Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Нет повести печальнее на свете...

Нет повести печальнее на свете...
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Это самая известная и печальная история любви, рассказанная Уильямом Шекспиром - "Ромео и Джульетта". Сегодня одноименная опера возвращается на подмостки Гран - Театро дель Лисеу в Барселоне в честь 200-летия автора музыки - французского композитора Шарля Гуно.

В главных ролях - албанский тенор Саймир Пиргу и российская оперная певица Аида Гарифуллина.

Аида Гарифуллина, сопрано:

"Все молодые девушки хотят быть Джульеттами, потому что им близок этот образ тонкой и хрупкой девушки. Это аллегория, показывающая, что она действительно хочет жить этой взрослой жизнью, быть свободной, делать то, что она хочет, просто веселиться".

Саймир Пиргу, тенор:

"В этой арии есть что-то по-настоящему наивное. Ее очень приятно слушать".

Основу этого музыкального шедевра составляют магические дуэты, прекрасные вальсы и драматические хоры.

Стивен Лоулесс, режиссер-постановщик оперы "Ромео и Джульетта":

"Музыкальный язык, который использует Гуно, варьируется от серьезной оперы до комической, почти до шансона. Гуно, на мой взгляд, писал с чувством большой французской иронии и элегантности. Это музыка 19 века. Поэтому мы решили перенести действие в 19 век и найти для этого нужный контекст. Мы подумали о Гражданской войне в Америке".

Гуно наполняет драму восхитительными мелодиями, сосредотачиваясь на двух влюбленных и даря им душераздирающее финальное воссоединение на сцене гробницы.

Саймир Пиргу:

"Иногда исполнять эту сцену для меня бывает довольно сложно в эмоциональном плане. Особенно, когда я произношу: "Последний поцелуй".

Любовь Ромео и Джульетты торжествует в момент, когда они умирают вместе в объятиях.

Аида Гарифуллина:

"Это так сильно! Душераздирающе! Она уже достаточно взрослая, чтобы понять, что жизнь - это не только цветы, и все может быть очень и очень сложно".

Саймир Пиргу:

"В произведении Шекспира, в его истории этой последней сцены не существует, но в истории Гуно она есть и придает этой опере еще большую силу".