Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Почему НАТО воздерживается от боевых действий в Сирии


Сирия

Почему НАТО воздерживается от боевых действий в Сирии

Войска НАТО отрабатывают возможные операции на Ближнем Востоке в ходе учений. Этот сценарий мы вряд ли увидим воплощённым на практике в Сирии. На простой вопрос “что делает НАТО в Сирии?” – простой ответ: ничего. Все действия представителей НАТО в основном сводятся к критике режима Башара Асада и российских бомбардировок в Сирии.

С самого начала конфликта НАТО отдавало предпочтение политическому решению в Сирии, без военного вторжения:

“Турция просит нас о поддержке в рамках НАТО, и мы её полностью поддерживаем. – заявляет в 2012 году генсек организации, Андерс Фог Расмуссен. – Ведь в этом и есть смысл альянса. Как мы уже не раз указывали, наземные войска могут использоваться только в оборонительных целях.”

Долгосрочный участник северо-атлантического альянса, Турция серьёзно обеспокоена действиями самопровозглашённого “Исламского государства” на территории соседней Сирии. НАТО спешит на помощь поставками зенитно-ракетных комплексов “Патриот” для защиты страны от предполагаемого удара с востока. Что же касается территории Сирии, НАТО ограничивается наблюдательными миссиями, и предпочитает рассчитывать на сопротивление сирийскому режиму и армии ИГИЛ со стороны так называемой “умеренной оппозиции”.

В ходе последнего саммита НАТО в сентябре прошлого года обсуждение операций против ИГИЛ в Сирии и Ираке отошло на второй план, а главной темой стал конфликт на востоке Украины. Никакой конкретной стратегии выработано не было. К “умеренной оппозиции”, противостоящей в том числе и ИГИЛ, США относят исламский Фронт Джабхат ан-Нусра, отпочковавшийся от аль-Каиды, а также боевиков бригад Ахрар аш-Шам, чьи позиции ВВС США уже бомбили в ноябре 2014 года.

Между тем, коалиция по борьбе с ИГИЛ на территории Сирии и Ирака де-факто насчитывает два десятка стран и многочисленные шиитские военные группировки. В то же время, НАТО не решается брать на себя ответственность открытой интервенции в Сирии, как это случилось в Ливии в 2011 году.

Ведь с одной стороны, устав ООН запрещает вмешательство во внутренние дела суверенного государства. А с другой – Дамаск сегодня поддерживают не только региональные партнёры, такие как Иран и ливанская группировка Хезболла, но, что немаловажно, и Россия. И потому внутренняя позиция НАТО представляет собой скорее какофонию, чем слаженные совместные действия.