Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Иран после Ахмадинежада


Insight

Иран после Ахмадинежада

18 апреля Махмуд Ахмадинежад в последний раз в должности президента принял военный парад, организованный в честь дня Вооружённых сил страны. В июне в республике пройдут президентские выборы и место Ахмадинежада займёт новый лидер. Ежегодный военный парад в очередной раз стал поводом для президента Ирана произнести гневную речь, направленную против Израиля и США. Ахмадинежад, в частности, назвал угрозы Израиля о нанесении ударов по иранским ядерным объектам “щенячьим тявканьем.

Спустя несколько дней после парада министр обороны США Чак Хейгел побывал в регионе с визитом, одной из целью которого была продажа оружия. Большую часть продана Израилю. Подписаны военные контракты и с врагами Ирана — Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией. Эти соглашения посылают Ирану сигнал о позиции США.

Не удаётся достичь прогресса и в переговорах с Международным агентством по ядерной энергетике. Новый раунд обсуждений состоится 15 мая. Иран интенсивно развивает свою ядерную программу. В начале апреля были запущены две урановые шахты.Сырьё будет использовано для производства уранового концентрата.

И несмотря на то, что Ахмадинежад выражает уверенность в том , что иранская ядерная программа находится под его полным контролем, последние переговоры между Ираном и постоянными членами Совета безопасности ООН вновь провалились.

Тегеран утверждает , что обогащённый уран необходим для развития мирной ядерной энергетики, а не для создания оружия. Но Европа и США в это не верят и ужесточают санкции.

Нефтяное эмбарго и жёсткие финансовые ограничения дорого обходятся Ирану. Национальная валюта обесценилась, инфляция достигла 30%, стоимость импортируемых товаров возросла. Но власти страны не намерены отказываться от своих амбиций.

Президентские выборы в июне пройдут в сложных политических и экономических условиях. После двух президентских сроков. Махмуд Ахмадинежад уже не может баллотироваться . Ключ к будущему региона окажется в в избирательных урнах.

Тема Ирана проходит красной нитью на сессии Подготовительного комитета Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия в Женеве. В первый же день форума глава делегации США Томас Кантримен заявил, что Тегеран представляет наибольшую опасность для укрепления доверия к инициативе.

Иран ратифицировал Договор о нераспространении ядерного оружия еще в 1970 году, а с февраля 1992 года предоставил МАГАТЭ возможность инспектировать любые свои ядерные объекты. Ни одна инспекция не выявила нарушений условий соглашения. Так почему же США продолжают утверждать, что Исламская республика подрывает доверие к Договору?

Ответить на этот и другие вопросы мы попросили Али Багери, заместителя главы Высшего Совета национальной безопасности и внешней политики Ирана

Али Багери:

В предыдущие годы, некоторые западные страны, в том числе и США выработали неконструктивный и нелогичный подход. Они по сути демонстрируют несогласие с тем, чтобы иранский народ мог в полной мере воспользоваться своими правами и свободами, предусмотренными соглашением о нераспространении ядерного оружия.

Между тем Международное агентство по атомной энергии и предпринимаемые его инспекторами в Иране регулярные проверки должны были бы убедить их в том, что никакой опасности ядерная программа Исламской республики не представляет. Мы ничем не отличаемся от других стран, которые занимаются развитием ядерных технологий в мирных целях под контролем МГАТЭ.

Euronews:

Господин Багери, международные отношения и дипломатия основаны на принципе взаимной выгоды. Можно ли оправдать экономические и политические жертвы, в том числе и эмбарго, которыми Иран расплачивается за продолжение программы по обогащению урана? Вот в Канаде недавно задержали двух подозреваемых в подготовке терактов и говорят, что они связаны с филиалом Аль-Кайды в Иране.

Али Багери:

Вот это и есть очередное доказательство нелогичного и неконструктивного подхода некоторых западных стран. Я хорошо помню, как Евросоюз собрался вычеркнуть Организацию моджахедов иранского народа из своего “черного списка” террористических организаций. А мы тогда пытались объяснить европейским чиновникам, что эта группировка террористическая, что она уже совершила десятки терактов. Но нам отвечали, что пока мы не начнем сотрудничать по-настоящему и не отступим, против нас будут приниматься иные меры.

На протяжении долгой истории отношений Ирана с некоторыми западными странами такое встречалось не раз. Одной из причин для фиаско в решении вопросов в отношении Ирана является недостаток знаний по этим вопросам и грубые просчеты. Любой, кто хоть немного знаком с основами шиизма и салафизма, знает, что эти два религиозных течения не только не имеют точек соприкосновения, но во многом очень серьезно расходятся друг с другом.

“Евроньюс”:

Скоро в Иране появится новый президент и новое правительство. Как вы думаете, изменят ли новый глава государства и новый кабинет министров позицию Тегерана по вопросам его ядерной программы?

И если столь важная перемена произойдет, будет ли окончательное решение приниматься правительством или иранским духовным лидером аятоллой Али Хаменеи?

Али Багери:

Я уверен, что президентские выборах откроют новую дверь к решению ядерной проблемы. Исламская Республика Иран сможет с более сильной позиции действовать на международной арене и вести переговоры по ядерной программе. Я верю, что Иран проявит свою силу и в других областях, продемонстрирует готовность к сотрудничеству с другими странами, включая группу 5+1; к сотрудничеству в самых различных областях, в том числе и по вопросам ядерной программы.

“Евроньюс”:

С нами был Али Багери, заместитель главы Высшего Совета национальной безопасности и внешней политики Ирана. Спасибо!

Али Багери:

Спасибо!