Срочная новость

Срочная новость

Чечилия Бартоли: "Я работаю, как Золушка"

Сейчас воспроизводится:

Чечилия Бартоли: "Я работаю, как Золушка"

Размер текста Aa Aa

История бедной трудолюбивой девушки, которая была вознаграждена за свои усилия. Сказка о Золушке легла в основу одноименной оперы Джакомо Россини. Впервые за четверть века эта оперу показали на Троицыном фестивале в Зальцбурге; ее главным украшением стала Чечилия Бартоли. Бартоли знала, что будет петь в этом году в Зальцбурге. Обладательница редкого сопрано – арт-директор фестиваля и участвовала в выборе его главной музыкальной темы – Джакомо Россини.

“Я решила посвятить фестиваль этого года Россини. Этот композитор был моей первой любовью, – призналась Бартоли. – Я начала свою певческую карьеру с его работ”. Новая постановка “Золушки “ переносит нас в декорации вполне современного кафе, что лишь подтверждает универсальность раскрытой в сказке темы.

Кстати, сам Россини прославился именно благодаря “Золушке”. Оперу он написал за месяц, без страха отойдя от сюжетной канавы сказки Шарля Перро. Чечилии Бартоли образ Золушки близок: “В этой постановке главная героиня Анжелина – очень современная особа. Она должна много и тяжело работать. Мне эта девушка близка: я тоже много работаю. Роль интересна, потому что интересна музыка. Каждый раз, когда я пою роль Анжелины, я открываю что-то новое. Каждый раз, хотя казалось бы, сколько я уже занималась Россини! И все равно вот это чувство: ух ты, раньше я этого не замечала! В этом – шарм Россини. Он вас всегда ведет вперед”.

Бартоли отвечает за музыкальный прогресс. За кулисами за внешним видом участников спектакля следит Доротея Николаи, директор по костюмам. В общей сложности, для всех участников постановки нужно около 100 вариантов одежды: “Для меня очень важно, чтобы сшитый мною костюм помогал певцу раскрывать сценический образ. Он должен сидеть, как перчатка, не мешать, защищать, давать вдохновение”, – признается Доротея.

В чудесном наряде Золушку из соседнего кафе ждет перерождение в принцессу. “Эту музыку нужно не просто петь, здесь нужна игра. Эта опера струится , как шампанское. Что поделать, таков Россини!”, – резюмирует Бартоли.