Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

В Германии строят "бессмысленные" шахты


insiders

В Германии строят "бессмысленные" шахты

Смогут ли участники климатического саммита в Париже договориться и положить конец эре угля? И почему для некоторых стран – к примеру, Польши и Германии – выполнение подобной задачи окажется и сложным и долгим? Программа “Репортер” попыталась разобраться на месте.

Немецкие сорбы отдают церкви и фермы под шахты

Разрушен очередной дом этнических сорбов, проживающих в восточной Германии. Шахты бурого угля поглощают территории этого славянского народа, также называемого лужичане. Кристиан Пенк говорит об угрозе исчезновения своей культуры. Он ведет учет, документирует все здания сорбов – прежде чем под ковшами экскаваторов родной ландшафт станет похожим на поверхность Луны. Кристиан не один, за сохранение исконных земель борется весь клан Пенков. Эдит Пенк рассказывает: “Отсюда они хотят выселить 1700 человек. Эти масштабные раскопки и добыча угля уничтожают наши поселения, нашу историю, разрушают наш ландшафт. Все эти населенные пункты просто снесут. А ведь мы тут живем. На этом месте будет огромная дыра”. Source: 2013, Europe’s dirty 30 – CAN Europe and WWF==

Кристиан продолжает: “Мы живем между тремя электростанциями, работающими на буром угле. Самое ценное в жизни – это здоровье. А у нас все больше людей болеют раком”. У отца Кристиана – также онкодиагноз. Есть ли связь между количеством больных и добычей бурого угля в этом регионе? Власти не признают печальную статистику…

Мы встретились с Хагеном, хозяином самого большого в округе агропредприятия. Угольные шахты уже поглотили огромные территории земель фермера. Под угрозой и сам бизнес, и судьба 800 наемных работников. Ханс вспоминает: “За последний год наша компания потеряла огромный кусок земли, и все – из-за угледобычи. Нам пришлось сократить двести рабочих мест. Сегодня в Германии почти 30% энергии обеспечивают возобновляемые источники. Нам не нужен уголь. Германия теперь производит электроэнергии с избытком, цены на электричество очень низкие.Зачем тогда нам уголь и все эти разрушения окружающей среды “.

Лужицкий городок Хорно – также под прицелом угольного лобби. Старый Хорно был снесен бульдозерами, выстроенный рядом поселок назван Новым Хоррно. Активист-эколог Томас Берхардт комментирует: “Я видел уничтожение Хорно. Когда началось разрушение, они выкорчевали деревья, перекопали дороги, просто расчленили село пополам. На это было больно смотреть. К тому же на это нет никаких объективных причин. Германия экспортирует электричество. Не надо было выжигать весь наш регион ради энергии. К тому же это вредит окружающей среде: бурый уголь – грязный источник энергии “.

Томас провел нас в местный музей, где хранятся “архивы вымершего села”. Томас и сам принадлежит к меньшинству сорбов. Он является представителем общины в региональной союзе добычи бурого угля: “Ради угля в стране разрушено 136 населенных пунктов, большинство из которых – села сорбов. Навеки потеряны наши культурные и исторические ценности. А ведь регионы, заселенные сорбами, находятся под защитой конституции. Разрушения сел означает нарушение основного закона местными властями”.

Владельцем шахт и электростанций является “Vattenfall” – госкомпания из Швеции. Она планирует выйти из этого бизнеса, пытается продать предприятия.Правда, ее эксперты отмечают: бурый уголь будет востребован еще некоторое время, в переходный период к новым источникам энергии. Торальф Шример, представитель энергоконцерна, поясняет: “Как и где производить электричество при недостатке ветра и солнечного света? Как хранить энергию, полученную из возобновляемых источников? На эти важные вопросы на сегодня нет развернутых ответов. Поэтому мы предполагаем, что добыча бурого угля, питающего электростанции, будет востребована как минимум до 2020-ого года. Возможно и дольше: до 2030-ого, а то и до 2050 года”.

Германия обязуется к 2020 году сократить выбросы CO2 в атмосферу на 40% от уровня 1990-ого. Весной власти обнародовали план введения специального климатического налога, который должен действовать как своего рода штраф для электростанций на буром угле. Налог не был утвержден благодаря эффективному сопротивлению угольного лобби. Экологи крайне обеспокоены. Клаудиа Кемферт, профессор Немецкого института экономических исследований, поясняет: “Одна из проблем Германии в этом секторе – очень сильное и влиятельное лобби производителей бурого угля. Возможно, что за взаимопониманием между правительством и бизнесом стоят какие-то скрытые субсидии. В таком случае это противоречит законам ЕС”.

Польша распугивает угольных инвесторов

По другую сторону границы, в Польше, проблемы сходные. Анна Дзядек представляет организацию “Шахтам – нет”. Она показывает нам заброшенные здания, замки, которые местные власти не разрешают ни использовать, ни продавать. По мнению Анны, это связано с их планами открыть в этом месте новые шахты. Она не теряет надежды остановить процесс: “В 2009-м мы провели 2 местных референдума. Люди не хотят дальнейших инвестиций в добычу бурого угля. Рано или поздно угольное лобби богачей должно сдаться”.

В Польше действуют и другие гражданские организации. О своих достижениях рассказывает Мелани Маттаух, координатор европейских связей группы 350-org: “Мы вышли на многих крупных инвесторов, например, на Государственный пенсионный фонд Норвегии. Это один из крупнейших пенсионных фондов. Сейчас он выводит свои средства из области добычи бурого угля”.

Декарбонизация энергетики – этот термин, подразумевающий отказ от использования угля, все активнее осваивают СМИ. Остается открытым вопрос о сроках перехода от теории к практике.

Reporter - Brown coal

Выбор редакции

Следующая статья
Испанские безработные: депресссия и благотворительность

insiders

Испанские безработные: депресссия и благотворительность