Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.

Срочная новость

Срочная новость

Обратная сторона Кубка мира по футболу

 Комментарии
Обратная сторона Кубка мира по футболу
Размер текста Aa Aa

Мы в бразильском городе Форталезе, столице штата Сеара. Здесь на пустыре
вдохновленные приближением Чемпионата мира по футболу Тьяго и его друзья с утра до вечера гоняют мяч.

“Футбол очень много для меня значит. Это моя жизнь!”, – сказад Тьяго. И это, действительно, так. Увлечение футболом позволило Тьяго избежать участи, постигшей многих его сверстников …

“Молодые люди, – говорит мать Тьяго, – слоняется по улицам, потому что другого занятия у них нет. Они начинают употреблять наркотики и порой становятся преступниками” .

Усилий различных ассоциаций не хватает для решения многочисленных социальных проблем.

“Государственная политика, – рассказывает социальный работник Иванниа Андраде, – очень слабая, средств не хватает. Когда мы приезжаем на места, то убеждаемся, насколько сложная там ситуация. В этих кварталах все не так красочно, как на берегу океана. Многие подростки отправляются туда, в оживленные кварталы, чтобы заниматься проституцией” .

После захода солнца город меняется. Долго искать не нужно, чтобы убедиться в том, что Форталеза имеет репутацию бразильской столицы секс-услуг. Проституция здесь неотделима от другого явления – сексуальной эксплуатации несовершеннолетних .

Наплыв трех миллионов туристов из других городов Бразилии и из-за границы на футбольный чемпионат только обострит ситуацию, – объясняют в региональном Центре поддержки и защиты детей

“Сексуальная эксплуатация, – говорит координатор Центра поддержки молодежи Антониа Лима, – очень комплексный вид преступления. Чаще всего речь идет о сети, в которую вовлечены многие действующие лица – от работников гостиниц и таксистов до госслужащих и полиции”.

Проституткам запретили приближаться к стадиону. Однако, именно там наша съемочная группа встретилась с 17-летней Дайаной.

“К нам часто цепляются полицейские, – говорит она, – пытаются отнять наши деньги, оскорбляют нас. Требуют взятку, чтобы отстать от нас”.

Работники многочисленных мотелей – откровенные пособники проституции. Они закрывают глаза на то, что их клиенты возвращаются в свои номера ночью в компании несовершеннолетних. Но кроме мотелей существуют и другие варианты.

“Иностранцы, – говорит координатор Бриджит Лучес, – которые ищут несовершеннолетних, часто не останавливаются в гостиницах. Вместо этого они покупают турпакеты, в которые входит аренда домика на пляже и так называемые “сопровождающие лица”. Они идут на пляж в свой домик, в котором их уже кто-то ожидает.

Посредниками в эксплуатации несовершеннолетних часто выступают сами родители детей .

Рассказывает Алиса Оливейра, координатор Ассоциации проституток Сеары:
“Речь идет не только о том , что иностранцы ищут себе детей для сексуальных развлечений. Проблема также в том, что очень бедные семьи с хорошими сыновьями и дочерьми приобщаются к этому процессу. Семьям за это платят или предлагают то , что может их заинтересовать, только бы те помалкивали”.

Соцработники ассоциации Vira Vida помогают бывшим проституткам интегрироваться в общество. Координатор проекта считает, что общественная реабилитация девушек будет неполной без наказания тех, кто принуждал их заниматься проституцией.

“Конечно, есть случаи, которые расследуют, – говорит координатор ассоциации Vira Vida Анна Кабрал. – Однако большинство дел остается в архивах, о них забывают, виновников не наказывают. Мы живем в обществе, где сексуальную эксплуатацию часто не считают преступлением”.

По данным федеральной полиции, 250 тысяч детей вынуждены заниматься проституцией в Бразилии. Причиной чаще всего являются бедность и наркотики.

Говорит проститутка Элейн: “Я занимаюсь проституцией уже 3 года. Я увлеклась наркотиками и поскольку за зелье нужно платить я и пошла на панель. У меня есть отношения с иностранцами. Ну, а о деталях говорить не стоит…

“Здесь будет просто катастрофа, – уверена Бриджит Лучес. – Футбольный стадион находится в месте, где ведется война наркодельцов за господство. Незаконный оборот наркотиков и сексуальная эксплуатации тесно связаны и это еще больше ухудшает ситуацию. И еще пару слов. Большинство девушек и мальчиков, которые занимаются проституцией в районе стадиона мечтают о европейцах. О, я встречу гринго, который увезет меня к себе, женится на мне и т.д. Они грезят о том, чтобы выкарабкаться из ситуации, в которой находятся”.

“Я бы хотела, – говорит проститутка Дайана, – тобы этот Кубок мира помог всем местным девушкам. Мне бы хотелось найти кого-нибудь, кто помог бы мне. Я бы очень хотела найти иной способ зарабатывать деньги, чтобы кормить дочку”.

На панель Дайана выходит уже 4 года. Она согласилась показать нам свой дом, который находится в трущебах поблизости от стадиона. Этот день стал почти праздником. 16-летняя сестра Дайаны только что вернулась из роддома с ребенком, которому всего 2 дня. Это ее третий ребенок . Дайане, которой всего 17, приходится заботиться о семье, состоящей из 8 человек – кроме сестры с тремя детьми у нее самой есть дочка и три брата. И все они ютятся в бараке – в двух крошечных комнатах.

Рассказывает Дайана:
“У меня нет выбора. Все, что я могу делать, это находиться на этой проклятой улице, чтобы хоть как-то прокормить моих братьев и мою дочь. Ее отец ушел. У девочки никого кроме меня нет. От моих родителей пользы никакой. Они не помогают мне вообще. Мне было 13 , когда я вышла на панель. Я уже прошла через многое. Перед тем, как сесть кому-то в машину я испытываю сомнения. Садиться ли? Но в конечном счете я это делаю. Потому что, если я не поеду, то тарелки у моих братьев будут пустые. Им нечего будет есть. Конечно, все это очень рискованно. По телевизору показывают агрессивных типов, способных убить. И если с вами что-то произошло в машине, то уже никто вам не поможет. Я не знаю, что Бог мне подскажет делать, я соглашусь на все. Жизнь, которой я жила до сих пор – это не жизнь Я приму любое предложение о работе. Лишь бы я могла прокормить мою дочь и моих братьев”.