Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Меньше, да лучше: в Швеции сокращают рабочий день


insiders

Меньше, да лучше: в Швеции сокращают рабочий день

Программа “Insiders” представляет эксперимент шведского Гетеборга: здесь решили попробовать сократить рабочий график некоторых специалистов с сохранением полного оклада. К чему это привело?

Отцы-одиночки не спешат

Каждый день Артуро приходит на работу с улыбкой. Уже двадцать лет он работает помощником в этом доме престарелых в шведском Гетеборге.
В его функции входит уход за пациентами с болезнью Альцгеймера. Тяжелый труд, часто приводящий младший медперсонал к эмоциональному выгоранию.

Однако в прошлом году жизнь Артуро поменялась, ему сократили рабочие смены: “Я больше не чувствую того, прежнего стресса. Я познакомился с другими коллегами. Мы помогаем друг другу, чтобы лучше спланировать день, трудимся с радостью. Дома у меня маленькие дети. Я отец-одиночка, и теперь мне не надо спешить, чтобы забрать их из школы. Все стало как-то спокойнее. Думаю, что я выиграл и как отец, и как профессионал стал лучше”.

Для 82 медсестер и сиделок в этом заведении рабочий день сократился с восьми до шести часов, а зарплата осталась прежней. Программа находится под контролем муниципалитета Гётеборга. Директор дома престарелых отмечает положительные сдвиги.

Моника Акседе, директор: “Общая атмосфера стала более расслабленной. Здесь много пациентов со старческой деменцией. Раньше, чувствуя наш стресс, они тоже волновались. А теперь становятся спокойнее. К тому же, мы наняли дополнительный персонал, открыли несколько вакансий. Мои сотрудники берут значительно меньше больничных”.

Гореть, но не перегорать

Гетеборг – второй по величине город Швеции. Он также один из лидеров по количеству больничных листов на каждого работающего. Частый диагноз здесь – эмоциональное выгорание, хроническая усталость. Введение шестичасового рабочего дня стало попыткой положить конец этой тенденции. Однако у этой проблемы, как оказалось, есть и глубокий политический подтекст.
Удачный, по мнению многих, эксперимент в доме престарелых инициировали левые, в прошлом представлявшие большинство в местной администрации. Продолжать его не стоит, и тем более не стоит распространять на другие города, считает заместитель мэра, лидер нового правого большинства в муниципалитете Мария Рюден: “Мы отвечаем за 53 тысячи работников Гётеборга. Если мы позволим всем и каждому работать по шесть часов в день, продолжая платить как за восемь… простая арифметика, правда? А еще со временем возникнет необходимость нанимать больше персонала. Если мы станем платить людям ни за что, у нас не будет денег. И как тогда брать новых специалистов? И вообще нам нужно больше рабочих рук, считаю даже, что нам необходимо работать дольше!”

С начала эксперимента мэрии действительно пришлось потратить из бюджета на 20%, признает Даниэль Бернмар, заместитель мэра и руководитель Левой партии в городском совете. Но он говорит, что выгоды появится в долгосрочной перспективе: “В общем экономическом контексте мы создаем новые рабочие места, у нас стало меньше пропусков по состоянию здоровья, нам удалось повысить качество обслуживания в доме для престарелых. С учетом этого получается что расходы наши снизились почти наполовину. Наш эксперимент – естественный шаг к улучшению рабочей среды, к обеспечению большей устойчивости рынка труда, когда люди работают на своих местах дольше и чувствуют себя лучше, чем сейчас”.

Деньги или жизнь?
Уменьшение продолжительности рабочего дня может быть выгодным и в краткосрочной перспективе. Именно к такому выводу пришли в автосервисе “Тойоты” за 15 лет опытов с модификацией продолжительности смен.

Из 120 сотрудников штата 35, занятые самым тяжелым трудом, перешли на на шестичасовой рабочий день без уменьшения зарплаты. Директор Мартин Банк говорит, что о своем выборе ни разу не пожалел: “Мы начали в 2002 году, тогда у нас были огромные очереди клиентов и мы хотели сократить время ожидания. Мы удвоили количество персонала в мастерских, и наши продажи и доходы выросли. Еще мы оптимизировали часы работы центра, получив больше клиентов. Эта ситуация благоприятна и для нас, компании, и для клиентов”.

За первый год продажи выросли на 25% и с тех пор остаются высокими. Расходы на новые вакансии были быстро покрыты, а лучшие работники даже получают премии. Участники этого эксперимента полностью удовлетворены.

Магнус Викстром, механик: “Думаю, что работая по меньше, мы продуктивнее, чем с прежним восьмичасовом режимом. Нам удается выполнить тот же объем работы. При этом у меня появилось свободное время: я могу заниматься спортом, могу ходить по магазинам, ведь в три часа я уже дома. Все, мой рабочий день закончился! Это очень хорошо. Я бы не хотел возвращаться к восьмичасовому ритму даже за большую зарплату”.

Работа – не главное!
В университетской больницу в Гетеборге руководство также решилось на эксперимент, площадкой стало отделение ортопедической хирургии,.В отделении занимаются примерно сорока пациентами ежедневно. Здесь семь операционных. С сокращением рабочих графиков для врачей и медсестер больнице понадобился дополнительный персонал. Сегодня около ста человек трудятся здесь в 2 смены.

Марина Генриксон, руководитель отделения ортопедической хирургии: “Мне сейчас легче, потому что у нас наконец-то полностью укомплектован штат. Раньше было немало медсестер на временных контрактах, порой приходилось закрывать операционные. Теперь каждый оперблок работает ежедневно на два с половиной часа дольше. Поэтому это достаточно ощутимое увеличение общего рабочего времени”.

8 Количество платных операций выросло на 20%, расходы на расширение штата окупятся уже в следующем году, говорит руководство. А медсестры уже сегодня говорят, что чувствуют себя намного лучше.

Карин Бенгтсон, операционная медсестра: “У меня появилось время на отдых и тренировки, которые просто необходимы, чтобы потом на работе не получать травм. Теперь нам не надо тратить время на написание отчетов для коллег. Отпала необходимость в обеденном перерыве. Ты отрабатываешь 6 часов – и идешь домой”.

Матильда Палениус, медсестра: “Сегодня молодежь относится к своей работе не так, как относились к ней наши родители. Мы ведь теперь не считаем работу самым главным делом жизни. Хочется еще чем-то заниматься в свободное время – тем, что отражает нашу сущность, и это “что-то” – больше чем работа “.

О каждом событии можно рассказать по-разному: что пишут об этом европейские журналисты из других наших языковых служб?

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Автоматический перевод

Следующая статья

insiders

Цена "брексита": бизнес и паспорт