This content is not available in your region

"Тишина давит - между ударами ждешь, куда прилетит": житель Харькова о бомбежках

Access to the comments Комментарии
 Наира Давлашян  & Андрей Позняков
Пожарные тушат здание СБУ в Харькове.
Пожарные тушат здание СБУ в Харькове.   -   Авторское право  Andrew Marienko/AP   -  

За время российского вторжения на Украине погибли, по данным ООН, более 350 мирных жителей. Свыше 700 получили ранения. Киев считает, что Москва обстреливает жилые кварталы и бъет по гражданским объектам. Российская сторона обвиняет украинских военных в провокациях и использовании мирного населения в качестве "живого щита".

Харьков стал одним из самых пострадавших от российского вторжения городов. О том, что переживают горожане, оказавшиеся в зоне боевых действий, Euronews рассказывает преподаватель Университета городского хозяйства им. Бекетова Константин Задорожный. Мы приводим его свидетельства с незначительными сокращениями и пояснениями.

Начало войны

Шёл учебный процесс, занимались мы нормально. Уже перешли частично с дистанционной формы занятий на смешанную. COVID пошёл на спад. А 24-го февраля в 5 утра мы проснулись от взрывов.

Первые 1-2 дня это был в основном грохот, потому что били по военным объектам в первую очередь. А потом начались очень большие проблемы. Дело в том, что российские войска пытались взять Харьков штурмом, заходили с нескольких сторон несколько раз. Те группы, которые заходили (я не знаю, что они пытались сделать, возможно, водрузить знамя и взять под контроль административные здания), – они входили, их уничтожали, и в эти моменты началась стрельба по домам. Сначала там, где заходили эти группы. Потом началась планомерная стрельба по всему городу.

Последние 3-4 дня по городу идёт очень сильная стрельба. Планомерно пытаются уничтожить инфраструктуру. Многие районы сидят без света, но наши коммунальные службы (гражданские люди) под огнём очень мужественно восстанавливают подачу света и тепла. Им памятник ставить надо, как и нашим бойцам, которые не пускают в город российские войска.

Постоянные обстрелы и бомбёжки: ночью самолёты периодически сбрасывают бомбы, стрельба из систем залпового огня, прилетали и ракеты. Постоянные взрывы со всех сторон.

Где расположены наши войска, где российские, все знают. Если наши стоят на окраине города и обстрел идёт с российской стороны, это очень хорошо видно. Жители видят, кто стреляет. Никаких украинских обстрелов нет, (по городу) стреляют только россияне.

Самолётов украинских под Харьковом сейчас практически нет. Авиация у нас, которая сохранилась, – в западной части. Самолёты я очень хорошо слышу: летит низко, сильный звук, сброшенная бомба, бомба взрывается.

Жизнь под обстрелами

В основном мы сидим дома. У нас старый дом, ему больше ста лет. Стены толстые. К сожалению, подвал в нём не приспособлен под то, чтобы быть убежищем. Если что-то попадет рядом, может завалить, и это будет могила.

В доме из-за того, что толстые стены и есть внутренние комнаты, можно более-менее безопасно переждать обстрелы и бомбежки. Если попадет сверху... Ну, тут уже прямое попадание и подвал не поможет, и ничего не поможет.

Значительная часть людей находится в метро. Это, пожалуй, самое безопасное место в Харькове.

Моя сестра двоюродная со своим сыном и внуками в подвале сейчас сидят. У них там подвал немножко получше. Сидят весь день, выходят, только когда нет тревоги, поднимаются, чтобы немножко отдохнуть. Но очень многие люди сидят именно в подвале все дни. Кто может, прячутся по максимуму.

Очень тяжело из-за того, что эти обстрелы (происходят) ночью. Периодически там обстрел, там обстрел. Тяжело спать. Тяжело ещё от тишины становится. Тишина давит. В перерыве между этими (ударами) напряжение: ждешь, куда прилетит? К тебе прилетит, не к тебе прилетит. Все это психологически очень тяжело.

Я периодически выхожу в магазин, в аптеку надо ходить, и я там людей тоже вижу. Рядом со мной магазины работают. Супермаркеты не все. Люди приходят, становятся в очередь. В панику не впадают. В очереди нет давки.

Голода еще нет, но некоторый дефицит уже начинает ощущаться. В город завозится гуманитарная помощь. Создана сеть пунктов, где это можно получить. Я туда не ходил, потому что у нас есть еще продукты, многим людям нужнее.

Связи с Россией

Те люди, которые ни за что не хотели говорить на украинском, за эту неделю стали переходить на украинский язык просто, чтобы отличать себя от оккупантов. 

Спектр мнений (до вторжения) был широкий. Харьков традиционно выступает за тесные связи с Россией. Многие наши политики харьковские как раз на этой идее братства с Россией и строили свою политику, и вполне успешно строили. Население поддерживало. И сейчас, наверняка, часть населения придерживается тех же взглядов. Их переубедить иногда просто невозможно, но я говорю об общей тенденции. Большинство населения резко изменило мнение, даже если раньше оно сочувствовало (России). 

Люди в такой ситуации понимают, что здесь вопрос просто выживания. Просто боятся, что будет, если к нам придут такие люди, которые начинают (войну) ни с того, ни с сего... не было причин реальных для нападения на Украину. Это просто страшно.