Живое наследие Бурятии

Access to the comments Комментарии
 Euronews
Живое наследие Бурятии

<p>На юге восточной Сибири, у границы с Монголией, лежит одна из самых самобытных республик России – Бурятия. В её истории переплелись самые разные традиции и культуры.</p> <p>В далёком прошлом в каждой бурятской семье были верблюды. В 20-м веке их не стало, но теперь здесь снова можно встретить этих животных.</p> <p>“Это раньше, когда мы ещё не родились – тогда были у нас, говорят, верблюды, много их было. А сейчас мы хотим эти традиции возрождать”, – говорит верблюдовод Баир Манданов.</p> <p>Верблюды в национальном парке – одна из многих деталей, из которых складывается сегодня экзотический даже для россиян образ Бурятии.</p> <p>Самобытность этих мест привлекает туристов, отчасти компенсируя для республики нехватку промышленности: рядом Байкал, поэтому вода, воздух и почва должны оставаться чистыми.</p> <p>В Улан-Удэ живёт около трети всего милионного населения республики – это динамичный город с высотными зданиями, оживлёнными улицами и современными ночными клубами.</p> <p>Но за пределами столицы Бурятия остаётся краем первозданной природы. Сюда приезжает около миллиона туристов в год, и 80% из них едут на Байкал. Это стимулирует быстрое развитие инфраструктуры, но вызывает и тревогу за благополучие озера.</p> <p>Сотрудники Байкальского заповедника стараются направить туристов по наиболее безопасным для живой природы маршрутам, обустраивая так называемые “экологические тропы”.</p> <p>Не менее прекрасны пейзажи Восточных Саян. Здесь по сей день живы народные песни и обряды. Буряты, следуя обычаям предков, отмечают праздники танцем-ёхором и варёным бараном, по лопатке которого предсказывают судьбу. Обычные жители Тункинской долины объединились в ансамбль “Хэнгэргэ”, сохраняющий бурятское народное наследие.</p> <p>Дымбрин Борхонова, художественный руководитель ансамбля, объясняет: “Это высокие горы, священные горы, они как бы нас окружают от разных бед. Мы молимся каждое утро этим святым богам – горам своим, богам, которые находятся на вершинах этих гор”.</p> <p>Поклонение духам природы связано с действительно целебными особенностями этих мест. Тектонический разлом, образовавший Байкал, привёл и к появлению геотермальных источников, ставших терапевтическими курортами ещё в 18 веке.</p> <p>Ранним утром трава вокруг термальных бассейнов покрыта инеем, но водитель Владимир Борисенко наслаждается ощущениями под бьющим из-под земли источником, температура которого достигает 50 градусов: “Приятно стоять под струёй горячей, и в холодную погоду получать и массаж, и удовольствие”.</p> <p>В так называемую “долину ста источников” совершается настоящее паломничество. Минеральные воды Аршана обладают различными целебными свойствами. Некоторые промывают ей глаза в надежде улучшить зрение. Другие приходят с бутылками, чтобы набрать воды для питья.</p> <p>Культ природы характерен для сельской местности Бурятии, где древние шаманские верования сосуществуют с тибетским буддизмом, создавая необычную смесь духовных традиций. В сельском дацане, куда мы заехали, обряды совершает “дедушка” – старейшина, которому, как считается, дар общения с духами перешёл от отца.</p> <p>Содном-лама объясняет: “Скорее всего это смешанный обряд. Делают подношения духам, божествам, которые связаны клятвой буддизму, которые являются также божествами буддийского пантеона. Это не совсем шаманистский обряд”.</p> <p>Край духовного многообразия, Бурятия стала домом и для христиан-староверов, чьи предки ссылались сюда после раскола в Православной церкви. Село Большой Куналей, насчитывающее 1200 жителей, выглядит опрятно и празднично благодаря ярко раскрашенным домам, воротам и изгородям. Здесь нас встречают песнями и угощают традиционными блюдами русской старообрядческой кухни.</p> <p>В районном центре Тарбагатай – большой музей истории и культуры старообрядцев, собранный настоятелем местного храма отцом Сергием.</p> <p>У местных староверов – “семейских” – в особом почёте сельский труд. Из поколения в поколение они успешно осваивают эту прекрасную, но непростую для возделывания землю, выступая против её грубого промышленного освоения.</p> <p>“Неприкосновенной её никак не сохранишь, надо к ней относиться как к самому себе. Вот тогда и будет благодать”, – заключает отец Сергий. “А если будем ковырять, взрывать, сжигать – ничего не будет, смертушка и всё”.</p>