Срочная новость

Боль Парижа

“Я была среди зрителей, концерт шел уже около часа, и мы услышали шум, который доносился из глубины зала, – рассказывает эта девушка. – Из-за этого

Сейчас воспроизводится:

Боль Парижа

Размер текста Aa Aa

“Я была среди зрителей, концерт шел уже около часа, и мы услышали шум, который доносился из глубины зала, – рассказывает эта девушка. – Из-за этого толпа начала двигаться, люди стали паниковать и выбегать. Я была на трибуне, и мы все легли на пол за креслами, а затем поползли к аварийным выходам. Потом нам удалось спуститься по лестнице и спрятаться в одной из лож. Мы там забаррикадировались и ждали пока не пришла полиция и не забрала нас”.

Происходящее из окна своей квартиры снимал журналист Даниэль Псенни, не понимая, что случилось. Люди в панике бежали из концертного зала “Батаклан” в Париже – кто-то в крови, кого-то тащили по асфальту.

Кошмар начался в 21.40 в пятницу, 13 ноября, когда трое вооруженных мужчин захватили в заложники зрителей и удерживали их почти 3 часа. По меньшей мере 89 человек были убиты, сотни получили ранения. Трое нападавших погибли, двое из них взорвали закрепленные на их телах пояса смертников.

“Прокуратура начала антитеррористическое расследование, – сообщал с места событий наш корреспондент Джеймс Фрейни. – Многие детали остаются неясными. Полиция считает, что некоторым боевикам удалось скрыться”.

На следующий день, в субботу, Париж опустел. Его жители после бессонной ночи остались дома, а туристы – в гостиницах. Парижские достопримечательности выглядели одинокими, холодными и унылыми. Впервые со времен войны в Алжире на всей территории Франции было введено чрезвычайное положение.

“Я помню войну в Алжире и могу сказать вам, что это – партизанская война, – говорит пожилая женщина. – Это ужасно – сражаться с терроризмом”.

Гнетущая атмосфера в 10-м округе столицы. Здесь на террасах ресторана “Маленькая Камбоджа” и бара “Карийон” террористы, передвигавшиеся на черном автомобиле, расстреляли людей из автоматов – 15 человек были убиты, 10 – тяжело ранены.

“Французы, парижане потрясены терактами, – сообщил в субботу наш корреспондент Грегуар Лори. – Каждый по-своему проявляет солидарность – некоторые приносят цветы, другие просто хотят побыть среди людей, третьи, как здесь, в больнице Сен-Луи по часу ждут в очереди, чтобы сдать кровь”.

Волна солидарности, тронувшая медицинский персонал Парижа. В больницу Жоржа Помпиду поступили 50 человек с тяжелыми ранениями.

“Когда я приехал, было 11 часов вечера, – вспоминает глава отделения скорой помощи Филипп Жювен. – Сначала я освободил отделение от пациентов, которые могли подождать до завтра. Потом я, как это предусмотрено правилами, вызвал на работу сотрудников. Я был удивлен, когда сюда пришли не только те, кому я звонил, но и те, кому я не звонил, и даже те, кого я не знал – я имею в виду врачей, которые занимаются частной практикой в 15-м округе – и не только они. В какой-то момент у меня оказалось больше врачей, чем работает в нашем учреждении. Люди просто решили прийти на помощь, это было неплохо”.

В это воскресенье всегда шумный район бульвара Барбес на севере Парижа просыпался медленнее, чем обычно. В этих мультинациональных кварталах живет много мусульман. Они опасаются, что в произошедшем будут винить мусульманскую общину.

“Я хочу дать совет всем арабам, всем мусульманам, чтобы они проявили солидарность, чтобы они выступили против того, что сделали эти люди”, – говорит этот мужчина.

Через 11 месяцев после нападений на редакцию “Шарли Эбдо” и кошерный магазин мусульманская община Франции разгневана:

“Это настоящий позор, они запятнали образ ислама. Потому что ислам – это совершенно иное. Это не то, что сделали эти люди”.

За реакцией на происходящее в Париже следила наш корреспондент Валери Горья:

“В час полуденной молитвы верующих в Великой парижской мечети мало, они немногословны. Но мусульмане, с которыми нам удалось поговорить, были обеспокоены и возмущены. Они не всегда могли подобрать слова, чтобы выразить осуждение виновным, и призывали сообщество мобилизоваться против террора, совершаемого от имени ислама”.

Несмотря на запрет митингов в Париже, люди нуждались в общении, пытались найти утешение. Многие собрались в этом символичном месте – на площади Республики, демонстрируя свою решимость не отступать перед лицом террористической угрозы.

“Парижане пытаются вернуться к нормальной жизни, но их беспокоит вопрос, что будет после того, как закончится 3-дневный национальный траур, – рассказывал Джеймс Фрейни. – Тем временем политики, левые и правые, призывают к более жесткой борьбе с террором”.

Французский президент Франсуа Олланд объявил 3-дневный национальный траур, впервые в истории Пятой Республики. В понедельник он и премьер-министр Манюэль Вальс почтили память погибших минутой молчания в Сорбонне. Среди жертв оказалось много студентов и преподавателей.

“Я думаю, что это сильное послание молодежи с его стороны, – говорит этот студент. – Потому что именно нашему поколению придется в будущем сталкиваться с определенными вызовами. Я считаю, что это красивый жест, и благодаря этому я чувствую себя лучше”.

Их уже называют поколением “Батаклана”. Для учащихся Лицея Вольтера, расположенного рядом с местом терактов, эти выстрелы и взрывы стали грубым напоминанием о жестких реалиях взрослой жизни.

“Предыдущее поколение оставляет нам мир в состоянии беспорядка, в состоянии войны, – говорит эта девушка. – У нас еще есть будущее, но что хорошего ждет наших детей? Уже существует множество проблем – экологических, проблем, которые затрагивают планету. А если вдобавок еще и люди уничтожают друг друга, нет никакой уверенности в том, что будущее будет хорошим”.

“То, что произошло, не помешает нам жить, – говорит этот юноша. – Я хочу сказать, что мы будем продолжать жить, как раньше. Мы опечалены, мы потрясены, но, думаю, нам нечего бояться. Мы должны проживать каждое мгновенье и двигаться вперед, несмотря на все происходящее”.

Именно люди, которые наслаждались жизнью, и стали мишенью террористов, атаковавших рестораны, концертный зал, стадион. Но парижане уже во вторник снова заполнили кафе и рестораны, сообщил наш корреспондент Фабьен Фарж:

“Несмотря на напряженность, несмотря на дождь, они пришли поужинать, насладиться террасами Парижа. Они пришли посмотреть футбольный матч, хором спеть “Марсельезу”, заявить, что они любят такую Францию, которая любит жизнь”.

Расследование преступлений привело спецслужбы в Бельгию. Оказалось, что двое из нападавших братья Сала и Брахим Абдеслам, как и подозреваемый организатор терактов Абдельхамид Абауд, жили в Моленбеке в пригороде Брюсселя. Там работал наш корреспондент Шандор Жирош:

“Эксперты по безопасности указывают на то, что у Бельгии есть много слабых мест в борьбе с терроризмом. Поэтому в ближайшее время можно ожидать здесь новых рейдов полиции”.

В ночь на четверг жители парижского пригорода Сен-Дени пережили новое потрясение. Их разбудили звуки стрельбы и взрывов. Многие подумали, что их район подвергся новому нападению террористов. Позднее они узнали, что полиция штурмовала квартиру, в которой укрывались боевики.

“Мы не знаем, кто эти люди! – возмущается эта женщина. – Кто эти люди, приехавшие сюда из Бельгии? Кто на самом деле скрывается среди местных жителей? Разве это мусульмане? Нет!”

Эмоции переполняют улицы Сен-Дени.

“Страшно! – говорит местный житель. – Страшно осознавать, что мы не можем быть в безопасности даже дома. ИГИЛ может прийти к тебе домой, даже знать не будешь!”

“Террористы были в самом центре этого города – жители Сен-Дени в шоке, – рассказала Валери Горья. – После кошмарной ночи жизнь остановилась, и страх, похоже, поселился надолго”.