This content is not available in your region

Европейская политика президента Франции Макрона после выборов

Access to the comments Комментарии
 Gregoire Lory
euronews_icons_loading
Эммануэль Макрон
Эммануэль Макрон   -   Авторское право  Michel Euler/Copyright 2022 The Associated Press. All rights reserved

Результаты парламентских выборов во Франции расцениваются как неудача для президента, переизбранного всего два месяца назад. Теперь Эммануэлю Макрону будет труднее стать сильным лидером всего Евросоюза. Глава государства, не имеющий в Национальном собрании абсолютного большинства, должен будет обновить и претворять в жизнь свою европейскую политику. 

«Неизвестно, какую роль французский парламент будет играть в формировании и продвижении европейской политики, поскольку у нас в Пятой республике впервые у президента нет большинства в Ассамблее, - сказал историк из Фонда Роберта Шумана Эрик Морис. - Поэтому мы пока не знаем, какое влияние это может оказать на позиции правительства в Совете министров ЕС или на выполнение договоренностей, которые могли быть достигнуты на европейском уровне».

Если Эммануэль Макрон и остаётся ярым сторонников европейского проекта, то парламентские выборы во Франции ещё раз выявили недоверие граждан к  дальнейшей интеграции ЕС. Крайне правые набирают 17% голосов, а союз левых, призывающий к неповиновению институтам власти, набирает почти 32% голосов.

«Выводы, которые напрашиваются после выборов в законодательные органы Франции, это то, что Европа должна быть переосмыслена, мы должны обсудить это снова, - сказало исследователь Свободного университета Брюсселя Авеник Марье. - Но не нужно интерпретировать эти выборы во Франции как референдум».

Левые надеялись навязать президенту так называемое "сожительство" или сотрудничество с кабинетом министров, который возглавил бы представитель иной партии. Такой замысел не сработал. Но социалисты, коммунисты и "зелёные" сильно изменят французский политический ландшафт. Но в других странах ЕС союзы традиционных левых и радикальных левых не кажутся очевидными.

«Мы видим, что в Германии, например, не был сделан на федеральном уровне шаг к коалиции между СДПГ и Die Linke, - продолжал Эрик Морис. - В Испании коалиция левой "Подемос" с социалистической партией не принесла плодов. В Бельгии крайние левые не хотят объединяться с социалистами. В скандинавских странах традиционно сильны социал-демократы, на деле нет никакой перспективы такого рода союза. Поэтому очень трудно увидеть в этой французской ситуации указание на то, что можно было бы сделать в других европейских государствах».

Только после формирования нового политического ландшафта во Франции будет ясно, сможет ли Эммануэль Макрон следовать своей европейской дорожной карте или ему придется бросить все силы на работу в беспрецедентной партийной конфигурации.