Александрос Велиос: ''Моя смерть и я. Право на эвтаназию''

Александрос Велиос: ''Моя смерть и я. Право на эвтаназию''
By Елена Караева
Поделиться статьейКомментарии
Поделиться статьейClose Button

“Смерть – это стена.

РЕКЛАМА

“Смерть – это стена. Или ты бьёшься об неё лбом в панике, или ты берёшь себя в руки перед лицом неизбежности, чтобы подготовиться самому и подготовить своих близких к своему уходу”.

Александрос Велиос встретился со съемочной группой euronews, чтобы объяснить причины решения прибегнуть к эвтаназии после того, как все методы лечения были исчерпаны.

По его словам, ему осталось жить чуть больше трёх месяцев. “Я еду с ярмарки, начался спуск под гору, я устал”, – говорит он.

В Греции эвтаназия не легализована, поэтому Александрос отправится в Цюрих. В Швейцарии эвтаназия перестала быть криминальным деянием некоторое время назад.

“Я обрёл спокойствие, когда узнал о такой возможности, я не хотел быть пленником своего угасающего тела и тех страданий, которые могут быть с этим связаны”.

Эвтаназия в Греции

В Греции эвтаназия не легализована, она считается уголовным преступлением, как и убийство. Поэтому Александросу потребовалась юридическая консультация. Параллельно он решил использовать эту ситуацию, чтобы обратить внимание общества на то, что происходит.

“Большинство европейских стран не хотят в силу культурных и религиозных традиций обращаться к этой теме. Почему? Потому что это не вяжется с христианством. И власть, и социум не могут и не хотят согласиться с тем, что у человека есть право выбрать момент смерти. И то, что ему предшествует. Тут есть еще одно соображение: многие полагают, что за правом за выбор смерти последуют и другие требования.

Мне кажется, право на эвтаназию столь же универсально, как и другие права личности. Я думаю, что каждый должен иметь возможность уйти из жизни с достоинством. А не умирать в мучениях, будучи куском страдающей плоти, обмотанной трубками, на больничной койке.

Что думают семья и близкие“Моему сыну уже 20, он готов к моему уходу. Мой дочери – шесть с половиной лет. Ей еще только предстоит научиться жить без отца и постепенно принять происшедшее. Она пока ничего не осознает”.

Александрос говорит, что его близкие его понимают. И никто не старался его отговорить или повлиять на принятое им решение.

Им была написана книга. Он ее назвал “Я, моя смерть и право на эвтаназию”. Это во многом – завещание его детям. Возможность рассказать им о себе самом. А еще, как замечает Александр, написание книги стало “действенной психотерапией”.

Александр говорит, что он рассматривает смерть не только как уход, но и как отсутствие жизни.

На следующий день

И хотя Александр предпочёл бы кремацию, он выбрал обычные похороны, церемонию, панихиду. Не потому, что он религиозен, а потому, что хотел бы, чтобы его дочь имела бы возможность приходить на могилу, когда вырастет.

Он полагает, что его решение воспользоваться эвтаназией и резонанс, которое оно получило в обществе, станет важным шагом в изменении социальных норм и отношения к подобному шагу. И в самой Греции, и в других европейских странах.

Эвтаназия: вопросы и ответы

Добровольная эвтаназия осуществляется по просьбе больного или с предварительно высказанного согласия, чтобы прекратить невыносимые страдания, которые испытывает тот, у кого неизлечимый недуг вошёл в последнюю стадию.

РЕКЛАМА

Выделяются два основных вида эвтаназии: пассивная эвтаназия, когда медики прекращают поддерживающую терапию, и активная эвтаназия, когда умирающему вводят медицинские препараты, которые влекут за собой быструю и безболезненную смерть.

На сегодняшний день эвтаназия легализована в Нидерландах, Бельгии, Ирландии, Колумбии, Люксембурге, Швейцарии, Германии и некоторых других странах.

Поделиться статьейКомментарии

Также по теме

Глифосат нас отравляет, но его можно использовать. Почему?

Папа Франциск отменил поездку на COP28 по состоянию здоровья

ЕС реализует масштабный план по борьбе с диабетом