Срочная новость

Срочная новость

Пытки в Сирии: принцип универсальной юрисдикции

 Комментарии
Сейчас воспроизводится:

Пытки в Сирии: принцип универсальной юрисдикции

Пытки в Сирии: принцип универсальной юрисдикции
Размер текста Aa Aa

В программе “Инсайдер” Euronews под увеличительным стеклом рассматривает самые острые проблемы современности. В центре внимания – пытки в Сирии.

Хотя отступление и, возможно, скорое поражение “Исламского Государства” должны изменить к лучшему повседневную жизнь гражданского населения, мирное урегулирование конфликта – далекая перспектива. Мирные переговоры терпят неудачу. Поддерживаемый Россией президент Башар Асад отказывается уйти в отставку. Война продолжается. Она уже унесла жизни почти миллиона человек, миллионы стали беженцами внутри страны и за ее пределами.

Другой страшный, но, возможно, менее известный аспект сирийского конфликта – пытки, в том числе, гражданских лиц. Их широко применяют как представители режима в государственных тюрьмах, так и повстанцы. По данным Amnesty International
, около 20 тыс. сирийцев погибли в подконтрольных правительству местах заключения. Еще около 75 тыс. пропали без вести после того, как были задержаны силами безопасности.

Но все же тем, кто сумел выжить после пыток и сбежать из страны, надежду дарит механизм универсальной юрисдикции: мучители могут быть привлечены к уголовной ответственности и за пределами Сирии. Данным принципом сегодня руководствуются двадцать стран мира, в том числе несколько европейских государств. А это значит, что военных преступников можно преследовать в судебном порядке, например, в Германии.

Наш корреспондент Ганс фон дер Брели встретился с теми, кто выжил после сирийских пыток и сегодня добивается правосудия в Германии.

Адвокат Нэхле Осман родилась в Германии в семье выходцев из Алеппо и помогает тем, кто пережил пытки в местах заключения в Сирии. Вместе с братом они возглавляют адвокатское бюро в Рюссельсхайме. Осман собрала сотни свидетельских показаний – основательные доказательства того, что пытки в сирийских тюрьмах – массовое явление. Но почему лишь немногие выжившие решаются рассказать об этом в суде?

“Многие ожидают визы на воссоединение семьи. Те, кто уже обосновался в Германии, боятся, что судебный процесс помешает их родственникам перебраться из Сирии, что, если они обратятся в суд, представители сирийского режима посадят в тюрьму или даже убьют их близких”, – говорит Осман.

Insiders: Torture in Syrian prisons - Part 1

Клиенты адвокатского бюро – бывшие заключенные Абдул Карим Рихауи, основатель Сирийской лиги защиты прав человека, и активист из Дамаска, пожелавший остаться неизвестным. Он представляется как Абу Фирас и рассказывает о том, как его пытали электричеством и избивали деталью от танка. В ближайшее время он намерен передать свое дело Генеральному прокурору при Верховном суде Германии. Он добивается выдачи ордеров на арест высокопоставленных сирийских чиновников.

По данным Рихауи, по всей Европе сейчас проживают не менее 7 тысяч военных преступников из Сирии. Самое большое их число – в Германии. Это в основном те, кто приехал туда в ходе массового переселения беженцев в 2015 году. Вместе с другими бывшими заключенными, Рихауи составляет списки убийц. Они уже в распоряжении правительства Германии.

Федеральное ведомство уголовной полиции Германии уточнило Euronews, что располагает данными 4300 информаторов – бывших сирийских и иракских жертв пыток. Это позволило открыть уголовное дело в отношении 43 человек.

Анвар аль-Бунни, известный сирийский адвокат-правозащитник, и Яазан Ауад, активист из Дамаска, подвергались пыткам, но смогли выжить. С помощью юрисконсультанта Европейского центра защиты конституционных прав и прав человека они подали уголовный иск против ряда высокопоставленных сирийских чиновников: тех, кто отдавал приказы.

Россия и Китай наложили вето на проект резолюции ООН о передаче в Международный уголовный суд досье по фактам возможных военных преступлений сирийского режима. Но принимая во внимание принцип универсальной юрисдикции, Германия и еще несколько стран ЕС приступили к расследованию на национальном уровне.

Эксперт по Сирии и антитеррористической борьбе в Human Rights Watch Надим Хури рассказывает о правовых аспектах подобного преследования военных преступников.

“Пытки широко распространены и носят систематический характер. Мне приходилось работать во многих странах мира, но таких масштабов применения пыток, как в Сирии, я еще не видел, – рассказывает Хури. – Силы безопасности прибегают к этому инструменту, чтобы обеспечить контроль над обществом. Явление вовсе не новое. Это один из столпов сирийского режима власти с конца 1970-х годов. В стране и сегодня используют “технологии” пыток, информацию о которых зафиксировали еще мои предшественники в 1980-х годах. Какова цель? Та же, что и у многих других авторитарных и диктаторских режимов. Дамаск выстраивает стену страха, чтобы контролировать общество. Именно этим и объясняется повсеместное распространение пыток, которое мы отметили с начала гражданских протестов в 2011 году”.

“У нас на руках множество свидетельских показаний о пытках и казнях, которые проводили представители некоторых оппозиционных групп. Например, речь идет о Сирийской освободительной армии, членах “Фронта ан-Нусра”, “Исламского государства”. В Европе в отношении них ведется расследование. На самом деле, большинство дел на европейской территории открыто как раз в отношении членов так называемых вооруженных формирований сирийской оппозиции. Почему? Потому что многие из них бежали из Сирии, и их легче преследовать здесь в судебном порядке”, – говорит эксперт.

В то же открыть дело в отношении тех, кто отдавал приказы, но еще находится в Сирии, довольно трудно.

“Если жертвы считают, что у них достаточно доказательств, чтобы возбудить уголовное дело в отношении таких лиц, это, в принципе, может привести к выдаче национального и, возможно, даже международного ордера на арест. В этом случае у государства, выдавшего ордер, должно быть соглашение о взаимной правовой помощи со страной, где подозреваемый проживает. Если же преступник находится в Сирии, сделать что-либо довольно трудно. Но европейский ордер на арест может стать для него чем-то вроде Дамоклова меча на случай, если он все же решится приехать в Европу”, – говорит Хури.

Главной проблемой для разрешения сирийского конфликта остается отсутствие политической воли, считает эксперт: “В Сирии совершено столько военных преступлений, преступлений против человечности. Для того, чтобы передать сирийское досье в Международный уголовный суд, не хватает политической воли. Стоит ли на надеяться на ее проявление вопреки несогласию России? По всей вероятности, нет. Возможно ли найти обходной путь – через Генассамблею ООН? Нам бы этого очень хотелось. Этого мы и пытаемся добиться от правительств многих стран. К счастью, уровень насилия в Сирии снижается. И все большее количество голосов взывает к правосудию. Надеюсь, мировое сообщество их услышит. На примере Аргентины, африканских государств – особенно Чада, мы осознали: то, что сегодня кажется невозможным, завтра становится реальностью. Чтобы этого добиться, необходимо работать в данном направлении уже сейчас”.