Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Что будут есть европейцы завтра?

 Комментарии
Что будут есть европейцы завтра?
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Алекс Тэйлор, Евроньюс: «Что мы будем есть завтра? Насколько внимательно Евросоюз должен изучать содержимое наших тарелок? Помимо споров о генетически модифицированных организмах и экологически чистых продуктах, какое будущее ждёт сельское хозяйство на нашем континенте? На ваши вопросы отвечает Дачиан Чолош, еврокомиссар по сельскому хозяйству и устойчивому развитию. Здравствуйте, господин Чолош! Я правильно произношу Вашу фамилию?»

Дачиан Чолош: «Здравствуйте! Правильно …это румынская фамилия».

Алекс Тэйлор: «Итак, короткие вопросы, быстрые ответы. Прослушаем первый вопрос»

«Здравствуйте, меня зовут Жозефин, я бельгийка. Я много слышала о единой сельскохозяйственной политике, я знаю, что Евросоюз выделяет на неё много денег, которые уходят десятку крупных компаний. Но я хотела бы знать, – что эта политика даёт небольшим фермерским хозяйствам?»

Алекс Тэйлор: «Речь идёт о 40% бюджета ЕС, это 56 миллиардов евро, не так ли?»

Дачиан Чолош: «Да, почти 40% бюджета ЕС. Это большая доля на европейском уровне, – и как раз потому что на национальном уровне эта доля невелика. Это первая и по-прежнему единственная единая экономическая политика в рамках ЕС, то есть государства-члены объединили свои бюджеты для нужд сельского хозяйства, и сообща решают, как использовать эти средства. Так что деньги идут на самом деле именно фермерам, а не десятке компаний, и небольшие хозяйства получают довольно много. Сейчас готовится реформа, в результате которой они будут получать ещё больше, поскольку для них предусмотрена упрощённая схема выделения помощи».

Алекс Тэйлор: «Эта политика считается довольно спорной, особенно в тех странах, которые не выделяют крупных средств своим фермерам».

Дачиан Чолош: «Споров действительно немало, потому что, как я уже сказал, это единственная область экономики, в которой осуществляется общая политика, и она действует уже почти 50 лет. Она регулярно претерпевает реформы, чтобы лучше соответствовать ожиданиям граждан и адаптироваться к текущей ситуации».

Алекс Тэйлор: «Ещё один вопрос для Вас, господин Чолош».

«Стефани Жорж, я бельгийка. Я хотела бы знать, какое будущее ждёт сельское хозяйство в Европе. Является ли устойчивое развитие частью вашей политики? Меня это очень интересует – так же, как, я уверена, и многих других. Вот что я хотела бы узнать, большое спасибо».

Алекс Тэйлор: «Обширный вопрос».

Дачиан Чолош: «Устойчивое развитие – это сердце будущей реформы, которую мы готовим, так что будущее европейского сельского хозяйства – это и производство продуктов питания, и устойчивое развитие, и надлежащее управление природными ресурсами…»

Алекс Тэйлор: «Что вы имеете в виду под производством, о каких методах идёт речь?»

Дачиан Чолош: «Прежде всего, следует обеспечить продуктами питания европейцев, но часть продукции пойдёт и на экспорт. Экспортируется, в основном, высококачественная продукция. Так что главной задачей остаётся производство продуктов питания в мире, где спрос значительно превышает предложение на рынке. Но сельское хозяйство в Европе играет всё более важную роль в управлении природными ресурсами – землёй, почвой, водой, биоразнообразием, а также сбалансированным развитием сельской местности, где сельское хозяйство остаётся главным родом деятельности».

Алекс Тэйлор: «Прослушаем следующий вопрос».

«Здравствуйте, господин Чолош, меня зовут Мари Дюжо, я бельгийка. Мой вопрос касается продуктов, где на этикетках указано, что в них нет генетически модифицированных организмов, или что они экологически чистые. Всегда ли это соответствует действительности? Спасибо».

Алекс Тэйлор: «Может ли ЕС гарантировать качество продуктов, которые попадают на наши тарелки?»

Дачиан Чолош: «Безусловно. В то время, как мы занимаемся производством и методами производства, мой коллега Джон Далли занимается вопросами безопасности пищевых продуктов. Таким образом, мы располагаем службами мониторинга, контроля и отслеживания. Для обеспечения надёжности они действуют независимо от администрации, которая занимается сельскохозяйственным производством».

Алекс Тэйлор: «Не приводит ли это, наоборот, к увеличению затрат?»

Дачиан Чолош: «Нет, ведь речь идёт о здоровье наших граждан, и тут невозможно переплатить. Для европейского сельского хозяйства производство здоровой и качественной продукции столь же важно, как и устойчивое развитие такого производства. Во всяком случае, именно такую цель ставит Еврокомиссия для будущего единой сельскохозяйственной политики».

Алекс Тэйлор: «Перейдём к следующему вопросу».

«Сандра Исабель Морено, Испания. Как объяснить, что даже в этот период кризиса некоторые фермеры вываливают свою продукцию прямо на дорогу в знак несогласия с европейскими политиками?»

Дачиан Чолош: «Такие ситуации возникают всё реже. Если Вы помните, десять-пятнадцать лет назад было намного больше проблем, связанных с перепроизводством. Сегодня мы справляемся с кризисами всё более эффективно».

Алекс Тэйлор: «Почему остаётся проблема перепроизводства в мире, где многие голодают?»

Дачиан Чолош: «Речь не идёт о систематическом перепроизводстве. Бывают ситуации, когда уровень потребления падает в силу каких-то причин, как было, например, с молоком в две тысячи девятом году. А фермеры планируют производство на 10 или 15 лет вперёд, и они не всегда могут быстро адаптироваться к изменению спроса. Именно для этого нужна единая сельскохозяйственная политика, чтобы попытаться исправить ситуацию, ведь для того, чтобы у потребителя был доступ к товарам на рынке, фермер должен иметь постоянный доход, на который он мог бы жить, и который он бы инвестировал в своё хозяйство».

Алекс Тэйлор: «Быстрые вопросы, быстрые ответы — так всегда в передаче I-talk. Следующий вопрос».

«Меня зовут Ариан, я бельгийка. Господин Чолош, как ЕС намерен решать вопрос сельскохозяйственных угодий? Мы все знаем, что население планеты растёт, и пахотные земли сокращаются. Как же мы сможем себя прокормить в последующие десятилетия и века?Есть ли у ЕС ответ на этот вопрос?»

Алекс Тэйлор: «Ваше мнение?»

Дачиан Чолош: «Во-первых, в Евросоюзе земля – это не только средство производства, которое обеспечивает граждан продуктами питания, а фермеров работой. Это, прежде всего, общественное достояние, потому что земля это биоразнообразие, качественная вода и почва, и наша политика направлена на то, чтобы использовать наши земли самым устойчивым и эффективным образом. В то же время мы стремимся, чтобы и другие страны за пределами ЕС, особенно в Африке, Азии, Южной Америке, использовали свои ресурсы, потому что европейских земель не хватит на то, чтобы накормить весь мир…»

Алекс Тэйлор: «То есть, Вы хотите сказать, что на нас смотрят, и мы должны служить для всех примером?»

Дачиан Чолош: «Не обязательно, но важно, чтобы решения, принятые в ЕС, не влияли отрицательно на способность других стран проводить свою сельхоз-политику и эффективно использовать свои земли».

Алекс Тэйлор: «Последний вопрос о сельском хозяйстве в этом выпуске I-talk».

«Здравствуйте, меня зовут Барбара, я итальянка. Я хотела бы знать, как ЕС намерен поступить с излишками сельхозпродукции в то время, как перед миром стоит проблема голода, и в развивающихся странах не хватает продовольствия. Спасибо».

Алекс Тэйлор: «Вы уже говорили, что проблема перепроизводства не стоит так остро, как раньше».

Дачиан Чолош: «Нельзя больше говорить о систематическом перепроизводстве сельхозпродукции в ЕС. Наша политика изменилось с 2000 года…»

Алекс Тэйлор: «Пусть даже не систематическое. Какой именно продукции это касается?»

Дачиан Чолош: «Перепроизводство обусловлено целым рядом факторов. В один год это может коснуться каких-то овощей, в другой год — молока. Но теперь совершенно ясно, что спрос на продукты питания значительно превышает предложение. Мы же должны обеспечить бесперебойные поставки продовольствия, а также постоянный уровень дохода фермеров, чтобы они были заинтересованы продолжать производство. Главная угроза для Европы это не перепроизводство, а риск остаться без своих фермеров, если мы не сможем поддерживать их деятельность, такую прекрасную, но тяжёлую».

Алекс Тэйлор: «Сделайте предсказание, какой будет сельскохозяйственная политика через 10, 20, 30 лет?»

Дачиан Чолош: «Это должна быть государственная политика, которая помогает фермерам производить качественную продукцию при устойчивом использовании природных ресурсов. И она должна гарантировать потребителям наличие на рынке качественной пищи в требуемом количестве».

Алекс Тэйлор: «Обширная программа, я надеюсь, что вы её осуществите. Спасибо Вам, Дачиан Чолош, что стали нашим гостем. До скорой встречи здесь, в Европарламенте, в следующем выпуске I-talk»!