Срочная новость

Срочная новость

"Мы пойдем другим путем": беженцы уходят в Альпы

Сейчас воспроизводится:

"Мы пойдем другим путем": беженцы уходят в Альпы

"Мы пойдем другим путем": беженцы уходят в Альпы
Размер текста Aa Aa

Итальянская деревня Клавьере хорошо известна любителям горных лыж: живописные альпийские склоны, чистейший воздух, покой. Который оказывается обманчивым - в последнее время здесь слишком много полиции. Неслучайно: в нескольких сотнях метров отсюда - французская граница. Добраться до нее можно альпийскими тропами, если вы идете пешком и не хотите "светиться", а можно на транспорте, если вам нечего бояться. Так и сделали десятки жителей Клавьере, перебравшись на французскую сторону для участия в акции протеста. Она направлена против местной полиции и властей: жители обвиняют их в облавах на мигрантов, которые пешком идут из Италии во Францию.

Демонстрант: "Здесь погибла молодая женщина. Ее нашли в реке, которая пересекает приграничную коммуну Бриансон. Эта была черная женщина, без документов, никто ее даже не хватился. Господа полицейские, мы не хотим,чтобы после средиземноморского кладбища наша приграничная зона также стала бы склепом. Переход границы здесь, в Альпах, становится смертельно опасным для беженцев, стремящихся во Францию".

Местные жители нередко помогают непривычным к альпийским условиям людям. Такая помощь рискованна: за укрытие нелегалов законопослушному французу, к примеру, может грозить наказание.

Бенуа Дюко, горный проводник: "Нам удалось спасти немало людей. Сейчас зима и холода позади, а именно это для беженцев главный фактор риска. Наш участок границы усиленно патрулируется, что вынуждает людей идти более сложными маршрутами. На пути во Францию их ждет немало опасностей".

Полиция начала расследование обстоятельств гибели 20-летней девушки из Нигерии. Манифестанты говорят о лицемерии: другие мигранты, шедшие в одной группе с девушкой, утверждают, что она отстала и пропала во время полицейской облавы.

Полицейский, анонимно: "Мы тут вообще не причем. Думаю, виноват их проводник".

Участница акции протеста: "Нет, это вовсе не несчастный случай. Это убийство, и убийц мы хорошо знаем. Во-первых, это политики, выступающие за закрытие границ для беженцев. Во-вторых, граждане, поддерживающие гонения. Смотрите, сколько их: полиция, жандармы, охотники разные... а теперь еще эти молодчики-неофашисты, которые проверяют все здешние тропы, отлавливают мигрантов".

За два последних года, по официальным данным, через Альпы во Францию перебрались около 3000 соискателей убежища.

Французские власти такому притоку гостей с гор не рады, и усиливают патрулирование.

В апреле новые европейские ультраправые из группы "Поколение идентичности" потребовали закрыть перешеек Эшель - эта тропа на высоте 1762 метра и служит основным пунктом перехода нелегальных мигрантов из Италии во Францию.

Аймерик Курте, представитель движения : "Мы осуществляем контроль в приграничной зоне. А еще работаем с местным населением, большая часть, которого, кстати, нас поддерживает. Мы собираем информацию о проводниках, их тут целая сеть, изучаем, какими обходными маршрутами могут передвигаться мигранты. И передаем все эти данные полиции. За 15 последних дней мы напали на след 20 беженцев. Тут же проинформировали власти. Более того, мы точно указали, где искать этих людей - им осталось только прийти и задержать их".

Euronews: "Вы считаете себя вправе вот блокировать людей, переходящих границу? Они ведь сюда очень издалека прибыли, многое перенесли..."

Аймерик Курте, представитель движения: "Разумеется, мы в своем праве. Мы - сознательные граждане, хотим защитить свой народ. Скажу больше, мы хотим защитить европейцев. Если государству нет до нас дела, что жt, мы сами организуем дружины. Мы отстаиваем свою самобытность, европейскую самобытность".

Несколькими днями позже мы возвращаемся в Клавьере, на итальянскую сторону. Чтобы познакомиться с работниками и обитателями приюта "У Иисуса". Этот домик - один из отправных пунктов для тех кто пытается добраться до Франции.

Здесь трудятся итальянские и французские волонтеры, они отбирают кандидатов на переход через Альпы из числа беженцев, стекающихся к заветному перешейку со всей Италии. Для продолжения путешествия людям нужно как минимум поесть и отдохнуть. Волонтеры в курсе, что рискуют, содействуя нелегалам. Однако они утверждают, что полиция сама нарушает законы

Волонтер приюта, анонимно: "Обычно соискатели убежища могут, даже без документов, прийти на границу другого государства и объявить, что нуждаются в защите. Так вот, когда люди пытаются пересечь границу нормальным способом, на автобусе к примеру, их останавливают и отправляют сюда. Вот они и вынуждены искать обходные пути, горные дороги, часто опасные. Мигранты не хотят, чтобы их вернули в Италию".

Мы знакомимся с молодым человеком, который готовится совершить переход. Второй за сутки: накануне он шел с младшим братом, их остановила полиция. Несовершеннолетнего брата пропустили...

Euronews: "А если полиция и сегодня вас повернет, вы все равно будете пытаться?"

Беженец: "Конечно, буду. Столько, сколько нужно. Не хочу жить в Италии. Для меня язык - настоящая проблема".

(Позднее мы узнаем, что наш собеседник оказался-таки на французской стороне).

Задача-максимум для мигрантов - добраться до города Бриансон в 15 километрах от границы.

Здесь, как и на итальянской стороне, также действует приют - первое прибежище для совершивших переход через Альпы. Мы знакомимся с группой из 6 мужчин, обессиленных дорогой.

Euronews: "Вы во сколько из Италии вышли"

Беженец: "В 9 утра . А пришли сюда в три часа дня, все время пешком... Вы не можете идти нормальньной дорогой, надо все время прятаться.Смотрите, я мокрый и грязный. Падал постоянно. Это было нелегко".

В центре приема беженцев людей ждет горячая еда сухая одежда, первая медицинская помощь. Все организовано усилиями десятков волонтеров. Среди них есть и те, кто берет мигрантов пожить к себе. Это временная мера, большинство беженцев отправятся затем в другие французские города, чтобы официально просить убежище.

Анн Шаванн, волонтер приюта: "Мы принимаем тех, кто только-только прибыл во Францию. Кому-то нужно в больницу, мы их отвозим туда, потом занимаемся транспортом, кому-то покупаем билеты на поезд, кому-то помогаем связаться с родственниками. К примеру, если у беженца есть во Франции близкие люди, он может податься туда. Знаете, эти люди имеют право просить в нашей стране убежища. Однако сделать это становится все труднее. Беженцам нужна моральная поддержка, они живут в постоянном стрессе боятся ареста. А мы ничего не можем им обещать".

В приюте активно помогает Жюстен, он из Камеруна. Мужчина официально направил запрос на предоставление убежища 7 месяцев назад. Пока его дело изучают, он не имеет права работать.Его ситуация нестабильна: первой европейской страной, принявшей Жюстена, была Италия, и по нормам Дублинской конвенции власти других европейских государств имеют права выслать его туда"-

Жюстен, беженец: "Люди, наверное, думают что у нас тут прекрасная жизнь. Но вместо этого я бы предпочел остаться на родине, с семьей, с сыном, с близкими. Раз я уехал, у меня были веские основания".

Приют рассчитан на 20-25 человек, реально здесь постоянно обедают, отдыхают лечатся около сотни беженцев. Ни для кого в Бриансоне не секрет, что в центре помогают нелегалам. Местные жители проявляют удивительную солидарность. Жоэль Прево - один из руководителей приюта. Он возмущен тем, что во Франции нет места для приема людей, которые только готовятся подать прошение об убежище.

Жоэль Прево, руководитель приюта: "Это не полиции решать, законно ли просить убежище. У нас есть специальное ведомство, которое и занимается подобными вопросами. Это тамошние специалисты рассматривают заявки беженцев, принимают решения. Люди ждут вердикта долго, им нужно где-то остановиться. Франции следует подумать над условиями приема таких вот соискателей. Раз государство не спешит помогать приезжим, это делаем мы - волонтеры. Но вообще-то это не наша задача. Особенно, когда речь идет о несовершеннолетних: когда мы их составляем в центре, мы нарушаем закон. А куда их девать?"

На руках у здешних волонтеров - 23 несовершеннолетних. Все вместе они отправляются в комиссариат полиции, предупредив, что не уйдут, пока ребят не поставят на учет. Что позволит им претендовать на крышу над головой и другие бонусы. Закон обязывает власти оперативно заниматься делами несовершеннолетних иммигрантов, однако на деле многие ждут заветного штампа неделями. Отчаявшись, волонтеры и их подопечные разбили лагерь прямо у комиссариата.

Кристоф Брюно, волонтер: "Будем ждать, надеемся, что ребят не придется опять везти в приют. Сколько можно?"

Ожидание и решимость приносят свои плоды: к концу дня 18 из 23 ребят отправлены за счет властей в город Гап, где их судьбой займутся местные власти.

Мы же отправляемся на встречу в техническое училище Бриансона где знакомися с Мовадо.Молодого человека спасли местные жители, он потерялся в горах. Семейная пара из Бриансона пригласила юношу пожить у себя - в деревню в 20 километрах от города.

Мовадо, беженец: "Это очень симпатичные люди. Правда. Так обо мне заботятся. Вот в лицей устроили. Конечно я им не сын, но относятся они ко мне по-доброму. Для меня они стали вторыми мамой и папой".

В доме супругов Ива и Фанфан юноша обрел наконец покой. Его вылечили от обморожения, помогли грамотно и быстро подать заявку на убежище. В семье живут еще три молодых беженца, в том числе Фуссейни из Мали. За спиной ребят - поход по Сахаре, тюрьма в Ливии, затем - опасное путешествие по Средиземному морю, Италия, горы, переход во Францию.

Фанфан Гийбо, хозяйка дома: "Пока они в порядке. Но как долго это продлится. На сегодня, да, я могу сказать, что у них все хорошо. А что будет завтра? Законы меняются, через несколько месяцев правила приема мигрантов ужесточат. И что будет с нашими подопечными? Вообще с молодыми беженцами?"

Ив Массе, хозяин дома: "Они нас подпитывают своей энергией, надеждой. Знаете, их воля, стойкость просто заразительны".

В свои 19 Мовадо мечтает стать сантехником. Остаться во Франции, устроиться на работу... Все зависит от ответа властей.

Мовадо, беженец: "Я не чувствую себя свободным. Я тут живу, а документов у меня нет. И нужно ждать ответа. Если все обойдется, я получу бумаги - отлично. А если мне откажут, я должен буду оспаривать решение, на это опять уйдет время. Я все время об этом думаю, надеюсь, конечно, что у меня получится. Надо действовать потихоньку, шаг за шагом".

Ив и Фанфан нашли адвокатов, чтобы заручиться юридической поддержкой для своих подопечных. Однако и это не гарантия успеха.

Фанфан Гийбо, хозяйка дома: "Я думаю, сегодня главное, чтобы ребята вновь поверили в себя. Это придаст им сил. И тогда, возможно, судьба им улыбнется. Вот и все,что я могу сказать".

Ив Массе, хозяин дома: "О гостеприимстве, чувстве локтя жителей Альп сейчас столько говорят и пишут. Это даже смешно, если сравнить наши действия с позицией властей настроенных враждебно. Конечно, мы разочарованы и возмущены".

Разочарованы и возмущены как и десятки беженцев и местных жителей,с собравшихся у реки Дюранс, где было найдено тело погибшей беженки из Нигерии.

Бенуа Дюко, горный проводник: "Мы теперь не сможем спокойно пить воду из наших источников, спокойно гулять по горам, поскольку знаем - здесь, в этих местах гибли и гибнут наши друзья-беженцы. Они спасались от преследований, как загнанные звери".