Срочная новость
This content is not available in your region

Восемь лет тюрьмы для священника-педофила

Access to the comments Комментарии
euronews_icons_loading
Восемь лет тюрьмы для священника-педофила
Авторское право  Euronews
Размер текста Aa Aa

Восемь лет тюрьмы для священника-педофила Бернара Прейна потребовало обвинение в заключительный день процесса в Лионе. Вердикт будет вынесен 16 марта.

Лишенному прошлым летом сана священнослужителю вменяется в вину сексуальное насилие в отношении скаутов коммуны Сен-Фуа-ле-Лион в период с 1971 по 1991 годы. Жертвам, личности которых установлены, было от семи до пятнадцати лет.

"Прокурор принял во внимание страдание жертв, дал понять Бернару Прейна, что на нем лежит ответственность за то, что с нами случилось тогда и во что превратилась наша жизнь после. Сегодня я ожидаю, что он получит максимальное наказание и у него будет время подумать над тем, что он совершил", - говорит Антони Гурд, один из 10 истцов на процессе.

Сама прокурор Доминик Сов заявила, что это не просто процесс против "трусости всех тех, кто замалчивал многолетние преступления Прейна", но против "человека, который создал специальную структуру, где предавался своим низменным инстинктам и где у него всегда были наготове малолетние жертвы".

"Прокуратура посчитала представленные факты настолько серьезными, как по объему, так и по последствиям для жертв, что поставила их выше всего остального: срока давности, возраста подсудимого, признаний", - заявил адвокат одного из истцов Жан Будо.

Адвокат Бернара Прейна назвал "несоразмерным" наказание для 74-летнего экс-священника. Он дал понять, что тот серьёзно болен и что ему не так уж много осталось: "Думаю, нам сложно представить абсолютную степень одиночества этого человека. Он остался один на один со своим прошлым и со своими преступлениями. Надеюсь, что вынесенный вердикт поможет ему вернуться в сообщество людей", - заявил адвокат Прейна Фредерик Дуайе.

Присутствовавшие на процессе отметили, что все 4 дня Бернар Прейна просидел неподвижно и не поднимая взгляда; его извинения перед жертвами, их семьями и католической церковью носили "формальный характер".