Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Французский блогер пророчит Великобритании участь Зимбабве


мир

Французский блогер пророчит Великобритании участь Зимбабве

В минувшем феврале премьер-министр Дэвид Кэмерон добился предоставления Великобритании особого статуса в ЕС. Соглашение было достигнуто на двухдневном саммите ЕС в Брюсселе и вступит в силу после того, как британское правительство уведомит генсекретариат Совета ЕС о решении Великобритании остаться членом Евросоюза по итогам референдума.

Особый статус позволит избежать “развода” Великобритании с Евросоюзом, чьи взаимоотношения были утверждены 1 января 1973, когда после нескольких лет переговоров и адаптации законодательства Великобритания вступила в Европейское сообщество (совокупность трёх формально независимых международных организаций с общими органами управления).

А спустя более чем 40 лет проведение референдума о членстве Соединённого Королевства в Евросоюзе стало одним из предвыборных обещаний премьер-министра Дэвида Кэмерона.

В результате напряженных переговоров в Брюсселе, продолжавшихся 40 часов, он добился от участников саммита выполнения своих требований, хотя ему и пришлось согласиться на ряд уступок.

Предложения Кэмерона охватывали четыре блока тем: экономика, конкурентоспособность, вопросы усиления суверенитета Великобритании и проблемы иммиграции. Если британцы проголосуют за сохранение членства, то в рамках особого статуса Великобритания, в частности, не будет обязана принимать участия в дальнейшей политической европейской интеграции. Также королевству будет предоставлено право использовать собственные механизмы в области выплат социальных пособий мигрантам из стран ЕС.

Автор блога “За кулисами Брюсселя”, корреспондент французской газеты Libération Жан Катрмер пытается оценить последствий “брексита”, то есть возможного выхода Великобритании из Евросоюза. Вопросы ему задаёт в Брюсселе наш корреспондент Фредерик Бушар.

Евроньюс: “Брексит”, возможно, даёт Евросоюзу шанс перестроиться…

Жан Катрмер: Я думаю, что если в конечном итоге британцы останутся, это всё равно создаст проблему. Дела пойдут, как прежде, как будто ничего не случилось. Опять придется делать для Великобритании всякие исключения. Дэвид Кэмерон будет вести себя как император, поскольку он станет единственным европейским лидером, который за последние 20 лет выиграл референдум по Европе, и какой референдум, с каким народом! Британскому премьеру будет невозможно ни в чём отказать. Это будет ужасно.
С другой стороны, если британцы уйдут, это будет шок. Евросоюз потеряет одну из основных своих экономик, на которую приходятся 25 проц общего ВВП. Понеся такой огромный урон, очевидно, придется разработать какой-то новый проект, по меньшей мере, укрепить еврозону, чтобы противостоять колебаниям финансовых рынков и экономическим проблем, которые за этим последуют.

Евроньюс: Не нужно ли опасаться эффекта домино в Европе? Многие страны могут организовать референдумы, Нидерланды, Дания, Финляндия, к примеру?

Жан Катрмер: Возможно, чтобы прояснить ситуацию, придётся проводить референдумы в следующие 10-20 лет повсюду! А может быть, нужно и дальше строить Европу с согласными на это странами, граждане которых всё ещё верят в европейский проект. В данной обстановке, мне кажется, что массового выхода из Евросоюза не будет. Не так уж много бунтарей и евроскептиков в странах Восточной Европе, в которых 4 проц ВВП составляют ежегодные переводы из бюджета ЕС. Если вам грозит спад на эти 4 проц, вы, наверное, сильно задумаетесь прежде, чем уходить. Но и в Западной Европе мало кто заинтересован покинуть ЕС. Пожалуй, только во Франции Марин Ле Пен хочет этого, чтобы в один прекрасный день стать президентом Республики. Но французский народ знает, в чем его их интерес!

Евроньюс: Как вы оцениваете Дэвида Кэмерона, который ставит на карту будущее не только своей страны, но и всего Евросоюза?

Жан Катрмер: Я думаю, что Дэвид Кэмерон войдёт в учебники истории как политический гений во всех смыслах. Решая внутреннюю проблему своей консервативной партии, он созвал референдум, чтобы якобы подтвердить место своей страны в Европе. До этого он почти 7 лет только критиковал Евросоюз, а теперь говорит нечто противоположное. Премьер-министр рискует и сам проиграть, и столкнуть Великобританию в пропасть, обречь её на изоляционизм и тем самым ослабить. Это также может спровоцировать европейский кризис или глобальный кризис. Барак Обама сказал о нём: “ну и гений!” Черчилль должен перевернуться в своей могиле!

Евроньюс: Какой статус Кэмерон может согласовать для Соединённого Королевства, если оно решить выйти из Евросоюза?

Жан Катрмер: Я все больше убеждаюсь, что Великобритания будет, как Зимбабве, – третьей стороной, не оформившей свои отношения с ЕС. Потому что за подписание любых соглашения с ЕС ей придется проносить в жертву свой суверенитет.
Есть несколько возможных статусов: максимум – быть членом Европейской экономической зоны, как Норвегия, Лихтенштейн или Исландия. Но за это придётся вносить вклад в бюджет ЕС, принять все европейские стандарты, – то, что мы называем демократией по факсу. Такая страна получит факс с правилами и руководящими принципами, которые необходимо внести в национальное законодательство, а для британцев это, похоже, неприемлемо.
Возможен и такой статус, как у Швейцарии, основанный на двусторонних соглашениях. Но и тогда нужно платить в бюджет ЕС, принимать общую политику и такие принципы, как свободное перемещение рабочей силы, что Великобритания также отвергнет.
Можно включить её в таможенный союз. Такой союз предусматривает свободный обмен товарами, но не услугами. А что экспортируют британцы? Услуги, поэтому таможенный союз их не будет интересовать. Может быть, включить их в соглашение о свободной торговле? Но и тогда они должны будут соблюдать наши стандарты. Поэтому я не вижу, какое соглашение удовлетворило бы Бориса Джонсона, который вероятно станет в случае “брексита” следующим премьер-министром.
Все эти варианты означали бы потерю суверенитета. Так что после провозглашения Великобританией своего полного суверенитета, её ждёт судьба Зимбабве!