Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Бернар Анри Леви: "Рано или поздно диктаторские режимы рушатся"


Мир

Бернар Анри Леви: "Рано или поздно диктаторские режимы рушатся"

Французский писатель и философ Бернар Анри Леви привез в Канны свой документальный фильм о войне в Ливии “Тобрукская клятва”. В нем он вспоминает о своих связях с оппозицией и событиях, предшествовавших международному военному вмешательству.
С точки зрения Леви, помощь западных стран оказалась эффективной и сегодня может послужить образцом для действий в Сирии.

евроньюс:
“Здравствуйте, господин Леви. Вы приехали в Канны представлять ваш новый документальный фильм , который рассказывает о вашей роли в ливийской революции. Так что перед нами настоящий супергерой Бернар Анри Леви, который изменил Ливию. Вы согласны, что Вы супергерой?

Бернар Анри Леви: “Да нет! Какой я супергерой! Это фильм, где я попытался очень точно и правдиво рассказать о своем участии в этой освободительной войне. Собственно, это не история Ливии в целом , о Ливии снято много других документальных картин. Мой фильм – это мой личный опыт, который я пережил, рассказ о событиях, свидетелем и участником которых мне довелось стать самому.”

евроньюс:
“Господин Леви. Вы еврей. Насколько это влияет на ваши политические пристрастия ?”

Бернар Анри Леви:
“Мой круг интересов и политических пристрастий достаточно широк, любой человек представляет собой сложную систему взглядов и предпочтений. Если говорить обо мне, то на меня повлияли великие философы, генерал Де Голь, который обратился с призывом к французам 18 июня организовать сопротивление, Уинстон Черчилль, которым я восхищался с детства – но и, конечно, осознание уже в зрелом возрасте своей принадлежности к еврейству, восхищение еврейским гуманизмом и религиозным универсализмом. Все вместе это сформировало меня как личность, воспитало такие качества, как гуманизм, воля, протест против любой несправедливости и проявления нетерпимости. Это явления одного порядка. Еврей я или нет – это неважно, в любом случае, признавая себя евреем, я уверен, что обязан протянуть руку помощи другой ветви потомков Авраама, – арабам, другим мусульманским народам – и я считаю это делом чести…. “

евроньюс: “Г-н Леви, не секрет, что Вы имели серьезное политическое влияние на принятие решений, в результате которых Франция начала военную интервенцию в Ливии. Учитывая дальнейшие события, считаете ли вы, что военное вмешательство было единственно верным решением, чтобы разрешить конфликт?”

Бернар Анри Леви:
“Да, я считаю, что это военное вмешательство было необходимо. В моем фильме видно, что танки Каддафи были уже в Бенгази. Что бы ни происходило потом, к каким бы последствиям вмешательство ни привело, очевидно, что правда была на нашей стороне. Остановить насилие, беззаконие – это справедливо.
Единственное, о чем я жалею, что ни я, и никто не имеют возможности пока сделать то же самое для Хомса и для Дераа, сирийских городов, которые оказались в эпицентре сопротивления. Сегодняшний Бенгази – это Хомс.”

евроньюс:
“Итак, как супергерой в накрахмаленной рубашке может разрешить конфликт в Сирии? У вас есть номер мобильного телефона Франсуа Олланда, или вы опять отправитесь в бой на корабле?”

Бернар Анри Леви:
“Что я могу сделать? С вашей помощью я еще раз хочу обратиться ко всему миру с призывом. Сегодня вы можете видеть кадры из Хулы, попавшие в интернет, посмотрите их. Более сотни жертв, дети, которых пытали и жестоко убили. Необходимо, чтобы наши лидеры посмотрели на это, прежде чем принимать решение. Я только что видел эти кадры – я был в ужасе и не мог сдержать слез… Я хочу чтобы представитель России в ООН, в Совете Безопасности, представитель Китая, которые постоянно, с самого начала этой истории блокируют все проекты резолюций, я хочу, чтобы они посмотрели эти кадры. Вот все, что я могу сделать сегодня. Завтра будет видно, но сегодня я хочу, чтобы они просто увидели это.”

евроньюс: “Вы призывали ливийцев взяться за оружие, чтобы защищать свое дело. Готовы ли вы сами взять в руки оружие, чтобы защитить свое?”

Бернар Анри Леви:
“Позвольте, я никого ни к чему не призывал. Ливийцам не нужно было никого слушать, чтобы взяться за оружие. Они взяли в руки оружия, а я просто снимал фильм о войне. Не нужно путать. Я никогда в жизни не держал в руках оружия, и никогда не хотел бы оказаться на их месте. Вы знаете, этот фильм мог бы называться “Ненавистная война”. Мне нравятся люди, которые ведут войну, но при этом ненавидят насилие. Война – это ужас. Любовь к войне – это нечто неприличное.”

евроньюс:
“Г-н Леви, революция в Ливии закончена. Каким вам представляется политическое будущее Ливии?”

Бернар Анри Леви:
“Как во всех демократических странах, где действуют демократические нормы, в сегодняшней Ливии происходит серьезная политическая борьба. И мои ливийские друзья, которые сейчас там находятся, подтверждают это. Идет политическая борьба между сторонниками демократии и теми, кто в нее не верит, между сторонниками умеренного ислама и сторонниками более радикальных течений, между теми, кто считает, что женщины должны скрывать лицо, и людьми, которые считают, что женские лица украшают этот мир, и что с открытым лицом обществу дышится легче. В современной Ливии идет политическая борьба, и я не могу предсказать, кто в ней победит. а, мои симпатии угадать несложно, но я не провидец. Тем не менее, могу вам сказать, что, насколько мне известно, ветер скорее дует в паруса демократам, тем кто пытается вписать эту традицию в мусульманский мир, совместить мусульманские традиции и основные демократические принципы. В происходящем в Ливии, а также, насколько я знаю, в Сирии, у сирийских повстанцев, – меня больше всего поражает скорость, с которой они учатся демократии. Народы, которые выходят из сорокалетнего полицейского режима диктатуры, пропаганды и государственного маразма, мгновенно приобретают демократические рефлексы.

евроньюс:
“Арабская весна многое изменила в средиземноморском регионе. Это стабилизирующий или дестабилизирующий фактор, на Ваш взгляд?”

Бернар Анри Леви:
“Скорее стабилизирующий, потому что главной дестабилизирующей силой в регионе были диктаторские режимы Каддафи, Башара Асада. Это нарушение равновесия вначале как бы не видно, но потом, когда эти люди взрывают самолет над Локерби или перечисляют деньги Хезболлах, или когда встают на сторону Ирана, как в случае с Сирией Башара Асада – вот тогда все становится ясно. Но мы знаем нашего врага в лицо. Нет ничего менее стабильного, чем мир, которым правят диктатуры. Прежде всего потому, что рано или поздно диктаторские режимы рушатся. А также потому, что нестабильность – это их способ существования.”

евроньюс:
“ Г-н Леви, спасибо, что ответили на мои вопросы.