Срочная новость

Испания: разбившаяся мечта

Сейчас воспроизводится:

Испания: разбившаяся мечта

Размер текста Aa Aa

Современные, комфортабельные, быстрые поезда 20 лет назад еще выглядели мечтой, когда в 1992 году в Испании была открыта первая высокоскоростная железнодорожная линия, связавшая Мадрид с Севильей. С тех пор Испанию покрыла сеть высокоскоростных линий общей длиной в 3100 километров, которая перевозит около 23 миллионов пассажиров в год со средней скоростью 222 километра в час. Это самая протяженная среди таких сетей в Европе и вторая в мире после Китая.

Несмотря на экономический кризис страна смогла открыть в этом году еще две новые линии. С января одна из них связала Барселону с Фигересом, на границе с Францией, что позволило обеспечить движение высокоскоростных поездов между Барселоной и Парижем. Еще спустя шесть месяцев было открыто движение по ветке между Мадридом и Аликанте на Средиземном море. С 2005 года Испания в пять раз увеличила протяженность высокоскоростных линий, которыми теперь связан 31 город.

Такая железнодорожная ветка в Галисии пока не связана с Мадридом. Но с 2011 года высокоскоростные поезда ходят между Оренсе, Сантьяго-де-Компостелой и Ла-Коруньей.

Именно в 3 километрах от Сантьяго-де-Компостелы и произошла катастрофа. В местечке Ангроис, на повороте, где скорость ограничена 80 километрами в час. Это случилось в 20 часов 42 минуты по местному времени за 3 минуты до того, как поезд должен был прибыть на вокзал. В момент катастрофы состав двигался со скоростью 190 километров в час.

Беатрис Бейрас, euronews:

“С нами на связи из Барселоны Рикард Риоль, инженер в области гражданского строительства и президент Ассоциации развития общественного транспорта. Пока слишком рано делать выводы о причинах аварии, но некоторые обстоятельства выглядят очень ясными. Попавший в аврию поезд – скоростной, с повышенным комфортом, но не высокоскоростной. Чем он отличается от высокоскоростного поезда?”

Рикард Риоль:

“Его максимальная скорость – 250 километров в час. Это ниже чем у высокоскоростного поезда, но он способен перемещаться как по высокоскоростным, так и по обычным линиям”.

euronews:

“Как получилось, что в этой точке, так близко от станции Сантьяго- де-Компостелы он развил скорость в 190 километров в час?”

Рикард Риоль:

“На высокоскоростных линиях, как Мадрид-Барселона или Мадрид-Севилья, такое невозможно. Но на данной линии поезда, которые следуют в Сантьяго-де-Компостелу, не находятся под постоянным контролем системы сигнализации. Они контролируются лишь точечно”.

euronews:

“Это автоматическая система?”

Рикард Риоль:

“Это автоматическая система, которая контролирует поезд, только когда он проходит мимо датчика на железной дороге, в то время как стандартом для высокоскоростных линий является непрерывный контроль над системой с центральной станции, и максимально возможная скорость поезда там всегда ниже предельно допустимой”.

euronews:

“При работающей системе наблюдения, что происходит, когда поезд превышает установленный предел скорости?”

Рикард Риоль:

“В системе непрерывного наблюдения, как, например, в европейской системе, поезда, которые превышают максимально разрешенную скорость, автоматически останавливаются. Такие системы применяются на всех высокоскоростных линиях.
Есть эта система и на линии между Оренсе и Сантьяго, где произошла авария, но за 3-4 километра до станции Сантьяго она уступает место системе, которой оснащены только обычные линии. Именно отсутствие такой системы и привело к аварии”.

euronews:

“На ваш взгляд, вираж, на котором произошла авария, мог повлиять на ее масштабы? Допустимы ли такие виражи на высокоскоростных линиях?”

Рикард Риоль:

“Вираж допустим, так как линия приближается к городу. На других линиях подобные виражи тоже есть – ведь нужно доставить поезд в пункт назначения. Страшно то, что этот изгиб не защищен постоянной системой сигнализации, которая непрерывно контролирует поезд, а не только через точечные детекторы. Проблема не в линии, а, пожалуй, в системе сигнализации на линии. Система безопасности должна быть гибкой и адаптироваться к любой линии. Потому что, вдобавок к прямым линиям, где можно разгоняться, высокоскоростной поезд должен переключаться и на обычные линии, приближаться к городам, чтобы быть полезным. Так что речь не идет о необходимости прокладывания прямых линий, а о их надежности между пунктами отправления и прибытия”.

euronews:

“Организации, которые занимаются управлением железнодорожного транспорта в Испании, начали расследование. Этого достаточно?”

Рикард Риоль:

“Я думаю, что независимое расследование должно провести Министерство общественных работ, чтобы сравнить результаты, изучить ошибки, которые привели к этой трагедии, потому что железнодорожные аварии являются следствием не одной, а нескольких последовательных ошибок. Поэтому нужно провести многосторонние независимые расследования, чтобы, как в случае с поездом Лимож-Париж, разграничить ответственность и улучшить системы автоматической защиты”.

euronews:

“Испания является второй страной в мире по протяженности высокоскоростных железнодорожных линий. Как вы думаете, после этой аварии следует ли пересмотреть концепцию этой инфраструктуры?”

Рикард Риоль:

“Самое важное для железной дороги, будь то высокоскоростная линия или обычная, это – безопасность пассажиров. Поэтому необходимо пересмотреть все протоколы, в частности, по сигнализации реализованных или еще нереализованных проектов. Если необходимо остановить строительство новых линий до создания новых протоколов, мы должны это сделать. Самое главное, чтобы железнодорожный транспорт остался самым надежным наземным транспортом”.