Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Великобритания: как заставить людей свернуть с пути экстремизма?


insiders

Великобритания: как заставить людей свернуть с пути экстремизма?

На востоке Лондона в районе Уолтемстоу все знают об этом центре для молодежи, расположенном по соседству с мечетью. Организация под названием Active Change борется с радикализацией молодых британцев во всех ее проявлениях: идет ли речь о преступных группировках либо религиозном экстремизме. Джавид приехал в Лондон из Афганистана семь лет назад.

Джавид Кхан: “Здесь мне помогли с учебой в колледже и университете, помогли найти новых друзей, а также избежать вербовщиков из экстремистских группировок”.

Руководитель организации приглашает нас послушать телефонный разговор с отцом молодого британского джихадиста, который уехал в Сирию. Он говорит, что сын хочет вернуться назад.

Ханиф Кадыр, Active Change Foundation: “Здравствуйте… Мы не знаем наверняка… Он уехал из Ракки, это точно? … Даже если мы сможем переправить его в безопасное место, в Иорданию либо другую соседнюю страну, нам придется разбираться с его ситуацией в Великобритании. Многие буду сомневаться в намерениях любого человека, заявившего о желании покинуть ИГИЛ, в особенности сейчас”.

Вот уж несколько месяцев эта ассоциация при посредничестве отца пытается переубедить молодого человека и объяснить ему, что действия боевиков ИГИЛ не соответствуют принципам ислама.

Ханиф Кадыр, Active Change Foundation: “В случае с этим парнем мы сумели преодолеть важный этап. Он начал задумываться, прислушиваться к другим мнениям и относиться к религию по-другому. Обладая терпением и достоверной информацией, а также возможностью донести эту информацию до людей, чтобы они начали думать самостоятельно, можно изменить ситуацию”.

Ханиф Кадир на собственном опыте знает, о чем говорит. В 2002 году они отправился в Афганистан, чтобы присоединиться к боевикам “Аль-Каиды”. Он не смог принять зверства талибов. Год спустя он основал фонд Active change, который сегодня лидирует среди британских правительственных программ по борьбе с радикализацией, действующих после терактов в метро 2005 года.

Террористы объявили Лондон своей целью, но британская столица также занимает первое место в стране по числу завербованных в ряды экстремистов.

Этот парадокс не удивляет Адама Дина. Бывший член радикальной исламистской группировки “Аль-Мухаджирун” сегодня считается экспертом по борьбе терроризмом и радикализацией.

Адам Дин, Quilliam Foundation: “В мире, где люди не чувствуют себя в безопасности, в котором нет уверенности, идеи ИГИЛ могут показаться обнадеживающими. Эти идеи упрощают мир, четко делят людей на плохих и хороших. С этими экстремистами я столкнулся лично. В моем мире они, в том что касается понимания веры, стали авторитетными людьми, с ними я вышел на путь экстремизма. Для меня стало нормальным вести разговоры о подготовке и исполнении возможных терактов в Лондоне. Сейчас я оглядываюсь назад и думаю: как я мог заниматься такими ужасными вещами? Но тогда все казалось нормальным. Запад нападал на мусульман, поэтому запад был нашим врагом. Мы должны остановить людей, вступивших на путь экстремизма. Для этого нужна теологическая реформа. Должно измениться понимание ислама, изменится видение мира сквозь призму ислама”.

Нам удалось организовать встречу еще с одним бывшим экстремистом. Впоследствии он также стал экспертом по борьбе против радикализации. Главное, по его мнению, опровергнуть и разрушить систему аргументов террористов.

Рашад Али, Институт стратегических исследований: “Когда человек начинает понимать, что радикальная идеология пуста, что политика джихада не имеет ничего общего с реальностью, и что на самом деле религиозный дискурс используется только для того, чтобы оправдать экстремальные идеологические позиции, то он начинает разбираться в этом и отделять религиозные убеждения от пропаганды. Тогда человек начинает понимать аморальность радикальной идеологии. Именно это позволило мне покинуть ряды экстремистов, как и многим другим. Для того, чтобы заставить людей свернуть с пути экстремизма, нужно применять те же приемы, которые были использованы для вербовки”.

Один из методов программы борьбы против экстремизма — обязательное оповещение о потенциальном риске в учебных заведениях — остается спорным. Многие жалуются на стигматизацию мусульманской общины. Начиная с 2006 года более 4000 человек были проверены в связи с возможной радикализацией. В ходе расследования 20% из них действительно были рассмотрены в качестве потенциальной угрозы.

В этой религиозной школе в городе Слоу, расположенном неподалеку от Лондона, радикализацию учеников стремятся предотвратить с помощью специальной программы, которая включает общение с учениками и обсуждение в группах. Зафар Али занимается подготовкой учителей в нескольких школах.

Зафар Али, IQRA School: “Подготовка учителей проходит на постоянной основе: на что обращать внимание, как реагировать без излишнего напора. Например, однажды ребенок после урока сказал учительнице: “Альхамдулиллах! “, что означает “хвала всевышнему”. Учительница была уверена, что это террористический лозунг, вызвала полицию. Ребенка подвергли всем видам экспертизы, его родителей тоже. Сейчас царит такая атмосфера, что многие молодые люди боятся откровенно высказывать свои мнения и убеждения из-за опасений оказаться на учете, изза опасений, что их будут считать экстремистами. В этом заключается опасность, ведь это толкает людей в подполье”.

С помощью пропаганды группировке ИГИЛ удалось склонить на свою сторону 750 британцев. По данным МВД, 60% из них вернулись обратно. Но кандидатов на радикализацию еще остается много. Иногда они совсем молодые: три школьницы в прошлом году отправились в Сирию через Турцию.

Ассоциация Football for Unity использует футбольный мяч как оружие против пропаганды. Вербовщики из группировки ИГИЛ пытались через социальные сети выйти на контакт со многими из этих подростков. Один из основателей ассоциации говорит, что стремится привить детям чувство единства.

Психолог Шамендер Тальвар,Football for Unity: “Здесь есть мусульмане. Есть евреи, христиане, а также индуисты и сикхи. Мы стараемся помочь этим детям, способствуем дерадикализации с помощью футбола. Это хороший способ объединить людей разных культур. Мы объясняем подросткам, что роль закона и британских ценностей чрезвычайно важна. Страна твоего происхождения и твое прошлое здесь не имеют значения. Ты всегда будешь оставаться британцем “.

И такие объяснения помогли этой девушке, назовем ее Амина, отказаться от поездки в Сирию. Вербовщики ИГИЛ вышли с ней на связь через социальные сети, но сегодня она не хочет говорить об этом опыте. Футбольный клуб не зря занимался ею.

Амина: “Клуб позволил мне ощутить принадлежность к обществу. Молодым людям часто кажется, что они не являются частью общества, что нужно восстать против общества. На самом деле просто нужен кто-то, кто будет рядям, положит руку на плечо и скажет, что все будет хорошо, скажет “мы с тобой”. В клубе я нашла таких людей. Мы нашли место, куда мы можем приходить и быть вместе. Мы почти как семья”.

Группировка ИГИЛ, по разным оценкам, завербовала в свои ряды от пяти до семи тысяч европейцев. Ханиф Кадыр уверен, что военная операция Запада в Сирии лишь усугубит ситуацию.

Ханиф Кадыр, Active Change Foundation: “ИГИЛ, Аль-Каида и другие экстремистские группировки точно знают, где на самом деле проходит поле битвы. Проблема в том, что наши лидеры этого не осознают. И мы снова и снова повторяем ошибки, которые с 2002 года породили больше террора, чем мы даже могли себе представить. Мы должны бороться с терроризмом в сердцах и умах, в наших общинах, в наших институтах. Это то самое поле битвы, на котором нужно вести войну. В ходе военных операций мы убиваем только террористов. Но эти операции не убивают идею”.

Выбор редакции

Следующая статья
В Германии строят "бессмысленные" шахты

insiders

В Германии строят "бессмысленные" шахты