Срочная новость

Глава Total: "Брексит" невыгоден никому"

Гость очередного выпуска программы “Глобальный диалог” – генеральный директор компании Total Патрик Пуянне.

Сейчас воспроизводится:

Глава Total: "Брексит" невыгоден никому"

Размер текста Aa Aa

Гость очередного выпуска программы “Глобальный диалог” – генеральный директор компании Total Патрик Пуянне.

Давид Жако, euronews:

“Спасибо, что приняли наше приглашение. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты прервали дипломатические отношения с Катаром. Это – регион мира, в котором вы ведете бизнес, в котором вы присутствуете. Может ли этот дипломатический кризис, если он будет продолжаться, навредить такой компании, как ваша?”

Патрик Пуянне, гендиректор компании Total:

“Компания Total родилась на Ближнем Востоке в 1924 году. Мы хорошо знаем этот регион. И мы действительно широко представлены в Катаре, в Абу-Даби, в Саудовской Аравии, завтра будем в Иране. Но вы знаете, мы, прежде всего, торговая компания. Поэтому в Катаре мы – катарцы, в Эмиратах – эмиратцы, а в Иране – иранцы. То есть в каждой стране мы работаем в интересах этой страны. То, что я вижу и за чем с интересом наблюдаю, это то, что крупные западные страны, сейчас пытаются снять напряжение, которое на самом деле не выгодно никому, потому что реальный враг в этом регионе сегодня – это ИГИЛ, это – терроризм”.

euronews:

“Что касается бизнеса, то мы знаем, что Total ведет дела в ряде стран мира, где существует реальное геополитическое напряжение. Не давит ли на Total сегодня скорее геополитическая угроза, чем экономическая? Ведь компания остается рентабельной при ценах на нефть ниже 50 долларов за баррель”.

Патрик Пуянне:

“Total работает там, где есть нефть и газ. Не мы решаем, где будут находиться месторождения. Мы коммерческое предприятие, у нас нет дипломатической силы. Мы производим газ в Катаре и через трубопровод связываем его с Абу-Даби. Все думали, что из-за кризиса этот поток перекроют с какой-то из сторон – либо производители, либо потребители”.

euronews:

“Но этого не произошло”.

Патрик Пуянне:

“Нет”.

euronews:

“А что вы ответите циникам, которые говорят, что сильная
геополитическая напряженность, независимо от того, где именно она проявляется, выгодна нефтяным группам, Total, потому что в таких условиях цены растут и растет ваша прибыль? Что бы вы им ответили?”

Патрик Пуянне:

“Погодите… Мы работаем на товарно-сырьевом рынке. И волатильность цен, прежде всего, определяет не геополитика, даже несмотря на то, что все именно ею интерпретируют все происходящее. В первую очередь, и на самом деле рынки это, к сожалению, демонстрируют в течение двух лет, на цены влияют спрос и предложение. При слишком большом предложении и недостаточном спросе цены падают, и наоборот. Нефть и газ сосредоточены в десятке стран, которые имеют 80% запасов. Это страны Персидского залива, Россия, Иран, Саудовская Аравия и Соединенные Штаты. Среди них – несколько геополитических игроков, что и приводит к сочетанию геополитики с нефтью и газом”.

euronews:

“После отмены международных санкций Total стала первой крупной нефтяной западной компанией, подписавшей в Иране протокол с перспективой работы на крупнейшем нефтегазовом месторождении в мире Южный Парс. Подписан ли в конце концов соответствующий контракт, и когда ожидать начала работы Total в Иране?”

Патрик Пуянне:

“В ноябре прошлого года был подписан протокол соглашения, мы были первыми, кто продемонстрировал такую смелость. На самом деле эта гигантская газовая площадка, которую делят между собой Катар и Иран, служит и мостом между ними. Это будет важное событие для иранского внутреннего рынка, для развития иранской экономики и мы перейдем к подписанию этого соглашения в ближайшие недели”.

euronews:

“Несколько слов о внешней политике Дональда Трампа в этом регионе… Понимаете ли вы логику и последовательность президента США, который ведет дела с Саудовской Аравией и Катаром, игнорируя нарастание дипломатической напряженности в отношениях с Катаром, при том, что у американцев есть военная база в этой стране?”

Патрик Пуянне:

“Нужно спросить президента Трампа, в чем его политика и стратегия. Я думаю, что сейчас он только открывает для себя некоторые вопросы дипломатической проблематики. Не уверен, что мы уже можем говорить о стратегии, о политике. Что касается дипломатической политики США, то ее выработка потребует некоторого времени. Если вы отметили, главное требование, которое сегодня выдвигают Катару, это прекращение поддержки ХАМАС. Оно постоянно возникает в заявлениях американской администрации, в том числе – и на фоне этого кризиса. Так что я думаю, что, возможно, самая важная тема для президента Трампа на Ближнем Востоке – это палестино-израильский вопрос, в котором он, возможно, хотел бы достичь прогресса”.

euronews:

“В европейской повестке дня – переговоры по “брекситу”, которые открываются на этой неделе. Тереза ​​Мэй недавно получила серьезный удар, потеряв абсолютное большинство в парламенте. Поможет ли ослабление премьер-министра Великобритании Европе на этих переговорах, позволит ли заключить выгодную сделку?”

Патрик Пуянне:

“Я думаю, то, что произошло, “брексит”, невыгодно никому. Ни Великобритании, ни Европе. Думаю, сейчас главная тема для Европы, которую частично поднял и “брексит”, это перезапуск европейского проекта. Британцы отказались от этого проекта, безусловно, потому, что он не был достаточно привлекательным. Но и в наших странах люди зачастую оспаривают европейский проект. У нас есть еврозона с единой валютой. Мы должны углубить эту зону. Нужно также внести в нее больше ясности. Европейским гражданам важно понимать, что входит в компетенцию Еврокомиссии и государств-членов. На нашем континенте 500 миллионов жителей. Это огромный рынок. Но формирование принципов свободного рынка не завершено во многих областях. Оно не завершено в энергетике, из-за чего мы инвестируем в развитие солнечной энергии на севере Германии, хотя лучше было бы сделать это на юге Испании. Этот процесс не завершен в цифровой области. Почему сегодня все крупные цифровые игроки – американские, а не европейские? Это не проблема научной компетентности. Все дело в том, что американский рынок, охватывающий 350-400 миллионов человек, полностью унифицирован. В процессе разработок и инвестирования вы имеете непосредственный доступ к этому рынку. А в Европе у нас фрагментированные рынки. Это реальные проблемы Европы”.

euronews:

“Вы много путешествуете, как вы думаете, избрание президентом Макрона изменило имидж Франции в глазах крупных игроков, иностранных инвесторов?”

Патрик Пуянне:

“Все предельно ясно. Эти выборы – прыжок в современность. Наша страна находится на передовой благодаря возрасту нашего нового президента, а также благодаря его речам, которые отличаются открытостью. Он предлагает политику открытости к новым технологиям, открытости к Европе, открытости к предпринимательской деятельности, выступая против замкнутости на самих себе и отката назад. Не нужно заблуждаться – на этих выборах половина людей была, скорее, за откат. И думаю, что с этой точки зрения, очевидно, что наша страна в плане конкурентности, полностью возвращает привлекательность. Это действительно очень важное событие”.

euronews:

“Франция выступает в образе страны, стремящейся к модернизации. Или об этом слишком рано говорить? Вы более осторожны в оценке?”

Патрик Пуянне:

“Знаете, что меня поразило на этих выборах и в некоторых политических моментах, это дебаты о глобализации, этот отказ от нее – почти 50% людей проголосовали против. Против рыночной экономики. Поэтому такие группы, как наша, глобальные компании, которые смогли извлечь выгоду из этой рыночной экономики, смогли извлечь выгоду из глобализации, должны найти средства и дать ответы на требования людей, которые выступали против”.

euronews:

“Какую реформу, на ваш взгляд, должен первым делом реализовать президент Макрон, чтобы сделать Францию более привлекательной?”

Патрик Пуянне:

“Большой проблемой страны является то, что молодые люди не имеют работы. Мы должны дать работу молодежи. Нужно сделать для этого абсолютно все возможное. Есть несколько рычагов. Один из них – несомненно, трудовое законодательство, слишком сложное. Мы знаем, что в чем-то оно блокирует предпринимателей. Конечно, необходимы системы защиты, но нужно сделать так, чтобы у людей было больше стимулов работать, чем сидеть дома. То, о чем я говорю, – это не критика, не нужно это воспринимать в штыки. Но я думаю, очень важно, чтобы ценность работы в этой стране была признана в качестве первостепенной”.