Срочная новость
This content is not available in your region

В 2020 году снижается скорость развития, но не глобального потепления

В 2020 году снижается скорость развития, но не глобального потепления
Авторское право  Getty Images
Размер текста Aa Aa

2020-й — самый жаркий год с начала ведения метеорологических наблюдений — завершил самое жаркое десятилетие в истории. Введенные по всему миру карантинные ограничения не замедлили потепление климата, но глобальный кризис в области здравоохранения может подтолкнуть нас к борьбе с климатическими изменениями.

В прошлом году все происходило не так, как обычно. В то время как продолжающийся кризис в области здравоохранения и экономики поставил под угрозу благосостояние людей, потепление климата на планете продолжалось, достигнув особенно высокого уровня за последнее десятилетие. Глобальные карантинные ограничения привели к незначительному снижению выбросов парниковых газов, а качество воздуха улучшилось, по крайней мере, временно. Однако в 2020 году в мире по-прежнему наблюдались рекордно высокие температуры и экстремальные погодные условия, а эксперты сейчас считают этот год, наравне с 2016-м, самым жарким в истории по оценкам Службы по контролю за изменением климата (C3S) программы «Коперник», первой опубликовавшей такие данные. Всемирная метеорологическая организация (ВМО), объединив пять наборов данных, подтвердила, что 2020-й, 2019-й и 2016-й были самыми теплыми годами за всю историю наблюдений с минимальными различиями между данными, что затруднило их четкое ранжирование по возрастанию. Изменение климата, возможно, и не замедлится от того, что мы сделаем небольшой перерыв в нашей деятельности, но если мы по-новому оценим значение глобального кризиса, вероятно мы найдем новый стимул для смягчения последствий изменения климата.

Температура планеты, отдельных регионов и океана продолжает расти

Согласно новым данным Службы по контролю за изменением климата (C3S) программы «Коперник» и недавнему отчету Всемирной метеорологической организации (ВМО) в 2020 г. мировой климат был на 0,6°C теплее средних значений в период с 1981 по 2010 г., и примерно на 1,25°C выше доиндустриального уровня. 2020 год также завершил самое жаркое из зарегистрированных десятилетий, последние шесть лет которого были самыми теплыми за всю историю. «Температурный рейтинг отдельных лет менее важен, чем долгосрочный тренд, однозначно демонстрирующий потепление планеты в результате удержания тепла парниковыми газами, получаемыми в процессе сжигания ископаемого топлива», — отмечает д-р Омар Баддур, руководитель Службы мониторинга и стратегии в области климата ВМО.

Источник: Служба по контролю за изменением климата программы «Коперник» / ECMWF.
Средние глобальные температуры воздуха на высоте двух метров, по десятилетиям.Источник: Служба по контролю за изменением климата программы «Коперник» / ECMWF.

Крупные регионы Евразии особенно выделялись по сравнению со средними значениями. 2020 год в Европе был самым жарким, почти на полградуса по Цельсию теплее 2019 года и на 1,6°C выше, чем в последнем базисном 30-летнем периоде. В некоторых частях Арктики и на севере Сибири температура поднялась более чем на 6°C по сравнению с многолетними средними значениями.

«Исключительная жара 2020 года была зарегистрирована несмотря на явление "Ла-Нинья", имеющее временный охлаждающий эффект, — замечает д-р. Баддур. — Примечательно, что температуры в 2020 году были практически на уровне 2016 года, когда мы наблюдали одно из самых сильных потеплений "Эль-Ниньо" за всю историю наблюдений. Это явное указание на то, что глобальный эффект изменения климата, вызванный деятельностью человека, сейчас сравним по силе с наиболее существенными природными факторами».

Объем выбросов парниковых газов сокращается, но их концентрация продолжает расти

В прошлом году новостные ленты были полны сообщениями о положительном эффекте глобальных карантинных ограничений — снижении уровня загрязнений и выбросов парниковых газов в некоторых из наиболее индустриализированных регионов планеты. Концентрация оксидов азота, моноксида углерода и диоксидов серы во всем мире сокращалась по мере того, как режимы изоляции стран ужесточались. В феврале прошлого года уровни содержания мелких твердых частиц в воздухе были на 20-30 процентов ниже в Восточном Китае, а аналогичное снижение в Европе и Северной Америке было зафиксировано в течение апреля. В некоторых странах Южной Америки концентрация загрязняющих веществ снизилась вдвое.

Временное сокращение ежедневных выбросов CO2 в мире во время принудительной изоляции по причине коронавируса. Источник: Глобальный проект по углероду.

По данным Глобального проекта по углероду выбросы CO2 также снизились, хотя и всего на 7 процентов. В недавнем исследовании, опубликованном в журнале Nature, сокращение эмиссий углерода в первой половине 2020 г. объясняется в основном сбоями в работе наземного транспорта и энергетике, но не промышленности и авиации. По мере ослабления ограничений эти показатели вернулись на прежний уровень.

Однако, несмотря на это, концентрация CO2 выросла примерно на 2,3 миллионных долей (млн-1), о чем свидетельствуют данные Службы по контролю за изменением климата (C3S) программы «Коперник». Хотя темпы роста были ниже, чем в 2019 г., концентрация в 2020 г. все еще продолжала увеличиваться, подтверждая тенденции последнего десятилетия, когда, по данным ВМО, скорость роста уровня CO2 составляла около 2 млн-1 в год. Доктор Гэвин Шмидт, директор входящего в НАСА Института космических исследований имени Годдарда, подводит итог происходящему: «Ограничения, введенные в связи с пандемией коронавируса, действительно повлияли на объемы CO2, — отмечает он, — но учитывая, что в 2019 году мы выбросили в атмосферу около 10 гигатонн углерода (ГтС), а глубоководные океаны улавливают только около 2 ГтС, […] мы по-прежнему выбрасываем больше, чем планета может выдержать. Таким образом, концентрация CO2 в 2020 году снова выросла».

Источник: Бременский университет по поручению Службы по контролю за изменением климата (C3S) программы «Коперник» и Службы мониторинга атмосферы программы «Коперник» / ECMWF
Ежемесячные концентрации CO2 в мире, наблюдения со спутников за 2003-2020 годы.Источник: Бременский университет по поручению Службы по контролю за изменением климата (C3S) программы «Коперник» и Службы мониторинга атмосферы программы «Коперник» / ECMWF

«Связь между выбросами (или тем, сколько мы выделяем в атмосферу) и концентрацией (тем, что находится в атмосфере) контролируется геохимическим циклом углерода», — говорит д-р Оксана Тарасова, руководитель Программы глобального мониторинга атмосферы ВМО. Около 46 процентов выбрасываемого нами углерода остается в атмосфере, а остальная часть поглощается биосферой и океанами. Но объемы, поглощаемые биосферой, меняются каждый год, увеличивая или уменьшая концентрацию CO2 примерно на 1 млн-1, объясняет доктор Тарасова. Из-за этой динамики экспертам сложнее отличить влияние природы от человеческой деятельности. В некоторые годы объемы выбросов выше, и биосфера может поглощать их в меньшей или большей степени, или же объемы выбросов могут быть меньше, но биосфера также потребляет меньше углерода. «Мы говорим о довольно небольшом антропогенном влиянии, которое может быть замаскировано естественными природными колебаниями», — отмечает д-р Тарасова.

«Вирус не может быть оружием в борьбе с изменениями климата»

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш использовал эти слова в марте прошлого года, чтобы подчеркнуть, что ограничительные меры, принимаемые по всему миру, не являются эффективной и устойчивой стратегией сокращения последствий климатических изменений. Многие эксперты предупреждают, что сокращения выбросов CO2 на семь процентов недостаточно, чтобы встать на путь к нулевому выбросам углерода. Но такое сокращение, наряду с продемонстрированной государствами настойчивостью в решении проблемы кризиса здравоохранения, действительно открывает новые перспективы в нашем подходе к климатическому кризису.

Некоторые компромиссы, на которые мы были вынуждены пойти во время действия ограничительных мер, могут стать устойчивыми в долгосрочной перспективе. Эксперты из Мюнхенского университета и Массачусетского технологического института утверждают, что модели поведения, выработанные в условиях режима изоляции, не связанные с замедлением экономической деятельности, можно сохранить. Продолжение работы на дому, сокращение числа командировок, поездки в офис на велосипеде и покупки в магазинах ближе к дому или в интернете могут сократить до 15 процентов всех выбросов от транспорта по сравнению с «довирусным» уровнем.

«Кризис в области здравоохранения показал, что. по крайней мере, в некоторых видах деятельности, мы можем сократить выбросы без снижения эффективности, но это следует делать системно, а не эпизодически», — отметил д-р Винсент-Анри Пеш, глава Службы мониторинга атмосферы проекта «Коперник» (CAMS). Он добавил, что общественность все в большей степени осознает, что от государству придется принимать более решительные и оперативные меры, направленные на сокращение последствий климатических изменений. «Снижение влияния на климат за счет сдерживания роста концентрации CO2 займет много времени, а пока что ситуация может только ухудшиться… поэтому быстрые действия необходимы как никогда», — заявил д-р Пеш.

© Getty Images
Copernicus© Getty Images

Замедление экономики в 2020 году — возможность для нового устойчивого подхода к изменениям климата

По мнению ВМО, глобальный экономический спад не способствует политике сокращения последствий изменения климата, но помогает начать с чистого листа в деле создания более экологичной экономики. После пандемии стимулирующие меры, направленные на сохранение индустрии ископаемого топлива и экономический рост на основе прежних принципов, могут увеличить объем выбросов, как это произошло в некоторых странах после финансового кризиса 2008 г. Финансовые пакеты, направляющие рост в более экологичное русло, одновременно способствующие увеличению ВВП и рабочей занятости во время восстановительного периода после пандемии, помогут нам воспользоваться ситуацией для нового старта. «Неспособность бороться с изменением климата представляет угрозу благополучию людей, экосистем и экономики в предстоящие столетия. Государствам следует воспользоваться возможностью принять меры по борьбе с климатическими изменениями в рамках восстановительных программ и обеспечить будущее развитие с лучшими результатами», — заявил генеральный секретарь ВМО Петтери Таалас.

На данный момент государства по всему миру обязались выделить на программы восстановления 12 триллионов долларов. Пока неясно, какая часть этих средств пойдет на экологически безопасные инвестиции в долгосрочный рост. В июне прошлого года агентство Bloomberg оценило, что только 0,2 процента этой суммы было выделено на климатические приоритеты, хотя дискуссии о «Зеленой сделке» в ЕС и стремлении к экологичному восстановлению в США и других крупных экономиках продолжаются. Тем не менее, недавнее исследование, проведенное Имперским колледжем Лондона, определяет более точную цену принятия значимых мер по борьбе с изменением климата в ближайшем будущем. Эксперты считают, что, если бы страны ежегодно инвестировали всего 10 процентов от 12 триллионов долларов в «планы оздоровления глобальной энергетической системы с положительным воздействием на климат», мы могли бы приблизиться к достижению целей Парижского соглашения.

В прошлом году все происходило не так, как обычно. Это стало тревожным сигналом, обратившим наше внимание на последствия глобальной чрезвычайной ситуации и показавшим, насколько быстро и уверенно мы можем действовать в целях ее разрешения. Время применить этот урок к климатическому кризису приближается.