Срочная новость

Срочная новость

Сирия: 7 лет ужаса

Сейчас воспроизводится:

Сирия: 7 лет ужаса

Размер текста Aa Aa

Прошло 7 лет с тех пор, как сирийцы вышли на улицы, чтобы потребовать свободы и расширения социально-экономических прав. Восстание, которое начиналось с мирных протестов, переросло в полномасштабную гражданскую и региональную войну. Она все еще продолжается, несмотря на новую резолюцию ООН, требующую немедленного прекращения огня в районах боевых действий. Неослабевающее насилие унесло более полумиллиона жизней и вынудило миллионы сирийцев покинуть их дома. Военным ударам, порой – целенаправленным, подвергались даже школы и больницы. Часть страны разрушена до неузнаваемости. Примеры ужасов войны, к сожалению, можно приводить бесконечно.

Больше всего от конфликта и опустошения страдают беспомощные мирные жители. Об их бедственном положении мы поговорим сегодня с двумя гостями. Это – Хелле Торнинг-Шмитт, генеральный директор организации Save the Children – “Спасите детей”. Эта неправительственная организация объявила Сирию страной, наиболее опасной для детей. В настоящее время она оказывает гуманитарную помощь 2,5 миллионам людей в Сирии, среди которых 1,7 миллион детей. Я также приветствую профессора Рафаэля Питти. Этот французский врач с 2012 года совершил более 20 миссий в зонах военных действий в Сирии, где помогал в обучении сирийских врачей и медсестер.

Софи Клоде, euronews:

“Сначала слово Хелле Торнинг-Шмитт. Спасибо, что вы с нами в программе “Глобальный диалог”. Война вступает в 8-й год, можем ли мы сказать, что усилия международного сообщества по отношению к сирийскому народу были неудачными?”

Хелле Торнинг-Шмитт, генеральный директор Save the Children:

“Я думаю, мы должны признать, что действия международного сообщества в отношении сирийского народа и сирийских детей потерпели неудачу. И у меня вызывает большое беспокойство нынешняя эскалация конфликта, тот факт, который подтверждает ООН, что химические вещества снова использовались в качестве оружия в Сирии, те ужасы, которые мы видим, – что почти 2 миллиона человек находятся в осажденных и труднодоступных районах, они лишены пищи и медицинской помощи. Это новый уровень ужасов, и я очень боюсь, что мы принимаем его как новую обычную реальность. Это, во многом, война с детьми. Если начинают бомбить гражданские районы, если начинают бомбить школы и больницы, это превращается в войну с детьми. Это неприемлемо”.

Софи Клоде:

“2017-й стал самым жестоким годом для сирийских детей. А в 2018-м тысяча детей были убиты или ранены, Как вы считаете, обусловлены ли эти тяжелые потери характером этого конфликта, а именно – воздушными бомбардировками?”

Хелле Торнинг-Шмитт:

“Это связано с рядом вещей, и когда война перемещается в районы, где проживает много гражданских лиц, в города, – не забывайте, что Восточная Гута – это, в основном, пригород Дамаска, и там живет много людей. Когда война перемещается в эти районы, – это нападение на гражданских лиц, в частности, детей”.

Софи Клоде:

“Как насчет числа детей-солдат, которое, по-видимому, утроилось с 2015 года?”

Хелле Торнинг-Шмитт:

“Для детей, находящихся на войне, возрастает риск стать мишенью в качестве детей-солдат, там возрастает риск детского труда, риск сексуального насилия. И, конечно же, мы видим, что очень много девочек выходят замуж, будучи еще маленькими детьми. Их выдают замуж потому, что в их семьях думают, что так им будет безопасней, и потому что они становятся экономическим бременем для своих семей”.

Софи Клоде:

“Давайте поговорим о долгосрочном воздействии этого конфликта, о психологических травмах”.

Хелле Торнинг-Шмитт:

“Мы видим, что эти дети страдают от посттравматического стресса. Многие из нас никогда не узнают, что это такое, но дети от этого страдают. Они прячутся или впадают в стресс, когда слышат взрывы, они мочатся в постель, некоторые страдают от бессонницы. Отклонения есть у большинства детей. И я спрашиваю у международного сообщества, как мы можем просить этих детей восстанавливать их страну, если у них нет образования? В Сирии более миллиона семисот тысяч детей, которые не учатся в школе, потому что их школы подвергаются бомбардировкам. У них нет образования, они недоедают, они живут в страхе, страдают от токсичного стресса. Как эти дети могут когда-нибудь воссоздать Сирию?”

Софи Клоде:

“Большое спасибо за ваши комментарии, спасибо, что приняли участие в программе “Глобальный диалог”.

Хелле Торнинг-Шмитт:

“Спасибо, что пригласили”.

Софи Клоде:

“А сейчас поговорим с профессором Рафаэлем Питти. Этот французский врач занимается обучением медицинского персонала в зонах военных действий в Сирии. Профессор Рафаэль Питти, спасибо, что вы с нами в программе “Глобальный диалог”. Вы реаниматолог и врач скорой помощи, вы были в Сирии более 20 раз, а точнее – 21 раз. Расскажите, как там все происходит, когда больницы иногда становятся мишенями. Как лечить людей в таких условиях? Какими лекарствами? Какой там персонал?”

Рафаэль Питти, французский врач:

“Когда вы находитесь в больнице, которая не обеспечена необходимым, вы хорошо видите, насколько условия ухудшились. И это оказывает прямое воздействие на пациентов, которые прибывают туда целыми потоками. Их приходится сортировать. Бывают пациенты, которых в других условиях вы бы вылечили. Но в этих условиях из-за огромного потока и отсутствия средств вы вынуждены оставлять их умирать”.

Софи Клоде:

“Можно себе представить, насколько там не хватает врачей – одни, наиболее квалифицированные, уехали, но кроме того медики тоже становятся жертвами бомбардировок”.

Рафаэль Питти:

“Часто наиболее компетентные врачи после двух-трех лет, когда ситуация становилась невыносимой, забирали свои семьи и покидали Сирию. Где-то их заменяли студенты-медики, где-то люди без каких-либо навыков, которые просто пытались помочь другим. Где-то уборщицы становились медсестрами, а затем – акушерками. Мы видели студенток, которые становились медсестрами, первокурсников, которые работали хирургами”.

Софи Клоде:

“Говорят, что в Сирии погибли более полумиллиона человек. А выжившие, как они переживают военные ранения, полученные в результате воздушных бомбардировок, от разрывов бочковых бомб?”

Рафаэль Питти:

“Учитывая ограниченные средства, о которых я говорил ранее, там не могут восстанавливать функции организма человека, а вынуждены отдавать приоритет сохранению жизни, поэтому ампутируют, и ампутируют очень широко. Так что сложилось целое поколение, тысячи людей, которым завтра придется жить в опустошенной стране, с их недееспособностью, которая будет очень тяжелым грузом для этой страны. Ведь ей придется одновременно принять всех этих инвалидов и пытаться восстанавливаться”.

Софи Клоде:

“Вы не раз говорили об уничтожении медицинской инфраструктуры. Можете ли вы объяснить, что это означает?”

Рафаэль Питти:

“С 2011 года медицинские структуры в Сирии становились непосредственными мишенями режима. Режим хотел продемонстрировать, что районы, которые находятся в руках повстанцев, небезопасны для людей. В результате вся медицинская инфраструктура, очень хорошо организованная в Сирии до 2011 года, была полностью разрушена. Из-за этого не лечились хронические заболевания, не проводилась вакцинация, конечно, не лечили больных раком, диабетиков, гипертоников и других. Так что на сегодня, по нашим оценкам, полтора миллиона человек умерли из-за отсутствия медицинской инфраструктуры”.

Софи Клоде:

“То есть в целом – два миллиона смертей”.

Рафаэль Питти:

“Да”.

Софи Клоде:

“В последний раз вы посещали Сирию 4 месяца назад. Но вы по-прежнему на связи с вашими коллегами, которые находятся там, в том числе – в Гуте. Что там происходит? Каковы последние новости?”

Рафаэль Питти:

“Гута окружена с 2013 года, 9 месяцев находится в осаде, уже тогда остро стояла проблема недоедания. А последний месяц – это ежедневные бомбардировки, со всеми видами применяемого оружия – и напалм, и кассетные бомбы, и ракеты. Это происходит постоянно, время от времени используют хлор. За месяц было проведено шесть атак с применением хлора. Так что сегодня Гута – это люди, которые, как крысы, заперты в подвалах. Иногда их становится так много в подвалах, что они выходят наружу, чтобы попытаться поспать под открытым небом в надежде не пострадать при бомбардировках”.

Софи Клоде:

“Справедливо ли говорить, что в этом конфликте гражданские лица зажаты в тиски между правительственными силами и повстанцами, и что они являются жертвами обеих сторон?”

Рафаэль Питти:

“Да, это верно для всего населения”.

Софи Клоде:

“Вы лично были свидетелем бесчинств со стороны мятежников? Также говорят о химическом оружии, которое, возможно, использовалось повстанцами”.

Рафаэль Питти:

“Конечно, повстанцы использовали химическое оружие. Сирийский народ далек от идеалов своей революции. Люди надеялись на определенную свободу, но теперь они оказались заложниками противостояния разных групп и именно они платят самую высокую цену”.