Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Гудлак Джонатан: "Ни один президент не может свести коррупцию к нулю"


Глобальный диалог

Гудлак Джонатан: "Ни один президент не может свести коррупцию к нулю"

Нигерия – одна из ключевых стран для будущего африканского континента и обладает, по мнению экспертов, достаточным потенциалом, чтобы со временем превратиться в мировую державу. Но вместе с оптимизмом, внушаемым растущим процветанием Нигерии, не может не беспокоить усиливающаяся бедность определенных слоев населения. Об этом мы беседуем с президентом Гудлаком Джонатаном.

Гудлак Джонатан – президент самой населенной страны Африки

  • Гудлак Эбеле Джонатан – действующий президент Нигерии. По вероисповеданию – христианин, родился 20 ноября 1957 года
  • Он был губернатором штата Байелса с 9 декабря 2005 года по 28 мая 2007 года. 29 мая 2007 года был приведён к присяге как вице-президент Нигерии
  • Джонатан — член правящей Народно-Демократической партии. 13 января 2010 года федеральный суд передал ему полномочия президента, поскольку ранее избранный президент Умару Яр-Адуа проходил длительный курс лечения в Саудовской Аравии
  • 9 февраля 2010 года Сенат Нигерии подтвердил передачу полномочий. В марте 2010 Джонатан распустил кабинет министров, доставшийся ему от предыдущего президента, и приступил к назначению новых министров, чем вызвал недовольство в среде сторонников Умару Яр-Адуа. 6 мая 2010 года приведен к присяге как президент Нигерии в связи со смертью Умару Яр-Адуа
  • В 2011 году выставил свою кандидатуру на президентских выборах и победил в первом туре


Изабель Кьюмар, Евроньюс: Господин президент, спасибо за то, что согласились быть гостем нашей программы. Меня интересует, как Вы собираетесь поддерживать необходимый экономический темп, чтобы так называемое “просачивание благ сверху вниз” достигло тех, кто больше всего в них нуждается и способствовало обузданию массовой бедности?

Гудлак Джонатан: Я согласен, что в большинстве стран, тем более стран Африканского континента, экономический рост не всегда приводит к улучшению условий жизни народа. На мой взгляд, одна из ключевых проблем здесь – финансовая изоляция. В связи с этим мы придаем особое значение концепции “финансовой вовлеченности”. Это единственный способ создать экономический климат, который позволит многим подняться, если можно так выразиться, на вершину среднего класса. Тогда те, кто находятся ниже, смогут воспользоваться данной динамикой. Если мы будем продолжать усилия, то убедимся, что “финансовая вовлеченность” дает плоды. Сельское хозяйство – один из наиболее отлаженных секторов нашей экономики. Мы вкладываем в него значительные средства. Мы верим, что с течением времени люди, находящиеся внизу социальной лестницы, смогут получить доступ к этим благам. Я убежден, что если мы будем достаточно успешно развиваться, в ближайшие пять лет ситуация изменится коренным образом”.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: То есть, по-вашему, первых результатов следует ждать через пять лет? Почему именно пять?.

Гудлак Джонатан: Да, я уверен, что пяти лет будет достаточно. Я не утверждаю, что через пять лет все граждане Нигерии будут принадлежать к среднему классу, но убежден, что общая доля людей, которые воспользуются благами экономического роста, которые окажутся причастными к экономическому развитию страны, станет довольно высокой.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Энергетика – еще один ключевой для Нигерии вопрос, над которым вы усиленно работаете. Если вы прогнозируете экономический рост в ближайшие годы, то как Вы – поставив, возможно, себя на место министра экономики – намерены разрешить энергетическую проблему, чтобы обеспечить этот самый рост?

Гудлак Джонатан: Я уверен, что если мы разрешим энергетическую проблему, мы сможем удвоить темпы экономического роста, и у нас есть конкретные предложения на этот счет…

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Удвоить до 14 %?

Гудлак Джонатан: Да, сейчас средний экономический рост составляет 7 %. Если мы разрешим энергетическую проблему, даже если наш рост и не удвоится, то уж точно достигнет двузначного показателя: 10 или 11 %. Исходя из этого, энергетика действительно – ключевой фактор для нашей экономики.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Если уж мы заговорили о временных рамках, когда, по-вашему, удастся повысить эффективность энергетического сектора?

Гудлак Джонатан: Это не займет, на мой взгляд, более полутора лет, два года_ думаю, много. Когда вы открываете доступ в энергетику частному сектору, развитие не заставляет себя ждать, потому что начинают срабатывать рыночные механизмы. Перед частным сектором стоит задача извлечь максимальную прибавочную стоимость, грубо говоря – делать деньги. Чем больше они будут вырабатывать энергии, тем больше будут зарабатывать. Улучшив работу распределительной сети, они также увеличат свои прибыли. Так что за указанный мною период, показатели удвоются или даже утроются. Некоторые из частных компаний уже удвоили генерирующие мощности.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Если окинуть взглядом африканский континент, можно констатировать, что именно энергетика является тормозом развития как в Нигерии, так и во многих других государствах. При этом экономическая интеграция стран Африки кажется делом довольно сложным. Что, по-вашему, ей препятствует ?

Гудлак Джонатан: Благодарю вас за вопрос. Экономическая интеграция Африки – дело вовсе не сложное. Просто у нее есть свои пределы. Это прежде всего инфраструктура, особенно та, что обеспечивает перемещение людей и товаров по континенту. Приведу пример: если кому-то у нас в Нигерии необходимо попасть в одно из африканских государств, расположенных южнее, то он должен сначала вылететь в Дубаи, а потом уже в место назначения. Если же вам надо попасть в северную, или какую-то другую часть Африки, то вы вынуждены добираться туда через Лондон. Попасть из одной африканской страны в другую можно, лишь преодолев многочисленные препятствия. Часто переправить товары из одного государства в другое обойдется вам дороже, чем через третью страну. Дешевле доставить их в Европу или из Европы, скажем, в столь удаленное место, как Китай, потому что есть логистика, и она работает. Наша идея заключается в создании прежде всего трансафриканского железнодорожного сообщения, а также сети автомагистралей. Это значительно облегчит и удешевит циркуляцию товаров и услуг между африканскими странами. Мы надеемся, что нам удастся привлечь к реализации этой идеи по созданию надежного железнодорожного сообщения – инвесторов и стратегических партнеров, таких как Евросоюз и другие международные структуры.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Еще одна серьезная проблема, препятствующая развитию экономики африканских стран, это коррупция. Как вы намерены бороться с ней, какими могут быть результаты борьбы?

Гудлак Джонатан: Да, коррупция – это наша реальность. Я не могу сказать, что Нигерия не страдает от коррупции. Она существует, более того, она пассивна. Это не какой-то вор, который притаился и ждет возможности ограбить вас, предварительно оглушив по голове дубиной. Мы в борьбе с этим злом главное внимание уделяем усилению государственных институтов, что гарантировало бы отсутствие самой возможности украсть. Люди должны видеть зримые примеры борьбы с коррупцией. Так ситуация с безработицей в нашей стране довольно сложная. Число рабочих мест не соответствует реальному спросу. Молодежь чувствует себя не очень уверенно, многие дипломированные специалисты ждут работы по два-три года. Вот почему многие недовольны положением в стране. По их мнению, главное объяснение тому – коррупция. Именно поэтому мы намерены бороться с ней, и я верю, что мы одержим победу. Я не могу давать каких-либо конкретных обязательств. Ни один президент, в любой стране мира, не может обещать свести коррупцию к нулю. Как говорят врачи, они не могут обеспечить пациенту 100-процентное здоровье, какие-то недомогания у него неизбежны. Но человек должен стремиться к абсолютной честности и неподкупности. Хотя признаю, трудно быть на 100 % безупречным.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Ваша международная репутация пошатнулась после того, как вы решили приостановить полномочия председателя Центрального банка, чьи заявления о предполагаемом воровстве нефтяных доходов вызвали скандал в обществе. Вы сожалеете об этом решении?

Гудлак Джонатан: Нет, нет и нет! Я абсолютно с вами не согласен. Мы приняли совершенно правомерное решение. Я отстранил его из-за распрей, которые возникли в Совете по финансовой отчетности по поводу аудиторского отчета за 2012 год. Представьте, вы президент страны. И глава Центрального банка однажды утром объявляет во всеуслышанье, что в казне не хватает 49 миллиардов 800 миллионов долларов из 50-миллиардных нефтяных доходов. Затем он снова замолкает, чтобы через несколько дней объявить, что, по уточненным данным, не хватает 12 миллиардов. Подождите-подождите, потом он снова замолкает, чтобы снова поправиться и объявить, что не хватает 20 миллиардов. Что бы Вы сделали на моем месте? Я отстранил его за то, что он обнародовал три разноречивые информации, никак не попытавшись объяснить это. Вы считаете. что он может и дальше продолжать работать на столь высоком и важном посту?

Изабель Кьюмар, Евроньюс: До сих пор у него была прочная международная репутация…

Гудлак Джонатан: Я говорю вам, забудьте об этом! Я не верю в его репутацию, люди готовы многое отдать, чтобы получить разного рода награды и компенсации.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: То есть вы отстранили его по ряду причин, хотя единственной и главной было…

Гудлак Джонатан: Нет, говорю вам, я не стал даже поднимать этот вопрос, вы затронули его! Вы говорите о его мировой репутации, но я спрашиваю вас: кто-нибудь изучил вопрос, достаточно ли он компетентен, чтобы занимать этот пост? Я даже не упоминал о его отстранении, чтобы потом не говорили: “Вот, глава центробанка забил тревогу, заявил о возможном воровстве, и его тут же убрали”.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Положа руку на сердце, вы можете сказать, что защищаете тех, кто бьет тревогу?

Гудлак Джонатан: Вы знаете, сколько у нас тех, кто предупреждает общественное мнение о грозящей опасности? В Нигерии таких людей много, потому что это самое свободное общество в мире! У нас самая свободная пресса. Они пишут обо мне все, что угодно, а я улыбаюсь. Никого из этих людей не арестовывают.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Давайте сменим тему. Нигерия отмечает столетие объединения севера и юга. Но празднование проходит в обстановке усиления сепаратистской активности в северной части страны, где радикальная исламистская группировка “Боко харам” не перестает совершать кровавые теракты. Вы считаете, что вам удастся сохранить единство государства?

Гудлак Джонатан: Да, в большинство стран, причем не только африканских, проживают разные народы. Нигерия – родина многочисленных этнических групп. У нас много так называемых традиционных культур. На юге их называют “эмираты”, на севере – “королевства”. Эти культуры существовали здесь еще до колонизации Британской империей. Празднование столетия объединения Нигерии символизировало нашу память о том, откуда мы пришли, и наше понимание того, куда мы идем. Я созвал в настоящее время общенациональную конференцию, цель которой – прояснить все остающиеся неясными вопросы нашей истории, вопросы, которые препятствуют национальному единению и углубляют существующие распри. На конференции мы обсудим эти вопросы, важность которых, возможно, не все понимают. Запугивание и террор неприемлемы. Наше единство поставлено на карту. Раньше Африка не знала терроризма, он обосновался на нашем континенте за последние десятилетия. После Усамы без Ладена он распространился по арабским странам. Террористы пытаются манипулировать всем, чем можно. Например, они говорят, что намерены исламизировать Нигерию. Они не выдвигают сепаратистских лозунгов, они хотят, чтобы вся страна исповедовала ислам. Счет погибшим растет. Я не хотел говорить об этом, потому что цель террористов во всем мире – запугать. Не так давно они убили студентов колледжа, которые мирно спали. Обещаю вам, что мы работаем не покладая рук, чтобы положить конец террору. Мы хотим изменить положение вещей и уничтожить терроризм.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: А каков ваш ответ на критику Международной амнистии, которая обвинила нигерийские силы безопасности в, цитирую, “чрезмерной жестокости и применении пыток в отношении боевиков “Боко харам”?

Гудлак Джонатан: Это другая точка зрения на проблему. И с ней сталкиваются все те, кто пытается бороться с терроризмом. Террористы приходят не для того,чтобы усовершенствовать общество. У них дьявольские намерения. Они приходят доля того, чтобы дестабилизировать ситуацию в стране, они ждут международной реакции на их действия. Это как на футбольном поле, когда другая команда не признает правил и играет, как хочет, а вы пытаетесь соблюдать правила. Мы намерены придерживаться существующих стандартов в борьбе с террористами.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: То есть привлечение армии, по-вашему, единственная возможность победить их, или есть другие средства?

Гудлак Джонатан: Нет, военное противостояние не единственный ответ, но я хотел бы спросить: как быть, если вы правительство, задача которого – бороться с террором? В этой борьбе есть несколько фаз: военное противостояние – первый шаг, который позволяет сократить потери среди гражданского населения. Сегодня они взрывают рынок, завтра – школу, местное население ничем не может препятствовать им. Военное противостояние позволяет сократить их ряды, ослабить их. Но главная причина, по которой мы прибегаем к военной силе – повторяю, уменьшить потери среди мирного населения. Следующий шаг – необходимо развивать экономику тех регионов, где действуют террористы, но для этого там необходимо установить мир. Так что армии приходится обеспечивать минимальный уровень безопасности с тем, чтобы потом можно было пытаться восстановить экономику пострадавших районов.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Решить эту проблему – жизненно важно для вас, если вы собираетесь выставлять свою кандидатуру на выборах в следующем году. Вы будете участвовать в президентской гонке?

Гудлак Джонатан: Все не так просто. В нашей стране существует выборное законодательство. Кто угодно не может когда угодно заявить, что будет участвовать в выборах. Если кто-то поступает так, то ведет себя не совсем честно.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Ваш предшественник заявил, что вы зареклись снова выдвигать свою кандидатуру…

Гудлак Джонатан: Я не хотел бы вступать в прения с моим духовным отцом. Но я могу полемизировать с бывшим президентом, так как у каждого из нас свое мнение. Когда речь идет о выборах, народ Нигерии голосует за того, кто кажется ему наилучшим кандидатом. Я, или кто-то другой, никто не может помешать тому, кто пожелает стать президентом.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Тогда последний вопрос: как вы оцениваете свой первый президентский срок ?

Гудлак Джонатан: Я не хотел бы оценивать себя,чтобы не привыкать к восхвалениям. Но есть объективные параметры: экономика страны была стабилизирована с 2007 года. За последнее время ее рост достиг семи процентов. Если бы мы не добились достойных результатов, все бы рухнуло.

Изабель Кьюмар, Евроньюс: Господин президент, спасибо за то, что уделили нам время.

Дени Сассу Нгессо: "Европа нуждается в Африке так же, как Африка - в Европе"

Глобальный диалог

Дени Сассу Нгессо: "Европа нуждается в Африке так же, как Африка - в Европе"