобус. Женщинам было очень тяжело, у ворот больницы тогда расположились противники абортов. Они знали,что ирландки приезжают сюда в конце недели, чтобы потом восстановиться за выходные. Так вот, они кричали нам нам гаэльском языке: "Бог любит вас и вашего малыша". Это было очень тяжело".

Джанет не стыдится своего прошлого - в отличие от многих тысяч ирландок, которые и годы спустя не могут простить себе аборта. Во многом - из-за настроений в обществе.

"На ее месте" - так называется недавно созданная в "фейсбуке" группа, где женщины могут рассказать о своем опыте прерывания беременности. Там многие сотни историй, и все - анонимные. Эти исповеди сыграли немалую роль в подготовке референдума 25 мая.

Сторонники отмены поправки об абортах предлагают вести дискуссию чисто в медицинском ключе - вопрос стоит о здоровье и безопасности девушек и женщин. Тем не менее и такой подход способен расколоть общество. Наш корреспондент встретился с двумя матерями, потерявшими младенцев из-за пороков внутриутробного развития. Одна настаивала на прерывании беременности, но ей отказали, а ехать за границу не было сил. Второй женщине аборт рекомендовали местные врачи, однако она не пошла на этот шаг. В канун референдума они - по разные стороны баррикад.

Вики Вол, мать: "На 24 неделе беременности у моей девочки диагностировали синдром Эдвардса. Нам предложили прервать беременность, но мы этот вариант для дочери не рассматривали. Мы дали девочке имя - Лиадан. И решили донашивать беременность. И, знаете, это было прекрасно очень тяжело, но в тоже время прекрасно. Мы взяли отпуск на работе и проводили все дни семьей, с нашим ребенком Мы знали, что времени очень мало, но мы до сих пор радуемся, что поступили именно так. Мы вспоминаем об этих неделях с нежностью. Наша девочка умерла в 32 недели беременности. Я настояла на родах, сама произвела ее на свет, дочка была прекрасной. Она весила около килограмма, у нее были темные вьющиеся волосики, длинные ресницы, мой нос, один в один. Мы забрали девочку домой и организовали похороны, чтобы отметить ее такую короткую, но такую значимую жизнь".

Сегодня Вики опирается на собственный трагический опыт, борясь за сохранение 8 поправки к конституции. Она убеждена: любая жизнь превыше всего.

Вики Вол, мать: "Я стараюсь говорить с людьми, объяснять женщинам, что они заслуживают большего, чем прерывание беременности. Это очень жестокий акт - уничтожить зарожденную жизнь. Это ударяет по женщине, это уничтожает ребенка. Матери заслуживают лучшего. Мы знаем что абортов из за угрозы жизни матери, или если женщину изнасиловали, очень мало.В 90% случае от детей избавляются по другим причинам - из-за образа жизни, финансов. Это неправильно".

Однако с позицией Вики согласны не все. Например, Клэр Каллен Делсол. Сегодня она беременна в четвертый раз. Предыдущая беременность закончилась трагично. Обследование на 20 неделе выявило у ребенка патологию, при которой высока вероятность внутриутробной гибели. Женщина попросила вызвать досрочные роды. Ей отказали, сославшись на 8 поправку. Выехать из Ирландии Клэр не могла. Она носила ребенка еще полтора месяца, пока девочка не погибла.

Клэр Каллен Делсол: "Ведь можно было что-то сделать! Все, врачи, власти знали, в каком я была тогда состоянии. Люди видели, что я не могла работать, не могла вести дом, ухаживать за малышами. Я просто сорвалась, меня преследовали панические атаки, я в магазин не могла выйти. А всем было на меня наплевать. Никого не волновало, что у меня срывы, истерики, что мое психическое здоровье полностью подорвано.... Мать жива? Жива. Ребенок жив? Жив. Вот и все, что на тот момент было важно. Иногда во время беременности трудно сказать,что лучше - жить или не жить. Для меня тогда жизнь была невыносимой, как и для многих женщин в сходном положении".

Поначалу рейтинги противников и сторонников отмены 8 поправки были близки, в канун референдума ситуация изменилась. За реформы готовы голосовать 56%, против - менее 30, остальные до сих пор не определились. Министр здравоохранения Саймон Харрис с коллегами по правительству привлекают внимание к референдуму, а не к внутрипартийным разногласиям по вопросу абортов.

Саймон Харрис, министр здравоохранения: "Мне странно, что политиков пугает намерение граждан Ирландии высказаться по этому вопросу. Я уважаю права наших депутатов голосовать так, как они считают нужным, однако предлагаю сфокусироваться на главном: не на каких-то малозначительных вопросах, а на ситуации вокруг наших женщин, наших врачей. Вот об этом и надо говорить".

Если избиратели проголосуют за отмену 8 поправки, запрет на аборты снимут. А значит, политикам придется поспешить с разработкой новых законов, регулирующих прерывание беременности, внедрить их в медицинскую практику. Что конкретно хотят сторонники реформ для ирландских женщин? Слово - одной из руководительниц лагеря "Вместе скажем "Да!"

Алва Смит, движение "Вместе скажем "Да": "Наша первоочередная задача - отменить запрет, закрепленный в конституции Ирландии. Затем мы подробно будем говорить о законах, которые следует разработать и внедрить в практику исходя из интересов женщин нашей страны. Сегодня я не могу вам сказать, что это будут за законы. Пока нам нужно разобраться с конституцией. Здоровье женщин, их фертильность, желание или нежелание материнства никак не касается конституции. В которой, кстати, интересы ирландок игнорировались. Потом нам надо будет навести порядок в сфере здравоохранения, убедиться, что у нас запущены юридические и медицинские механизмы, так нужные женщинам".

8 поправка была внесена в конституцию в 1983 году под давлением католической церкви. Которая и сегодня выступает против абортов, однако за прошедшие 35 лет потеряла часть своих сторонников. По собственной вине: ирландцы не забыли серию сексуальных скандалов 90-х годов с участием священнослужителей. Для этого репортажа представители ирландской церкви отказались дать интервью...

Ирландский закон запрещает аборт, даже если беременность наступила в в результате изнасилования или инцеста. Однако по мнению директора движения "Спасем 8 поправку", таких случаев статистически крайне мало.

Джон Маггурик, директор движения "Спасем 8 поправку": "Разумеется, мы сочувствуем женщинам, попавшим в сложную ситуацию, это нормально. Любой человек почувствует к жертве жалость. В странах, где мы изучали этот вопрос, процент беременностей, наступивших в результате изнасилования, не превышает трех десятых. А отмена поправки позволит прерывать беременность во всех оставшихся случаях, я имею в вижу показатель в 99,7%. Иногда бывает, что совершенно здоровая женщина вдруг начинает сомневаться и думает: аборт - единственное решение Мы убеждены: каждая подобная операция - трагедия. Смотрите, сторонники отмены 8 поправки не называют себя сторонниками абортов, они пользуются другими терминами. Потому что и они знают, что аборт для женщины - худшее решение. Она решается на него по разным причинам. Например, не чувствует поддержки общества, не чувствует понимания в семье. А может быть, ее партнер бросил, беременную. Разное может случиться. Но мы не хотим зажигать "зеленый свет" таким вот решениям, мы не хотим их узаконивать".

На референдуме 25 мая ирландцы фактически выбирают свое будущее, решают, в какой стране они хотят жить. Насколько готовы пускать внешних наблюдателей в семейные спальни. И нужно ли это обеим сторонам?