Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Жан-Поль Готье: "Раньше мы были более свободны"


Глобальный диалог

Жан-Поль Готье: "Раньше мы были более свободны"

Этот дизайнер-провокатор совершил революцию в моде. 40-летие своей карьеры он отмечает выставками по всему миру. Сегодня мы встретились здесь, в Кунстхалле, в Мюнхене, с Жан-Полем Готье.

Изабель Кумар, euronews:

“Спасибо, что вы с нами в программе “Глобальный диалог”. Эта выставка отражает вашу историю, ваши работы стали музейными экспонатами. Что вы чувствуете, когда видите вашу жизнь, представленную таким образом?”

Жан-Поль Готье, модельер:

“Скажу вам откровенно, если хотите, я не чувствую никакой ностальгии в романтическом и печальном смысле, как это можно себе представить. Это воспоминания, но у меня нет времени на воспоминания. Я пытаюсь превратить их в новое приключение для меня: перешить старые вещи, попытаться надеть их, воскресить, чтобы это могло выразить что-то такое, что я всегда хотел сказать, чтобы это было понятно, подано с лучшей стороны и чтобы это было последовательно. Так что это просто работа, и я вношу сюда некоторые изменения в зависимости от того, в каком городе проходит выставка”.

euronews:

“Не вы ли как-то говорили, “чтобы эти вещи оказались в музее, необходимо умереть?”

Жан-Поль Готье:

“Безусловно, поэтому я и не пытался сделать из этого музейную экспозицию, а радостную и живую выставку. Для меня это было очень важно, поэтому я принял предложение команды из Монреаля сделать такую экспозицию. Я видел, что это была довольно динамичная команда, и я спросил их, можно ли задействовать манекены, которые даже будут говорить”.

euronews:

“Потому что есть лица, которые говорят, это здорово”.

Жан-Поль Готье:

“Вот именно! Я видел спектакль под названием “Слепые” канадца Дени Марло. Там были монахи, которые говорили – монахи и монахини, то есть люди религиозные. Но в конце ты понимаешь, что это было не по-настоящему, что это была лишь проекция, то есть всего лишь виденье. Так что я решил попросить Дени Марло сделать проекции для меня и заставить говорить манекены, так как раньше они не говорили – считалось, что они красивы и должны молчать. Что полностью неверно. Поэтому сейчас они говорят. И показывают, что говорят очень хорошо”.

euronews:

“Мы попросили наших зрителей прислать вопросы для этого интервью. И получили их много. Так, Стивен Дэвис спрашивает, гордитесь ли вы тем, что вы сделали?”

Жан-Поль Готье:

“Я бы сказал, в целом, что больше всего горжусь тем, что остался самим собой. Когда я был ребенком, я хотел этим заниматься. Я смотрел фильм, который назывался “Дамские тряпки”. Это он указал мне дорогу. Я хотел заниматься показами, модой. Для меня эти показы были как в фильме, где модели ходили по подиуму, как героини. Раньше, когда я был маленьким, я лгал, не занимаясь моим делом. Меня не очень хорошо принимали, потому что я плохо играл в футбол. И как-то вдруг, войдя в эту профессию, я сказал себе, что больше не имею права лгать и должен осуществить свою детскую мечту”.

euronews:

“Вернемся в ваше детство. Для вас важна муза. Здесь мы видим вашу первую музу. Я не хочу вас обидеть, но она не очень красива”.

Жан-Поль Готье:

“Я понял, о ком вы хотите поговорить. Вы оскорбляете моего медведя?”

euronews:

“Ее зовут Нана: расскажите нам”.

Жан-Поль Готье:

“Нана. Я хотел куклу, хотел наряжать ее, но мои родители считали, что для мальчика это, наверное, было не самое лучшее. Поэтому мне пришлось сделать моему мишке грудные имплантаты, такой конический бюст из картона”.

euronews:

“Первый конический бюст”.

Жан-Поль Готье:

“Говорят, что я сделал его для Мадонны. Но вовсе нет – сначала я сделал его для моего мишки. Потом я сделал это в коллекции в 81-м, я начал делать корсеты, платья с корсетами. Этому я обязан моей бабушке, потому что у нее был корсет, который надевали, чтобы уменьшить талию. Когда она была помоложе и надевала корсет, то специально пила уксус, и нужно было сзади тянуть за шнурок. Так желудок сжимался и талия уменьшалась”.

euronews:

“Орудие пыток превратилось в орудие…”

Жан-Поль Готье:

“Обольщения”.

euronews:

“Обольщения, да”.

Жан-Поль Готье:

“Но парадокс в том, что я начал работать во время, если хотите, постфеминизма. То есть женщины выбросили свои бюстгальтеры или сожгли их в знак стремления к свободе. Были другие девушки, может быть, их дочери, которые, напротив, хотели соблазнять, но соблазнять выборочно, не будучи сексуальным объектом. И я сделал объект для мужчин – объектом был мужчина, в моем первом мужском показе объектом был мужчина”.

euronews:

“Вернемся к вашей бабушке. Для вас этот человек был очень важен. Вы говорили, что это она показала вам корсет, но также открыла для вас шитье, макияж, мир женщин. Что вам в нем нравилось?”

Жан-Поль Готье:

“Я чувствовал себя… Ну, во-первых, девочки в школе мне были гораздо интересней, чем мальчики. У моих сверстниц были другие интересы, которые были мне ближе и позволяли открыть намного больше, чем интересы других мальчиков, которые только и думали о том, чтобы играть в футбол. Я постоянно говорю что-то против футбола, но примерно так все и происходило. Мне нравилось с девочками, я был счастлив, и бабушка предоставила мне полную свободу. Я был единственным ребенком в семье и оставался у нее по четвергам, в день, когда в школе был выходной. Я мог смотреть по телевизору все, что хотел, даже те передачи, которые не были предназначены для детей, которые были им запрещены, так что я смотрел все эти программы. Я видел корсеты, я видел перья черных райских птиц: это было прекрасно. Я открыл для себя мир, которого не знал, и который заставил меня мечтать”.

euronews:

“Вы попали туда из мира обычного, ваши родители были…”

Жан-Поль Готье:

“Да, я был средним французом”.

euronews:

“Росли в социальном доме”.

Жан-Поль Готье:

“Да, в коммунистическом городке Аркёе, южном пригороде Парижа. Так что я имел возможность мечтать о чем-то другом, и таким образом вселенная моих мечтаний обогатилась”.

euronews:

“А ваши родители, что они об этом думали? Ведь ваша мать была кассиршей, если я не ошибаюсь, отец работал бухгалтером, а вы все же были довольно эксцентричным ребенком”.

Жан-Поль Готье:

“Нет, они не боялись. Представьте себе, они все-таки позволяли мне рисовать. Я не учился в школе моды. Я читал журналы, рассматривал снимки, то есть я постепенно изучал моду через прессу. Сначала для меня это была настоящая Библия, иногда я немного сомневался в том, что там говорилось. Но это было позднее, гораздо позднее. Но сначала, это было по-настоящему… Так я учился. Я пытался сам сделать то же самое. Я читал: “Карден, Пьер Карден сегодня представил свою коллекцию от кутюр, он сделал 300 моделей”. И я подумал: “А, я сделаю 301, 302” (смеется). И я пришел в дом Кардена в 18 лет. Мои родители показали мои эскизы соседу, бывшая жена которого работала иллюстратором в известном женском журнале. Она увидела мои эскизы и сказала: “О, да, он должен найти этому применение”.

euronews:

“И вы отправили их Пьеру Кардену?”

Жан-Поль Готье:

“Всем дизайнерам. И я получил ответ от Пьера Кардена, который пригласил меня к себе в день моего 18-летия. Я пошел туда с мамой, потому что звонили ей. И кроме того я боялся идти один. Но она ждала меня внизу. Я сказал ему, что еще учусь в лицее. А он спросил: “Когда вы можете прийти?” Я ответил: “После обеда – в такой-то день, в такой, еще в этот”. А он мне говорит: Хорошо, вы приняты”.

euronews:

“Сейчас такое можно увидеть в мире моды?”

Жан-Поль Готье:

“При желании такое возможно”.

euronews:

“Правда?”

Жан-Поль Готье:

“Да, я думаю, пусть и иным способом. Сейчас есть интернет, то, чего тогда не было, другие способы общения. Но, я думаю, что всегда есть мечты, которые могут реализоваться. Когда действительно веришь, я думаю, можешь многое преодолеть и прийти к их осуществлению. Я думаю, что, на самом, деле невозможно – это не по-французски”.

euronews:

“Вы настоящий трудоголик. Говорят, что каждый день вы одержимы чем-то новым. Чем вы одержимы сегодня?”

Жан-Поль Готье:

“Сегодня… Ну, если хотите, я оставил прет-а-порте. Потому что 40 лет этим занимался. Это очень хорошо, но мир изменился. Мы стали не столь свободны творчески, как раньше. Мне довелось узнать настоящую свободу. Я до сих пор сохраняю ее в некотором роде. Но от прет-а-порте я отошел. Тем не менее я продолжаю шить и у меня есть другие проекты”.

euronews:

“Это подводит меня к вопросу, который задал Патрик Хэмон: “Когда вы выйдете на пенсию?”

Жан-Поль Готье:

“Я начал работать еще до того, как на самом деле начать работать. И если однажды я не смогу больше двигаться и ничего делать, я всегда смогу рисовать мои маленькие эскизы или придумывать их и просить кого-то нарисовать их за меня, ради удовольствия”.

euronews:

“Вернемся к вашей карьере и Мадонне, другой вашей музе, которая была действительно важна для вас. Ваши тесные связи были сотканы вокруг ее конического бюста. Что вас в ней привлекает?”

Жан-Поль Готье:

“Я думаю, что мы были близнецами в некотором смысле. В том смысле, что ее, женщину, которую она показывала, также представлял и я моей одеждой. Я составлял довольно мужские костюмы, но с корсетными изделиями. Так что это была своего рода сила и обольщение одновременно. Именно это она и воплощала”.

euronews:

“Правда, что вы делали ей предложение?”

Жан-Поль Готье:

“Три раза. Она каждый раз отказывала – думаю так намного лучше”.

euronews:

“Да, но интересно, почему вы делали ей предложения? Не хочу вдаваться в личные детали, но…”

Жан-Поль Готье:

“Это было скорее символично, если хотите. Но это было такое сближение взглядов на вещи, на сексуальность, на отношения между мужчинами и женщинами. В конце концов, я видел в этом подобии завершенность. И я считал, что лучшее, что я могу ей предложить, это брак. Но, возможно, это было не для нее (смеется). Она это, кстати, подтвердила – она затем дважды разводилась”.

euronews:

“Но вопрос сексуальности… Это был бы, скорее, платонический брак?”

Жан-Поль Готье:

“Ну, не знаю, вообще-то она была таким мачо. А мне в конце концов это нравилось!” (смеется)

euronews:

“Анна Кэрен спрашивает: “Кто ваша любимая модель или актриса, которая носила вашу одежду?”

Жан-Поль Готье:

“Любимой актрисой я бы, конечно, назвал Мишлин Прель, так как это благодаря ей я выбрал эту профессию после фильма “Дамские тряпки”. Конечно, у меня есть музы, как Катрин Денев, всегда представлявшая парижанку. Думаю, я восхищаюсь людьми, у которых есть своя собственная вселенная, не всегда полностью соответствующая сложившемуся образу. Например, Катрин Денев, с ее холодными и ледяными чертами, как это хорошо известно, очень открыта и интересна. А я люблю отличия”.

euronews:

“Вы также любите несовершенство, оно вас привлекает”.

Жан-Поль Готье:

“Да, но что такое несовершенство? Это иной способ смотреть на вещи. Росси де Пальма, например, с ее носом, с ее фигурой абсолютно… Она сама называет себя эдаким живым Пикассо! (смеется), картиной Пикассо, персонажем Пикассо … Я считаю, что нет одной-единственной формы красоты, их множество. Есть еще интеллект и красота ума. Есть люди, которые, старея, становятся еще более красивым, чем в молодости”.

euronews:

“Вы также работаете с моделями определенного возраста…”

Жан-Поль Готье:

“Определенного возраста, определенного веса тоже… Я не беру только очень полных женщин, иногда беру и очень худых… Но у меня нет абсолютного закона или правила, которое говорит, что вы обязательно должны быть такими, как эта модель. К счастью, нет, напротив, нужно развивать свое отличие”.

euronews:

“Именно поэтому в вас видят того, кто демократизировал моду. Но не противоречит ли этой демократизации ваше движение к высокой моде?”

Жан-Поль Готье:

“Не думаю. Одежда от модельеров на самом деле стоит очень дорого, но такой пошив позволяет также создавать настоящие творения. Конечно, произведения модельеров предназначены для довольно узкого круга людей, но они также могут позволить себе продавать больше других вещей – аксессуары, духи. И, потом, показывать пример, чтобы люди могли сами одеваться в Готье, вдохновляясь тем, что я делаю”.

euronews:

“Сейчас у вас будет больше времени, что вы будете с ним делать?”

Жан-Поль Готье:

“Я ужасно занят, мой график очень насыщен, так как у меня есть новые проекты”.

euronews:

“Какие?”

Жан-Поль Готье:

“Делать костюмы для спектакля, точнее – для ревю. Возможно, однажды сам сделаю ревю. Буду делать капсульные коллекции для Японии – я поеду в Японию, то же самое для Австралии. Это будет недорогая одежда”.

euronews:

“То есть вы остаетесь?”

Жан-Поль Готье:

“Демократизация продолжается, но другим способом”.

euronews:

“К сожалению, у многих людей, таких, как я, нет средств, чтобы пойти в бутик Жан-Поля Готье. Какие советы вы можете нам дать, чтобы помочь выглядеть шикарно?”

Жан-Поль Готье:

“Первое, я думаю, это работа над собой. То есть я считаю, что нужно, наконец, принять себя такими, какие мы есть, и извлечь выгоду из того, что мы, порой, рассматриваем как недостатки. Не отказываться от своего мнения, если вы понимаете, что я хочу сказать. Если вы чувствуете себя настолько плохо в вашей коже, что хотите иногда изменить цвет волос, нос, вставить в рот протезы и тому подобное – хорошо, если вы таким образом чувствуете себя лучше, прекрасно. Но самое главное – вы сами, главное – чувствовать себя хорошо в том, что вы сделали или хотите сделать с самими собой. Или ничего не делать и принять себя такими, как есть. Это самое главное. И тогда все будет хорошо. Вы можете выбрать все, что угодно, вам пойдет все”.

euronews:

“Я возвращаюсь к вопросу вашего ухода из прет-а-порте. Вы были довольно критичны по отношению к моде…”

Жан-Поль Готье:

“В самом деле? В каком смысле?”

euronews:

“В том, что все меняется слишком быстро, что не хватает времени на инновации…”

Жан-Поль Готье:

“Но это не критика моды, одежды. Это критика системы. Я не думаю, что когда мы переживаем период кризиса, создание большего количества моделей, большего количества одежды, может исправить положение. Я также не думаю, что, дарить одежду в рекламных целях людям, у которых есть средства ее купить, – подходящий ход для бизнеса. Работать бесплатно – это плохо для всех и, может быть, даже презрительно для тех, кто создает одежду”.

euronews:

“Вы подталкиваете меня к вопросу о социальной ответственности. Нравится вам это или нет, но, я думаю, что, на вас лежит определенная социальная ответственность, как на кутюрье и как на знаменитости. Многочисленные скандалы, связанные с фабриками в Бангладеш, где к людям относятся как к рабам. Вас это трогает? Вы собираетесь что-то предпринять?”

Жан-Поль Готье:

“Конечно, меня это трогает, но я не знаю, как решить эту проблему. Увы, я не политик. Я не политик, не экономист, поэтому мне трудно сказать, в чем заключается решение”.

euronews:

“Когда вы говорите, что будете делать капсульные коллекции, которые стоят дешевле, вы знаете, где производятся ткани, одежда?”

Жан-Поль Готье:

“Конечно, я знаю, что есть много вещей, которые сделаны в Китае. Я наблюдаю за этим, но у меня нет для этого решения. Спрашивать, к сожалению, нужно не у меня. Это господа политики должны пошевелить попами!”

euronews:

“Как вам удается держаться на плаву? Вы живете в довольно эксцентричном мире моды”.

Жан-Поль Готье:

“Да, но я нечасто посещаю этот мир, как видите. Я работаю. Я делаю то, что мне нравится, но я работаю. Может быть, это меня бережет и сохраняет”.

euronews:

“Я хочу передать вам вопрос Петро Бритса: “Что наиболее важно из того, чему научила вас ваша карьера, ведь она была разнообразна?”

Жан-Поль Готье:

“Я даже записал диск, который, правда, совсем не имел успеха! Но в любом случае, я сделал много разного, о чем никогда бы не подумал. В конечном счете все эти приключения также помогли мне преодолеть мою застенчивость – потому что по натуре я очень застенчивый, даже если это и не заметно. Когда прыгаешь в воду, нужно плыть”.

euronews:

“Каким вы видите свое наследие?”

Жан-Поль Готье:

“Я не думаю о наследии. Я даже не был у нотариуса!” (смеется)

euronews:

“Что вы оставите миру моды? Я не хороню вас прямо сейчас, нет!”

Жан-Поль Готье:

“Уже существует музей… Ну вот, начинается! (смеется) Я не знаю… Я пытался помочь людям немного шире раскрыть глаза и понять, что нет лишь одной формы красоты, что их множество”.

euronews:

“Вопрос от Екатерины Шамахановой. Она спрашивает, что такое счастье по-вашему?”

Жан-Поль Готье:

“Счастье? Известно, что я работаю как сумасшедший, но для меня это не работа, а счастье. Я ответил бы так. Но иногда, для меня счастье – находиться в состоянии созерцания. То есть мне может быть очень хорошо, когда я лежу в постели, смотрю телевизор и ем спагетти! Это может быть счастьем! Я могу находиться в Греции и молча смотреть на вулкан на Санторини – это очень красиво! Такие моменты… Счастье, но также сюрпризы. Я думаю, что это для всех одинаково: нет ничего прекраснее, чем сюрпризы, не так ли? Когда все идет хорошо, просто шепчет все вокруг, и вдруг – хлоп! Происходит что-то неожиданное, и это здорово!”

euronews:

“Возраст вас беспокоит? На некоторых афишах ваши морщины разглаживаются, вы выглядите как Жан-Поль Готье 20 лет назад”.

Жан-Поль Готье:

“Конечно! Но это все – Пьер и Жиль. Это лучшие косметические хирурги! Более того там не нужна анестезия, а вы выглядите как новенький. Они все берут на себя и делают это безупречно! Мне повезло иметь исключительную бабушку, которую я очень любил. И для меня старость – это добро, счастье и красота, а также любовь. Так что старение меня не пугает”.

euronews:

“Есть ли что-то, что вы вспоминаете о вашей бабушке с особой теплотой, когда находитесь далеко от вашей повседневной жизни, социальной среды, друзей?”

Жан-Поль Готье:

“Конечно. У моей бабушки были белые волосы, очень белые, и это было очень красиво. Она использовала при ополаскивании голубоватый цвет, чтобы сквозь белый не проявлялся желтый. Я хотел ей помочь и помогал в этом. Она покупала разные средства, а я, когда мне было 7-8 лет, их наносил. Но мне хотелось, чтобы у нее были темные волосы, так бы она выглядела моложе. Понимаете? В 7-8 лет я не хотел, чтобы она выглядела на свой возраст, поэтому я оставлял средство на волосах дольше, думая, что волосы потемнеют и станут черными, но они получились фиолетовыми! Помню, она была в ярости! А я сказал: “Нет, я не знаю, что случилось!” Но на самом деле это я ей сказал, что средство нужно наносить на полчаса вместо 5 или 10 минут! Потом она разозлилась, схватила кастрюлю и ударила ею о стол, чтобы не дать мне пощечину! Это было так мило! Это прекрасное воспоминание, которое меня согревает! Ради любви она, с фиолетовыми волосами, портила свои кастрюли”.

euronews:

“Вы смотрите на жизнь с юмором!”

Жан-Поль Готье:

“И думаю, это здорово, не так ли? В любом случае, смеяться – это хорошо. Это необходимо, я думаю, это жизненно важно. Это стоит хорошего стейка, так что можно позволить себе быть вегетарианцем!”