Срочная новость

Срочная новость

Восточная Украина: йога против войны

Сейчас воспроизводится:

Восточная Украина: йога против войны

Размер текста Aa Aa

Наш корреспондент Наталья Любченкова с фотоаппаратом в руках проехала по нескольким населенным пунктам Восточной Украины. Вот ее впечатления.

Бабушки "Возраста счастья"

Первая остановка - город Славянск. Едва сойдя с поезда, я отправляюсь в необычное место: там десяток женщин пенсионного возраста пьют чай, декламируют стихи и листают страницы Facebook на огромном экране, висящем на стене. Мои собеседницы рассказывают, что вместе выезжают на экскурсии, причем и по Восточной, и по Западной Украине. Занимаются спортом, йогой, изучают английский и осваивают компьютерную грамотность. И все это - в условиях тлеющего вооруженного конфликта...

"Моя самооценка очень выросла", - рассказывает Галина. "Я живу в семье из шести человек. Теперь все мои знают: по субботам у бабушки урок английского. У меня как будто крылья выросли. Раньше я была для них лишь кухаркой".

Клуб "Возраст счастья" - идея местной жительницы Натали Бондаренко. Она признается, что хотела "добавить красок" в жизнь пенсионеров, многие из которых пострадали от вооруженного конфликта. Например Наталья Ременюк. Потеряв на войне сына, женщина впала в депрессию. Участие в мероприятиях клуба помогло ей вновь увидеть свет: "Я была в трансе после гибели ребенка, но Наталья (Бондаренко) и другие женщины буквально вытянули меня, шаг за шагом. Я даже на себя взглянула иначе, стала немного краситься. Мне очень нравятся наши собрания, я с нетерпением жду следующего".

Другая женщина добавляет: "Наша жизнь была чредой одинаковых дней и дел, а теперь в ней столько всего! Клуб полностью изменил мою жизнь". С ней согласны "одноклубницы": женщины с радостью рассказывают о предпринятых вылазках, о знакомстве с блюдами разных регионов....

На государственном уровне на Украине подобных инициатив для пожилых людей нет. Если в Западной Европе об этой возрастной группе заботятся и частные, и государственные организации, то для большинства украинских пенсионеров спорт и творчество "в старости" кажутся странными.

Женщины из клуба "Возраст счастья" признаются, что их родственники поначалу на клуб смотрели с подозрением. Сегодня все без исключения семьи довольны, главным аргументом стало хорошее настроение "бабушек".

Жизнь в городах и селах Восточной Украины напрямую зависит от близости к линии контакта, разграничивающей контролируемые сепаратистами районы и те, где ситуация - в руках украинских властей и армии.

В областях, взятых сепаратистами, помимо Красного Креста, не работает практически ни одна гуманитарная организация. По другую сторону их больше, так же, как и волонтерских движений, проектов вокруг местных церквей.

Телега, люлька и никаких посетителей

Чем ближе к линии фронта, тем больше разрушений, в некоторых селах нет воды и электричества. Международные наблюдатели говорят о необходимости активного восстановления инфраструктуры. Однако на то, чтобы отремонтировать или перестроить, уходят годы, учитывая, что многое люди делают сами и лишь на часть проектов выделяются международные гранты.

В селе Александро-Калиново в 30 километрах от линии фронта давно привыкли рассчитывать на себя. На месте нас встречает Светлана Созанская, знаток украинской кухни и непревзойденный повар.

Светлана живет в частном доме, туалет - на улице, несмотря на отсутствие базовых удобств интернет у нее работает на удивление быстро. Самое время попробовать померить очки виртуальный реальности, привезенные нами. С помощью новых технологий Светлана "объезжает" регион, с детской радостью "останавливаясь" в местах, где никогда не бывала...

Ее родное Александро-Калиново до войны было одним из любимых мест отдыха для жителей Донецка и Донецкой области. Сюда приезжали за "настоящей крестьянской жизнью", вкусной едой и живописными пейзажами. И ради знакомства с местными талантами, усилиями которых в селе были восстановлены хаты-мазанки, расписаны остановки, появился курорт для сноубордистов и источник с целебной, по слухам, грязью. Позднее началось формирование этнографического музея, за который отвечает Андрей Тараман, бывший ветврач: "Наша деревня удачно расположена. Совсем рядом - ландшафтный парк Клебан-Бык. Для промышленного региона, как наш, это очень важное направление. А еще у нас проходили фестивали, мы разводили овец и приглашали туристов самим их постричь. У нас даже гора есть, мы там построили подъемник. И к нам приезжали из Донецка семьи, чтобы покататься на сноуборде".

Сегодня путешествия занимают жителей региона в последнюю очередь, дорога из Донецка практически пуста. Тем не менее в селе продолжают развивать начатое, расширять уникальную экспозицию музея (там можно увидеть настоящую помещичью телегу и покачать люльку 19 века) в надежде, что с наступлением мира у них вновь станет многолюдно.

Грани Гранитного

А в этом селе нет не только музея, но и самого необходимого. Мы в Гранитном, в "красной зоне", вплотную к разделительной линии. За годы конфликта село привыкло к звуку рвущихся снарядов. Пик обстрелов пришелся на 2014-2015 годы: здесь были разрушены едва ли не две трети домов, больница, библиотека...

Гранитное лежит на реке Кальмиус. Оно было основано в 18 веке урумами, греко-татарами, переселившимся сюда из Крыма (в селе есть действующая мечеть и мусульманское кладбище). Сегодня ситуация вокруг Гранитного относительно спокойна, однако люди, пережившие многолетний стресс, остаются напряженными. К тому же время от времени к ним и сейчас прилетают ... снаряды, сказывается близость к фронту.

Глава сельсовета Василина Николаева пережила за четыре года артобстрелы, бегство из собственного дома, возвращение с ребенком на руках. Сегодня женщина вплотную занимается тем, чтобы отремонтировать то, что подлежит ремонту, и добиться возможности построить необходимое. Во многом - своими силами плюс помощь Красного Креста.

По словам Николаевой, возвращение к нормальный жизни невозможно, пока в селе не появится инфраструктура, в первую очередь для детей и пожилых: "Иначе это не жизнь, а существование", - добавляет она. За годы конфликта население Гранитного сократилось вполовину, сегодня семьи постепенно воссоединяются, идет медленный процесс возвращения людей.

Здесь много разрушенных зданий, повсюду - следы обстрелов. Однако уже есть и активно развиваются два ансамбля. Их участники поют на трех языках - русском, украинском и турецком - и готовятся показать свое мастерство на музыкальном фестивале. Он также необходим, чтобы не просто выжить, а жить.