Срочная новость

Срочная новость

Генсек НАТО: "Защита нужна нам как трамплин к диалогу с Россией"

Мы все чаще слышим, что сегодняшний мир оказался перед лицом беспрецедентных угроз безопасности и что адекватные решения найти все труднее.

Сейчас воспроизводится:

Генсек НАТО: "Защита нужна нам как трамплин к диалогу с Россией"

Размер текста Aa Aa

Мы все чаще слышим, что сегодняшний мир оказался перед лицом беспрецедентных угроз безопасности и что адекватные решения найти все труднее. На фоне активной критики в свой адрес Североатлантический альянс готовится к саммиту в Варшаве, на котором в числе прочего представит новые схемы эффективного разрешения конфликтов.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг – гость программы “Глобальный разговор” и ее ведущей Изабель Кумар.

Изабель Кумар: “Каким вы хотели бы видеть главный результат саммита в Варшаве?”

Йенс Столтенберг: “Надо понимать, что НАТО сегодня адаптируется к новой, более сложной, чем прежде, ситуации в области безопасности, к новым реалиям. Мы делаем это через укрепление нашей коллективной обороны в Европе, одновременно мы активнее сотрудничаем с партнерами на Ближнем Востоке и в Северной Африке, чтобы помочь им стабилизировать ситуацию на местах. Чем стабильнее станут те регионы, тем безопаснее будет и у нас”.


Биография: Йенс Столтенберг

  • Йенс Столтенберг – 13-1 генсек НАТО
  • Дважды был премьер-министром Норвегии (2000-2001 и 2005-2013 годы)
    Имеет ученую степень по экономике университета Осло
  • Родился в столице Норвегии, Осло, 16 марта 1959 года.

Изабель Кумар: “Хорошо, мы рассмотрим некоторые из этих вопросов подробнее. Вы как-то сказали, что мы все сегодня столкнулись с проблемой нестабильности в мире и ситуация лишь усугубится с решением британцев выйти из состава Евросоюза. В канун референдума по “брекситу” вы дословно заявили: “Сильное Соединенное Королевство в сильной Европе – это хорошо и для Британии и для НАТО”. Похоже, теперь у нас нет ни того, ни другого. И к чему нам готовиться?”

Йенс Столтенберг: “Решение британцев выйти из ЕС, конечно, изменит отношения Британии и Евросоюза, но не изменит позиции Соединенного Королевства внутри НАТО. Великобритания и в дальнейшем будет оставаться сильным и преданным членом альянса, и это очень важно, поскольку эта страна финансирует примерно четверть всех расходов на оборону среди европейских государств НАТО. Поэтому так важно, чтобы британцы остались сильным звеном альянса. Мы со своей стороны будем и впредь развивать сотрудничество с Европейским Союзом. Обо всем об этом мы поговорим в первую очередь на саммите в Варшаве”.

Изабель Кумар:“Именно, ведь вы готовите своего рода пакт между НАТО и ЕС, но уже без Великобритании в составе европейского клуба. Великобритания, возможно, станет некой отдельной составляющей этого проекта, мы еще не знаем, как все сложится… Вполне вероятно, что вам придется иметь дело с ослабленным Евросоюзом. Это и вправду партнер, который вам нужен?”

Йенс Столтенберг: “ЕС не будет слабым. Европейский клуб останется важнейшим центром на континенте. Над нами, ЕС и НАТО, нависли схожие угрозы и проблемы. В одиночку ни мы, ни ЕС не сможем дать адекватные ответы по всем фронтам. А вот вместе – да, нам по плечу подготовить всеобъемлющее решение для всех тех проблем, которые стоят перед сегодняшней Европой “.

Изабель Кумар: “В списке приоритетных вопросов саммита значится Россия. НАТО начал крупнейшие с 1989 года учения в Польше, вы планируете отправить четыре батальона на восточный фланг. Что вы хотите донести до России таким образом? Вы думаете, она непременно испугается?”

Йенс Столтенберг: “Мы хотим дать понять, что готовы к защите всех своих членов и что нападение на одного из них будет расцениваться как агрессия против альянса в целом. В наших действиях сегодня – сдерживание и защита, для стабильности в Европе эти функции альянса очень важны. НАТО не стремится к конфронтации, мы не хотим новой Холодной войны, мы не хотим новой гонки вооружений. И мы по-прежнему стремимся к глубокому политическому диалогу с Россией – с тем, чтобы снизить напряженность и выстроить лучшие отношения”.

Изабель Кумар: “Вы говорите, что не хотите обострения конфронтации, роста напряженности. Но вам, конечно, известно, что министр иностранных дел Германии видит это иначе. Он обвинил вас в эскалации военного конфликта, “бряцанье оружием” после ваших все более масштабных операций. Что вы скажете на это?”

Йенс Столтенберг: “Все двадцать восемь стран-членов НАТО одобрили решения, принятые для укрепления нашего военного присутствия в восточной части альянса и для проведения большего количества учений, в которых мы принимаем участие. И я приветствую это решение. Одновременно все наши партнеры признали важность усилий по развитию глубокого политического диалога, сотрудничества с Россией. Германия в первых рядах поддержала оба этих решения. Нет никакого противоречия между сильной обороной и сотрудничеством. На самом деле, защита нужна нам как трамплин к политическому диалогу с Россией”.

Изабель Кумар: “Верно ли говорить, что с таким количеством ресурсов, которые сейчас сосредоточены вокруг России, вы теперь меньше уделяете внимания Югу? Например, в том, что касается миграционного кризиса, сможет ли альянс взять на себя ведущую роль или так и останется на задворках?”

Йенс Столтенберг: “НАТО не может позволить себе роскошь выбирать, за какие проблемы браться – за те, что поступают к нам с восточного фланга или с юга. Нет, мы должны их решать одновременно. Вот почему альянс прикладывает столько усилий для стабилизации обстановки у наших южных соседей. Мы увеличили присутствие в Турции (эта страна-член альянса в наибольшей степени пострадала от конфликтов в регионе). Мы ведем боевые действия в Ираке, в Сирии, мы, как и раньше, присутствуем в Афганистане (эта наша самая крупная миссия в истории). Одновременно мы начали обучать иракских военных, чтобы усилить потенциал Ирака в борьбе с терроризмом и стабилизации ситуации.
Все эти действия важны, ведь они позволяют устранить главные причины миграционного кризиса, обрушившегося на Европу. Наши усилия нацелены на то, чтобы помочь государствам региона навести порядок. И да, НАТО участвует в разрешении миграционного кризиса. Альянс развернул свои корабли в Эгейском море, мы сотрудничаем с ЕС, благодаря нашим совместными усилиями незаконное пересечение Эгейского моря сократилось с нескольких тысяч эпизодов за день до почти нуля. Альянс, повторюсь, участвовал в выполнении этой задачи, благодаря нашему присутствию в Эгейском море”.

Изабель Кумар: “Ваши критики утверждают, что вы очень медленно адаптировались к нынешнему всплеску терроризма, что НАТО испытывает трудности в противостояниях по законам асимметричной войны…”

Йенс Столтенберг: “НАТО занимается устранением фундаментальных причин, поэтому мы сохраняем присутствие в Афганистане, обучаем иракских военных, поэтому мы не покидаем Иорданию, Тунис и, конечно,Турцию, страну, которая граничит с воющими государствами, Ираком и Сирией. Мы также поддерживаем коалицию, ведущую борьбу с группировкой “Исламское государство”. Когда речь идет о военном аспекте, наш альянс играет ключевую роль, но мы и гражданскими вопросами занимаемся, хотя в этой сфере, конечно, лидируют ЕС и другие игроки”.