Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

"Жизнь сына висит на волоске", - рассказывают матери европейских джихадистов


insiders

"Жизнь сына висит на волоске", - рассказывают матери европейских джихадистов

Благополучный мальчик из благополучной семьи вдруг решает ехать на войну в Сирию. Как пережить этот шок? Несколько семей во Франции рассказывают о своем опыте в программе “Репортер.

Кристин: “Речь идет не о маргиналах, а о детях, получивших образование, которые никогда не были проблемными”.

Доминик: “Нас должны признать жертвами, а не смотреть на нас, как на семьи террористов”.

После терактов во Франции голоса этих матерей воспринимаются с особенным вниманием. Доминик потеряла сына в Сирии два года назад. Она была одной из первых, кто пережил эту трагедию и решился о ней рассказать.

Доминик: “Очень люблю эту фотографию. Он был нормальным парнем. Ему нравились девушки, стильная одежда … Вот эта фотография периода его обращения в ислам. Тогда все и началось. Через три месяца он был в Сирии. А вот эта фотография – последняя “.

29-летний Николя поехал в Сирию в компании своего сводного брата. Позже они оба появлялись в пропагандистских роликах группировки “Исламское государство”.

Доминик: “Он писал оттуда, что у него все хорошо. Я отвечала:” Николя, ты в стране, где идет война. Не говори мне, что все хорошо, это невозможно “.

Женщина объясняет, что ее сын попал в ловушку опытных “охотников за головами”, когда начал посещать мечеть в Тулузе: “Они очень опытные. Им удается полностью стереть прошлое из памяти этих молодых людей. Это напоминает генеральную уборку с пылесосом. Они вбивают им в голову, что смерть – это не страшно, напротив, это цель и награда. Умереть – это хорошо, это почетно. Молодежь потом не боится смерти. Это безумие”.

Доминик организовала ассоциацию помощи семьям, чьи дети, как и ее сын, попали в беду – радикализировались, уехали, пропали. Она хочет, чтобы родители чувствовали себя менее изолированными, чтобы общество слышало их. Женщина представляет Салиху, маррроканку из Брюсселя: “Ее ситуация хуже, ведь ее сын уехал всего три месяца назад и почти сразу погиб. Совсем молодой парень, ему было 19. Я пытаюсь повлиять на общественное мнение. Хочу, чтобы люди знали, насколько неожиданно это происходит”.

Сын Салихи, Сабри, умер в Сирии два года назад. С тех пор она ведет борьбу с идеологической обработкой молодежи. Ее ассоциация называется “SAVE Belgium -Спасите Бельгию”. Женщина рассказывает: “Наш союз в Бельгии работает как с молодежью – для профилактики рисков, так и с семьями, в которые беда уже пришла. Мы стараемся обеспечить им поддержку, которой в свое время не хватало нам”.

Лишь после терактов в Париже истории Салихи и других матерей стали действительно интересовать людей.

Салиха: “Раньше я звонила в школы, предлагала выступить, мне дали такую возможность в двух-трех учебных заведениях. А после 13 ноября школы начали звонить мне сами. Просили помочь, проинформировать. Наша организация работает с молодежью уже два года”.

Следующая остановка – Нарбон, где живет Кристин. Ее сыну 29. Он обратился в ислам в 2014 году, 9 месяцев спустя уехал в Сирию. Время от времени он пишет матери короткие сообщение. Кристин отказывается называть его имя и фамилию. Она согласилась показать только те фотографии, на которых он еще маленький.

Кристин: “Вот мой мальчик. Он не был драчуном, а наоборот, очень вежливым, немножко закрытым. Он был чутким, отзывчивым, мечтал о лучшем мире. Он вырос, переехал в Париж, начал работать, увлекался хард-роком. Был современным юношей. А потом встретился с опасными людьми и обратился в ислам. После этого все пошло очень быстро. Он радикализировался и исчез. Это беда может произойти с любой семьей из любой социальной группы. И в дружную семью такая беда может прийти, и в проблемную, в семью выходцев из арабских стран и к христианам – никто не застрахован”.

Доминик: “Постоянно себя в чем-то обвиняешь, кажется, что пропустила что-то, недосмотрела. Это очень мучительно. История ведь не знает сослагательного наклонения. Я сделала все, что смогла. Хорошо или плохо, не знаю, но сделала. Я вложила в своих детей всю свою любовь “.

Кристин: “Проблема в том, как эта молодежь рассуждает, как видит общество. Дело в том, что они что-то ищут … В этом нет ничего плохого, однако есть преступники, люди, которые пользуются этим, сбивают ребят с пути. Именно их надо изолировать в первую очередь”.

Салиха приоткрыла завесу над своей жизнью, поделилась болью в документальном фильме “Пустая спальня”. Для женщины это стало своеобразной исповедью.
Доминик приехала на премьеру фильма в Брюссель: “Я никогда не устану повторять молодежи – вы принесете своей семье боль и страдания. Если поедете туда – вас ждет гарантированная смерть”.

Кристин: “Авиаудары становятся активнее. Они постоянно под обстрелами, жизнь сына висит на волоске.

Выбор редакции

Следующая статья
"Дорогая, я иду в "Шарли"

insiders

"Дорогая, я иду в "Шарли"