Срочная новость

Великобритания: как дерадикализовать экстремистов?

Жизнь как борьба Усман Раджа – тренер по смешанным единоборствам.

Сейчас воспроизводится:

Великобритания: как дерадикализовать экстремистов?

Размер текста Aa Aa

Жизнь как борьба

Усман Раджа – тренер по смешанным единоборствам. Среди его воспитанников, возможно, будущие чемпионы в легком весе. Но в последние восемь лет он ведет еще одно сражение.

Усман работает с осужденными террористами, притом как во время их заключения, так и после освобождения. Программа, которую он назвал “Единство”, появилась в 2009 году. С тех пор ему удалось убедить десятки террористов и экстремистов свернуть с преступного пути. В этом им помогла в том числе работа на ринге.

“Это борьба. Когда вы находитесь в тюрьме, вам нужно самоутвердиться. И для этого обычно приходится прибегать к жестокости. Мы говорим о том месте, где людям могут перерезать горло во время пятничной молитвы. В буквальном смысле! Когда эти ребята приходят ко мне, я стараюсь помочь им побороть их агрессию и направить в нужное русло их чувство самосохранения. А еще я хочу, чтобы они вновь взглянули на себя, поняли, кто они”, – делится своими мыслями Усман Раджа.

Несмотря на успех начинаний Усмана, недавняя волна терактов, которая задела не только Великобританию, но и Европу в целом, вновь заставила обратить внимание на проблему радикализации в тюрьмах. Большинство нападавших в свое время побывали в заключении.

Корреспондент Euronews Валери Забриски: “Растет ли уровень радикализации? Мне сложно дать ответ, поскольку нет никакой точной статистики. И что происходит с этими людьми, когда они выходят из тюрьмы и стараются вновь интегрироваться в общество?”

Что приводит к радикализации?

В британских тюрьмах сейчас около 130 человек, осужденных за терроризм. Все больше людей возвращаются на улицы после освобождения. Это одна из причин головной боли для британских служб безопасности. Они обеспокоены, что такие теракты, как на вестминстерском мосту, могут повториться.

В мечети на востоке Лондона Усман работает вместе с членами своего сообщества. Они стремятся помочь тем, кто чувствует себя уязвимым перед экстремистской идеологией.

Усман также взаимодействует с патрульными службами, имами и бывшими заключенными. Благодаря ему с экстремистского пути свернул молодой человек по имени Джордан Хорнер.

Джордан дважды осужден за участие в банде “Мусульманский патруль”, которая пыталась установить законы шариата на улицах Лондона. Участники группы хотели заставить людей испытывать стыд, поэтому свои акции они снимали на видео.

“Когда ты переступаешь порог тюрьмы, то окружающие уже знают о твоих преступлениях. И я не чувствовал себя уязвимо с теми, кто пытался меня радикализовать. Всё было с точностью да наоборот. В тюрьме скорее боялись, что я могу радикализовать других. Во время заключения меня не раз переводили из одной камеры в другую, я побывал в нескольких тюрьмах в разных частях Великобритании. Меня держали в изоляции. В конце концов я попал в Белмарш, в особо охраняемую тюрьму. Но, честно говоря, это только усилило мою приверженность к идеологии. Не было никаких изменений в лучшую сторону”, – делится своим опытом Джордан.

Что может помочь этим людя отказаться от идеологии, которая привела Джордана в “Мусульманский патруль” и заставила его снять два видео, за которые он был обвинен в насилии?

Когда он отбыл свой срок, ему предложили пообщаться с Усманом. Джордан говорит, что Усман помог ему совладать с агрессией, из-за которой он и примкнул к экстремистам. Усман не только разговаривает с ним, но и занимается на ринге.

“Когда я перешел в ислам, первое чувство, которое у меня возникло, это было ощущение братства, – вспоминает Джордан. – Вы понимаете? И некоторые люди пользуются этим. И кроме того, они стремятся извлечь выгоду из международной политической повестки. С помощью религиозной риторики она будут взращивать в вас ненависть к другим. В какой-то момент у меня появилось время подумать и проанализировать то, что я сделал. Разговором руководил Усман. Он спросил: “А что если бы твоя семья оказалась в такой ситуации? И разве ислам оправдывает всё это?”

“Люди, которые присоединяются к группировке ИГИЛ или которые увлекаются экстремистскими идеями, поначалу делают это ради своих близких и товарищей. Но потом забота о них превращается в форму ненависти. Вот в чем проблема! Ты думаешь: “Если они убили кого-то из наших, мы можем убить кого-то из них”. Но потом ты получаешь объяснение, которое соответствует принципам традиционного ислама. Ты понимаешь, что если больно одной части общества, то больно и всему обществу”, – рассуждает Усман.

“Исламофобия порождает джихадистскую риторику”

Жена Усмана Анджела как никто другой знает, что в этом вопросе нет гендерных барьеров. Она работает с женщинами, которые отбывают или уже отбыли срок за терроризм.

На этом тренинге она занимается с добровольцами, которые потом будут помогать бывшим заключенным. Анджела предупреждает, что процесс дерадикализации потребует много времени и сил, особенно учитывая, что некоторые воспринимают свои преступления как геройский поступок.

Анджела – врач. У нее четверо детей. Что заставляет ее заниматься этим делом, которое отнимает столько времени? По ее словам, одна из причин связана с тем, что произошло с ней после ноябрьских терактов в Париже в 2015 году.

“Это произошло вскоре после терактов. Я была в торговом центре с двумя дочками. Перед нами прошел мужчина. Моя дочка – ей тогда было три или четыре года – сказала ему “здравствуйте”. На что он ответил: “Не здоровайся со мной, грязная мусульманка…” “Простите, что Вы только что сказали?” “Я сказал: “Не здоровайся со мной, грязная мусульманка…” Я была совершенно ошарашена. Он добавил: “Смотри, что твои люди сделали в Париже”. Эта реакция, эта исламофобская реакция порождает джихадистскую риторику и экстремистские споры. “Глядите, они против нас”!”

Несмотря на то что что общее число экстремистов в Великобритании невелико, их влияние на мусульманское сообщество в этой стране ощутимо.

Тюрьмы как центры радикализации

Как остановить рост исламофобии? Что нужно сделать для дерадикализации экстремистов и помочь им потом вновь интегрироваться в общество? Эти вопросы беспокоят не только Усмана и Анджелу, но и этого человека. Его зовут Ашфак Сиддик.

Он доброволец сообщества. На протяжении 30 лет мужчина был сотрудником правоохранительных органов. В свое время Асфак работал над докладом о коррупции в тюрьмах.

Он считает, что разделение заключенных порождает еще большую опасность:

“Когда Вы попадаете в тюрьму, Вы встречаете здесь разные группы – мусульманские, христианские. И если мы не сможем одержать победу в тюрьмах, ситуация будет только осложняться. Потому что в определенный момент все мусульмане, в том числе те, кто был осужден за радикализм, окажутся в едином пространстве. Те, кто занимаются радикализацией, – это очень харизматичные, умные, опытные люди. Они знают, что сказать, на какие точки надавить. При этом они общаются с теми, кто уже в уязвимом положении, кто нуждается в поддержке, защите и у кого нет ничего в жизни”.

Усман Раджа призывает продолжить борьбу с экстремизмом и радикализацией до победного конца. И вести ее надо как на ринге, так и за его пределами.