Евроньюс более недоступен в Internet Explorer. Этот браузер не обновляется компанией Microsoft и не поддерживает последние технические параметры. Мы рекомендуем использовать другие браузеры, такие как Edge, Safari, Google Chrome или Mozilla Firefox.
Срочная новость

Первый освобожденный во Франции дом

 Комментарии
Первый освобожденный во Франции дом
Euronews logo
Размер текста Aa Aa

Захват моста Пегас, часть “Операции Тонга” – один из самых ярких эпизодов высадки союзников в Нормандии.

Контроль над этим мостом через Канский канал был жизненно важным для того, чтобы помешать немецким силам атаковать высаживавшиеся на побережье части – а также, чтобы воспрепятствовать разрушению моста, которое бы отрезало оставшиеся на берегу подразделения союзников.

В ночь с 5 на 6 июня несколько планеров “Хорса” с 30-ю солдатами 6-й британской воздушно-десантной дивизии приземлились в нескольких метрах от моста, захватив противника врасплох и с минимальными потерями подавив его сопротивление

Расположенное в 20 метрах от моста кафе Gondrée, которое содержали Тереза и Жорж Гондре, считается первым домом Франции, освобожденным союзниками. Одна из дочерей пары, Арлетт, хранит память о тех событиях:

“Почему именно наш дом? Британцы в ходе подготовки к операции выяснили, что мои родители владели двумя важными для их разведки языками: помимо французского, моя мать говорила на эльзасском диалекте, она учила его в школе. Отец же мой – они поженились, когда мама еще работала медсестрой – хорошо говорил по-английски. Но все эти важные для британской разведки знания им удалось скрыть от немцев, когда они тут стояли.”

“Мы услышали за окном оглушительный треск, да и вообще шум вокруг был не как обычно от немцев: те всё горланили да маршировали. Потом через какое-то время кто-то выбил ставни на окне в гостиной, и у нас над головой раздались шаги. Мы подумали, это немцы за нами пришли. Но потом папа привел их к нам в подвал, и это были британцы.”

“Мы столько страдали – и надеялись, и наши надежды стали реальностью…. А они были готовы отдать за нас свою жизнь. Они были так молоды, кто-то погиб, кто-то был ранен, потом поправился и отправился сражаться дальше… Всё это происходило у нас с Жоржетт на глазах, такое не забывается. Мы все стали одной большой семьей – мы любим всех их, от командиров до рядовых, они – наши освободители. Они стали частью нашей семьи – навсегда.”