Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Беженцы без аттестата зрелости едут в Германию


insiders

Беженцы без аттестата зрелости едут в Германию

В Германию, принимающую беженцев непрерывным потоком, все чаще едут и несовершеннолетние. Одни, без родителей, они по разным причинам пускаются в опасное и долгое путешествие. Что ждет их на немецкой земле?

Программа “Репортер” разобралась в ситуации на месте.
Итак, до конца года, по оценкам немецких властей, в стране будет находиться 30 тысяч н есовершеннолетних беженцев. Что делать с этими формально еще детьми? Почему они приезжают одни, где их родители?

В ноябре в Германии были приняты поправки к закону о размещении таких подростков. Если раньше они концентрированно жили в нескольких крупных городах, то теперь их распределят по квотам между землями ФРГ.

Удо Штайн, руководитель ведомства по делам молодежи в Бонне, комментирует: “Надо признать: мы не могли справиться с огромным количеством несовершеннолетних беженцев, приехавших без семей. У нас и по сей день не хватает для них жилья. А еще персонала социальных работников, юридических консультантов, психологов. Несовершеннолетние не могут жить одни”.

Власти мобилизуют педагогов, социальных работников, ищут для самых юных приемные семьи. Ясмин – волонтер, она работает в подростком общежитии в Бонне: “Мы занимаемся этими беженцами, им от четырнадцати до восемнадцати лет. Для них мы – социальные работники – делаем все то, что обычно делают родители. Но нам сложнее. К примеру, отвести подростка к врачу – как? Ведь у него пока нет медицинской страховки. Как можно без нее идти к врачу? Да что там, у них порой и удостоверений личности нет “.

Первый этап к комфортному существованию – изучение языка. Это подтверждает опыт выходца из Демократической республики Конго Целенге. Он в Германии уже 4 года: “Язык – это все. Язык – ключ, который нужен, чтобы открыть дверь к новой жизни. Господи! Сначала я не мог сказать ни слова … Я чуть не плакал. Слез не было, но в душе я рыдал. Было страшно тяжело начинать здесь с нуля. Я и сегодня порой сомневаюсь, а как дальше сложится моя судьба. В идеале я хотел бы открыть собственную пекарню, но это сложно. Ведь мне нужно сдать экзамены, чтобы иметь диплом пекаря. Это настоящий рубеж для меня!”

Многим подросткам нужны не только педагоги и переводчики, но и психологи. Хасан только-только получил соответствующий диплом. Он работает с ребятами, приехавшими из Сирии и Афганистана: “У них есть страхи. Иногда в комнатах они плачут, просто слезы льют – мы уже сталкивались с этим. Некоторые могут спать только с включенным светом, боятся темноты. Довольно часто их семьи разобщены, разбросаны: мать где-то в лагере беженцев в Турции, отец – в другом месте, воюет, погиб … А они здесь сами. Их привычного мира больше нет”.

Немецкие законы защищают таких подростков от излишнего внимания СМИ. Канал Euronews несколько месяцев добивался разрешения на съемку. Оно было получено, при условии, что оператор не покажет лиц детей.

Хабибулла оставил своих родителей в Афганистане. Почему?
Юноша рассказывает: “В такое ​​долгое, и рискованное путешествие лучше отправляться одному, без родителей. Я молод, и в этом мое преимущество. Но главная причина – нехватка средств. Мои родители живут в деревне. У нас не было денег, чтобы ехать всей семьей, это ведь немалые расходы. Поэтому они отправили меня одного”.

Германия по возможности помогает таким семьям воссоединиться. Известно, что некоторые родители специально отправляют сыновей-подростков, чтобы, так сказать, “проложить путь”. Таим прибыл из Алеппо. Его отец умер, мать жива, осталась в Сирии. Таим хочет, чтобы она как можно быстрее прилетела в Германию: “Я очень рад попасть в Германию, чувствую себя здесь в безопасности. Сейчас я очень далеко от бомб и других тяжелых ситуаций, которые переживает мой родной город. У нас не было воды и электричества. У меня немало родственников и знакомых погибли. А здесь я смогу чего-то добиться “.

Надежды на будущее, но как быть с настоящим, когда на новом месте нет ни одной родной души? Помочь ребятам сориентироваться призван проект “Город без границ”. Он предполагает предоставление подросткам-мигрантам базовой информации по жилью, административным вопросам. Сегодня Таим, Мурад, Хабибулла и Ахмад знакомятся через смартфоны с тем, как в Германии работает система опекунства для несовершеннолетних. Ахмад записывает все на одном из диалектов персидского языка. Он только что прибыл из Афганистана. Некоторые его товарищи утонули у него на глазах, вспоминает молодой человек: “Афганистан лежит в руинах. Сам я мечтаю стать инженером-конструктором. Если получится, может быть, однажды я буду у помогать восстанавливать мою страну. Кто знает, возможно, мне повезет…”

Файзал тоже приехал из Афганистана. Ему было 15, когда отец возложил на него взрослую задачу – перевезти семью в Европу. Файзал тогда не знал, что окажется именно в Германии. Сегодня он руководит небольшим проектом, помогает вновь прибывшим правильно и экономно пользоваться общественным транспортом:“Я здесь уже почти три года. Мне отказали на мой первый запрос о предоставлении статуса беженца. Но я продолжаю бороться. Я бы хотел поступить в ремесленное училище, но меня не берут, так как нет вида на жительство. Большинство компаний берут на работу только людей, имеющих статус”.

Файзалу повезло – он участвовал в личной встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель и смог рассказать о своей ситуации. Ему помогли выйти на ассоциацию, связывающую беженцев с местными бизнесменами. Благодаря поддержке юноша пойдет учиться на механика и, возможно, со временем найдет работу.

Занятость беженцев остается проблемой: по оценкам немецких властей, лишь очень малая доля прибывающих в страну имеет необходимую квалификацию. Через 10 лет жизни в Германии трудоустраивается лишь около 60% прибывших.

Reporter - underage refugees in Germany

Выбор редакции

Следующая статья
Выборы в Турции: напряжённая обстановка на юго-востоке

insiders

Выборы в Турции: напряжённая обстановка на юго-востоке