Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Экскурсия в Чернобыль


insiders

Экскурсия в Чернобыль

Совместно с

Александр Сирота живет недалеко от Чернобыльской зоны отчуждения. Но его детские воспоминания тесно связаны с Припятью – городом, наиболее пострадавшим от радиоактивного загрязнения после аварии на Чернобыльской АЭС. Александр был эвакуирован из Припяти в возрасте 9 лет.

Сейчас он организует поездки в город своего детства для туристов и журналистов. Отправились с ним в такую поездку и мы. После прохождения КПП на границе зоны отчуждения мы въехали в город с его призрачными улицами и заброшенными проспектами. Александр показал нам дом, в котором жил 30 лет назад.

“Это центральная площадь города Припять, – рассказывает Александр. – Прямо перед нами – Дворец культуры “Энергетик”. Собственно, это был мой второй дом. Мама тут работала. Ну, собственно, вот фотография того, как выглядел проспект Ленина, на котором мы сейчас с вами находимся, до аварии. Фотография примерно 1985-1986 года”.

А это – здание школы, в которой учился экскурсовод.

“Под этим завалом на первом этаже находится вход в мой класс “3-Б”, в котором я учился на момент аварии 26 апреля, – продолжает Александр. – Тогда мы еще учились по 6-дневной системе. Я, как и все мои сверстники, пошел с утра в школу, ничего не подозревая о том, что на станции что-то случилось…”

Pictures from Chernobyl exclusive zone

Александра эвакуировали лишь на следующий день после взрыва на Чернобыльской АЭС. Из-за воздействия радиации он провел 20 месяцев в больнице. Он предупреждает, что на улицах Припяти сегодня нужно соблюдать меры предосторожности – не наступать на мох и держаться подальше от пыли:

“Гамма-фон здесь примерно в 5 раз выше санитарной нормы. Но это конкретно в этой точке. Это не означает, что по всей Припяти так же. Где-то грязнее, где-то чуть поменьше. Почему не боюсь? Ну, во-первых, я домой возвращаюсь. Город много лет снился. Это основной фактор. Во-вторых, те дозы, которые припятчане получили в 1986 году, нам даже четверти этого не выбрать здесь за всю оставшуюся жизнь”.

Если Припять полностью опустела, то жители некоторых деревень в зоне отчуждения вернулись в свои дома, несмотря на радиацию и на то, что это запрещено.

Иван Семенюк – один из 6 жителей села Паришев, расположенного в 7 километрах от Чернобыля. Он вернулся сюда через 2 года после катастрофы. Иван держит кур и свиней, выращивает фрукты и овощи, в лесу собирает грибы и ягоды.

“Немцы приезжали снимать тут кино, – говорит Иван. – Проверили почву, проверили дрова, проверили золу. Все проверили. И все отлично”.

Дозиметр Александра подтверждает слова Ивана.

Ученые Национальной академии наук в Киеве объясняют, что некоторые деревни в зоне отчуждения могут быть чистыми, так как распространение радиации неравномерно. Тем не менее, это не означает, что жить там полностью безопасно. Грибы и ягоды, которые растут в лесах, могут быть сильно загрязнены.

“Это нельзя ни в коем случае употреблять, – выносит вердикт привезенным из зоны отчуждения грибам Юрий Забулонов из Института геохимии окружающей среды Национальной академии наук Украины. – Поскольку это может привести не просто к возникновению патологии у конкретного человека, а влиять и на последующие поколения”.

Выбор редакции

Следующая статья

insiders

Швейцария обеспокоена "дырами" в старейшей АЭС