Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

"Брексит": взгляд из Москвы


мир

"Брексит": взгляд из Москвы

Их последняя двусторонняя встреча состоялась в 2014 году. Дэвид Кэмерон и Владимир Путин не очень близки – ни с точки зрения идей, ни с точки зрения интересов. Британский премьер часто рассматривается Москвой как ближайший союзник Вашингтона в ЕС, и на самом деле идеологически очень далек от интересов и позиций России.

Если все европейские лидеры и многие неевропейские высказались по поводу “брексита” и, в основном, – за сохранение Великобританией членства в ЕС, то официальная позиция России заключается в ее отсутствии – никаких официальных заявлений по этом поводу не было. Тем не менее, все, начиная с Дэвида Кэмерона, полагают, что знают, что думает Путин.

“Я должен сказать, что все лидеры и политики, которых я встречал по всему миру, и, конечно, наши друзья – в Австралии, Новой Зеландии, в Канаде, в Америке не хотят, чтобы мы вышли из Евросоюза, – говорит Кэмерон. – Единственный человек, о котором я могу подумать, что он хочет, чтобы мы вышли из ЕС, – это Владимир Путин”.

Или – еще одна цитата британского премьера:

“Нужно задаться вопросом: кто будет рад, если мы выйдем из ЕС? Рад будет Путин”.

Выгоден России “брексит” или нет – над этим вопросом сейчас рассуждают многие аналитики, как и над тем, какие отношения Владимир Путин хотел бы развивать с европейскими лидерами в будущем. И пока вопросов значительно больше, чем ответов.

Наталья Маршалкович, euronews:

“Мы хотим понять, как видится референдум в Великобритании в международной перспективе. Наш гость из Москвы – Александр Баунов, эксперт Московского центра Карнеги, главный редактор Carnegie.ru. Чего, по-вашему, ждет Россия от референдума в Великобритании? Совсем недавно британский премьер Дэвид Кэмерон сказал, что “брексит” может осчастливить Путина”.

Александр Баунов, эксперт Московского центра Карнеги:

“В самом деле, если посмотреть на ток-шоу политические на российском телевидении и послушать, что говорят российские спикеры, они “брексит” приветствуют – по нескольким причинам, одна из которых совершенно очевидна. У российском дипломатии, у российской внешней политики к Европейскому союзу две претензии: первая – он слишком несамостоятелен политически, то есть Путин и российский МИД считают, что ЕС важнейшие решения принимает под диктовку США; вторая – в ЕС непропорционально большой вес имеют голоса малых партнеров из Восточной Европы. И вот Великобритания – это страна, которая внутри ЕС считается как наиболее проамериканской, так и наиболее склонной больше других прислушиваться к страхам и мнению восточных европейцев и прибалтов, в частности. Соответственно, выход Великобритании из ЕС этот союз, с точки зрения взаимоотношений между ним и Кремлем, как бы санируют. ЕС становится более удобным партнером без Великобритании. Это одна причина. Вторую я бы мог назвать некоторым психологическим реваншем российских политиков. Все-таки ЕС, стремление в ЕС, было для бывших сателлитов СССР и для бывших республик многих СССР чем-то вроде национальной идеи, связанной с отрицанием России и совместного прошлого в составе блоков вместе с СССР, в составе России, и так далее. Естественно, когда ЕС теряет такого важного члена, такую важную европейскую культуру, как Великобритания, его авторитет, его престиж, его сияние, так сказать, уменьшается. И, соответственно, уменьшается авторитет, престиж и привлекательность той самой большой национальной идеи, которая вела восточных европейцев прочь от России в Европу”.

euronews:

“Допустим, все случилось, 23 июня британцы проголосовали за выход из Евросоюза. Так или иначе, с этой новой Великобританией России нужно выстраивать какие-то отношения. Какими они могут быть, по-вашему?”

Александр Баунов:

“Строго говоря, мечта российской дипломатии как раз и состоит в том, чтобы выстраивать отношения с каждым крупным европейским государством по отдельности. В Кремле, в российской внешней политике мечтают о ситуации, которая напоминала бы XIX век или, может быть, начало ХХ века, когда Европа была Европой союзов, коалиций, где равные силы могли договариваться, поддерживать друг друга или, наоборот, сдерживать друг друга. И в этом смысле Великобритания, которая существует отдельно от Европейского союза – это как раз шаг в то европейское прошлое, которое в общем, наверное, является мечтой о будущем для российских дипломатов”.

Полностью интервью с Александром Бауновым – здесь

Команда Cleveland Cavaliers завоевала свой первый чемпионский титул

США

Команда Cleveland Cavaliers завоевала свой первый чемпионский титул