Срочная новость
This content is not available in your region

Ханс Клюге: «Антипрививочников нужно убеждать путём диалога»

Access to the comments Комментарии
 Euronews
euronews_icons_loading
Ханс Клюге: «Антипрививочников нужно убеждать путём диалога»
Авторское право  euronews
Размер текста Aa Aa

Миллионам людей в Европе и во всём мире приходится иметь дело с последствиями COVID-19. Пандемия уже унесла более четырёх миллионов жизней, довела до банкротства множество предприятий и нанесла вред психическому здоровью людей. Последняя проблема обсуждалась в Афинах на специальном саммите, организованном Всемирной организацией здравоохранения и министерством здравоохранения Греции.

Мы обсудили тему саммита и пандемию в целом с директором Европейского бюро ВОЗ Хансом Клюге.

Д-р Клюге, благодарю вас за то, что пришли к нам на Евроньюс. Давайте начнём разговор с недавних новостей о расследовании причин появления вируса, которое проводила в Китае международная делегация. С одной стороны, глава ВОЗ сказал недавно, что пока преждевременно отвергать версию утечки вируса из лаборатории. С другой стороны, Китай отклонил план ВОЗ провести второй этап расследования. Есть ли основания подозревать утечку из лаборатории? И какой дальнейший план действий?

— Думаю, этот вопрос лучше задать главе ВОЗ Тедросу Гебреисусу, потому что я отвечаю за европейский регион, в который входят 53 страны, и Китая среди них нет. Поэтому я не посвящён в подробности расследования в Китае. Я знаю всё то же, что́ и все мы слышали от генерального директора ВОЗ, а именно, что все версии допускаются и будут расследованы. Но не будем забывать, что расследованиям происхождения ближневосточного коронавируса (MERS) и вируса SARS понадобилось до двух с половиной лет, чтобы установить животное, от которого он перешёл к человеку. Поэтому это нормально, что расследованию понадобится некоторое время.

— Как чиновник ВОЗ, вы полагаете, что будет сложно?

— Думаю, что этот вопрос следует адресовать в Женеву, потому что я отвечаю за 53 европейских члена ВОЗ, а не за Китай. Поэтому мне отвечать на этот вопрос было бы, честно говоря, неправильно, потому что я не имею дела с Китаем. Но я знаю, что Тедрос Гебреисус призвал специалистов создать экспертную группу для проведения второго этапа расследования. Мы должны дать расследованию немного времени.

— Давайте перейдём к тому, как выйти из пандемии, к вакцинации. Количество вакцинированных в Европе удовлетворительно?

— Выйти из пандемии, я бы сказал, можно тремя способами. Я называю этот подход В.И.Л. “В” — это варианты. Мы должны тщательно изучить варианты, в данном случае дельта-вариант, который поражает людей не вакцинированных или недостаточно вакцинированных. “И” — это иммунизация, которую нужно ускорить. Ответ на ваш вопрос — нет, неудовлетворительна. В панъевропейском регионе вакцинированы только 26% людей. А “Л” — это люди. Нужно больше призывать их вакцинироваться и продолжать выполнять санитарные меры, в том числе носить маски, в случае если нельзя дистанцироваться более чем на полтора метра.

— Как вы относитесь к обязательной вакцинации? Сейчас в Европе жаркие споры по этому вопросу.

— Споры очень жаркие. ВОЗ призывает к любым мерам по расширению вакцинации, если они не противоречат законам и принимаются обществом. Но к такой мере не нужно прибегать в первую очередь. Сначала нужно понять, что думают люди, какие у них представления, а затем работать с теми группами общества, которые сомневаются по поводу вакцинации. По-моему, на них можно повлиять путём диалога.

— Что происходит в остальном мире, в Африке и Азии? Они отстают, потому что не могут приобрести вакцины?

— Совершенно верно. Мы наблюдаем большую несправедливость. Даже в европейском регионе есть страны, где привиты менее 10% населения. Вы правы, ели взглянуть на некоторые африканские страны, для них единственный выход — это солидарность. Никто не будет в безопасности, пока все не будут в безопасности. Потому что агрессивный дельта-вариант пересекает границы. Но я вижу примеры солидарности, в том числе со стороны Греции, которая делиться бесплатно вакцинами.

— Насколько вы обеспокоены новыми вариантами вируса? Могут ли появиться другие, быть может, ещё более заразные и опасные?

— Будут другие варианты, несомненно. Сейчас уже существуют сотни вариантов, которые мы отслеживаем с самого начала. Но часто они не очень опасны. А вот варианты дельта и дельта-плюс нужно тщательно отслеживать. Как решить эту проблему? Чем больше заражений, тем больше вариантов. Другими словами, нужно ускорить вакцинацию.

— А теперь давайте перейдём к вопросу, по которому вы приехали в Афины — саммит по проблеме психического здоровья. Вы представили данные о воздействие COVID-19 на психическое здоровье европейцев. Какие основные выводы можно на их основании сделать?

— Основной вывод, что психическое здоровье было проблемой до пандемии. Это самая главная причина получения инвалидности. Каждый шестой человек в доковидные времена имел психическое расстройство. Наше исследование установило, что все мы уязвимы. Любой из нас, даже если он полон сил, может развить психические расстройства, особенно тревожность и депрессию. Вот этому и был посвящён саммит. Я очень благодарен Греции, премьер-министру, министру здравоохранению Василису Кикилиасу, за то, что они вывели на свет вопрос проблему психического здоровья. Оно должно стать краеугольным камнем нашего общества, нашего образа жизни. Психическое здоровье касается каждого.

— Не могли бы вы подробнее рассказать об исследовании? Что оно показало?

— Мы должны особое внимание группам повышенного риска, таким как дети и подростки, потому что они сильно пострадали из-за закрытия школ. Школы — это не только учебное заведение, но ещё и защитное, в случае, например домашнего насилия, которое сейчас привлекает к себе внимание. Также исследование показало, что мы должны уделять больше внимания нашему здоровью и социальным работникам. Я хотел бы выразить признательность всем греческим и европейским социальным работникам, которые проявили и продолжают проявлять героизм во время пандемии.

— Вы сказали, что мы должны искать новые подходы к пропаганде здорового образа жизни. Но возможно ли это сделать в условиях санитарных ограничений?

— Конечно. У нас нет выбора. Необычное время требует необычных решений. Европейское бюро ВОЗ рассчитывает принять в сентябре европейский план действий.