Срочная новость

Срочная новость

Последние выжившие жертвы Холокоста ждут компенсации от Германии

 Комментарии
Последние выжившие жертвы Холокоста ждут компенсации от Германии
Размер текста Aa Aa

12 июля 2017 года Президент Конференции по еврейским материальным искам к Германии Джулиус Берман объявил, что евреи, пережившие в период Холокоста “поезда смерти”, погром и последующие открытые гетто в Яссах, Румыния, будут отныне иметь право на получение компенсационных выплат.

Этому сообщению предшествовали прошедшие в начале июля переговоры организации с правительством Германии. Делегация Клеймс Конференс, инициировавшая переговоры, постоянно ведет борьбу от имени переживших Холокост, взаимодействуя с правительством Германии, в целях расширения критериев для выплаты компенсаций

76 лет назад десятилетняя Рене Эйсман и её семья прятались в подвале дома в городе Яссы в Румынии. Всего, в течение нескольких дней, 14 тысяч тысяч евреев в окрестностях города были или убиты сторонниками нацистов, или уничтожены в “поездах смерти”.

Дедушка Рене оказался в таком поезде, и его семья так и не смогла узнать, когда и где он погиб и похоронен.
Недавно правительство Германии признало ответственность за массовое уничтожение людей, начавшееся вскоре после того как Румыния вступила во Вторую мировую войну на стороне нацистов, и решило выплатить компенсацию выжившим.
Рене не дожила до этого момента. Она скончалась два года назад в Израиле в возрасте 84 лет, пополнив список румынских евреев, для которых колеса правосудия вращались слишком медленно.

‘Дело не в деньгах’

Ее сестра Анетт Вайнер (на фото со своим мужем Орелем) может рассчитывать на компенсацию, если, конечно, ее просьба будет принята к рассмотрению, и деньги выплачены в разумные сроки. Но для нее деньги уже не имеют большого значения.
“Я еще достаточно крепкая для моего возраста. Бог весть, получу ли я что-нибудь… Если получу, тем лучше, если нет… я знавала и худшее”, – говорит она.
“Я столько всего пережила в детстве и за всю свою жизнь… Столько людей умерли, происходило столько всего, что не приходилось думать о деньгах. Если я их получу, конечно, хорошо. Но это не то, что меня больше всего заботит”, – сказала она корреспонденту «Евроньюс».

Многие другие люди, пережившие унижения и ужас, видевшие, как рушится мир вокруг них, не могут и мечтать о какой либо компенсации, потому что не попадают под программу правительства Германии.
Один из них – муж Анетт – 85-летний Орель. Он вырос в городке Штефанешты в районе Ботошани на востоке Румынии.
“Мне было 10 с половиной лет, когда однажды утром, помнится это была суббота или воскресенье, вся семья была в сборе… У нас была большая семья – семеро детей, появились два человека, одетых в униформу легионеров, и сказали моему отцу:“Мы конфискуем все ваше имущество”. Они забрали у нас все: землю, скот, сельскохозяйственную технику”.
Потеряв все свое добро, семья была вынуждена переехать сначала в соседнюю деревню, а затем в районный центр Ботошани, где по новому закону должны были жить все местные евреи.
“Мне, школьнику, разрешалось выходить в город только в строго определенное время, – вспоминает Орель. – Евреям было запрещено ходить на рынок до 10 часов утра, а к этому времени из-за войны он был уже пустой”.

Тем не менее, семье Вайнеров повезло больше, чем другим. Торговые контакты отца семейства позволили членам семьи сделать то, что не удавалось другим – переехать еще раз, на этот раз в Бухарест – столицу Румынии. Там семья из девяти человек смогла снять двухкомнатную квартирку. Старшим детям приходилось трудиться на принудительных работах.
“У меня по-прежнему перед глазами бредущие старики, дети, толкающие маленькие тележки со всем их скарбом”, – говорит Орель.

Право на компенсацию

На сегодняшний день Орель Вайнер получает лишь ежемесячную компенсацию от румынского правительства в 1000 лей (219 евро). Согласно критериям, установленным министерством финансов Германии, Ботошани не был признан гетто.

Условия, чтобы получать ежемесячную компенсацию от Германии в 336 евро таковы:
1). Быть заключенным в концентрационном лагере или трудовом лагере в период, определенный министерством финансов Германии.

2). Как минимум 3 месяца быть заключенным в гетто или открытом гетто (как его определяет министерство финансов Германии).

3). Скрываться в течение минимум четырех месяцев в бесчеловечных условиях, без контактов с внешним миром на территориях, оккупированных нацисткой Германией и государств – союзников нацистов. ( После их вступления в союз с нацисткой Германией).

4). Минимум в течение 6 месяцев жить под чужим именем или с фальшивыми документами в бесчеловечных условиях на территориях, оккупированных нацисткой Германией и ее союзниками, или находиться в утробе матери, когда та подвергалась преследованиям.

Орель Вайнер считает, что необходимо, пока еще не поздно для оставшихся в живых, расширить программу, признав право на компенсацию за жертвами погромов и обитателями таких гетто, как то, в которое была помещена его семья в Ботошани.
“Можно по пальцам пересчитать живущих сегодня жертв погромов в Яссах. Нужно понимать, что те, кто пережил тогда погромы, уже глубокие старики”.

Кроме ускоренной процедуры, правительство Германии могло бы выплатить компенсации потомкам тех, кто никогда их не получал, пока был в силах работать, – считает 89-летний Ливиу Берис, президент Ассоциации румынских евреев, переживших Холокост.
“Конечно, тех, кто еще остался в живых, невозможно вылечить, но можно облегчить условия жизни этих стариков”, – говорит он. И наследие тех, кто уже ушел из жизни, также нужно признать.
“Естественно, что потомкам тех, кто не дожил до этого дня, тоже нужно облегчить жизнь”, – считает Ливиу Берис.

Лорелей Михала