С досады от неудач вторжения Путин мечет громы и молнии

Access to the comments Комментарии
 Stefan Grobe
Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин   -   Авторское право  ALEXEY DANICHEV/AFP

Программу "О положении Союза" ведёт из Брюсселя Штефан Гробе: "Война в Украине на этой неделе служила фоном для двух историй: в то время, как военная ситуация на местах оставалась стабильной, в масштабном дипломатическом противостоянии между Россией и Западом произошла эскалация на одну-две ступени.

Пока ЕС готовил шестой раунд санкций, Россия выполнила свою угрозу урезать снабжение Европы  энергоносителями и прекратила поставки газа в Польшу и Болгарию.

Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен осудила этот довольно произвольный шаг как «провокацию» и «шантаж»:

«Последний агрессивный шаг со стороны России - это ещё одно суровое напоминание о том, что нам нужно работать с надежными партнерами и строить свою энергетическую независимость».

Решение российской государственной компании "Газпром" последовало за несколькими днями всё более жаркой риторики.

После того как министр иностранных дел Сергей Лавров порассуждал о значительных рисках обмена ядерными ударами, президент Владимир Путин направил новое предупреждение западным союзникам Украины:

«Если кто-то вознамерится вмешаться в происходящие события со стороны и будут создавать для России неприемлемые для нас угрозы стратегического характера, они должны знать, что наши ответы на встречные удары будут молниеносными, быстрыми".

Ремарки Путина свидетельствуют о его досаде по поводу того, что российское вторжение, похоже, зашло в тупик и сопровождается неожиданно высокими потерями.

США строят глобальную коалицию

С другой стороны, администрация Байдена созвала для оказания долгосрочной военной помощи Украине 40 своих глобальных союзников  - среди них была, например, Германия, правительство которой совершило ещё один важный сдвиг в политике и согласилось поставить тяжелые танки в Украину.

Но Вашингтон пошёл дальше: находясь на этой неделе в Европе, министр обороны Ллойд Остин сделал примечательное и новое по тону заявление:

«Мы хотели бы добиться того, чтобы у России не было такой возможности притеснять своих соседей, какую мы видели в начале этого конфликта».

Тем самым США значительно повысили ставки.

Понять, что здесь происходит, нам поможет Барри Павел, старший вице-президент Атлантического совета и директора Центра стратегии и безопасности Скоукрофта. Он присоединяется к нам из Вашингтона. 

Гробе: Когда министр обороны Остин говорит, что США хотят лишить Россию возможности притеснять своих соседей в будущем, это звучит так, как будто он говорит о Саддаме Хусейне. Что вы думаете об этом?

Павел: У меня двоякий ответ. Во-первых, мне нравится эта идея. Нам не нужны страны-серийные агрессоры. Россия при Путине - точно серийный агрессор. Но мой второй пункт заключается в том, что я бы просто попытался сделать это и не говорил бы об этом. Говорить об этом, как вы и предположили, не обязательно полезно с точки зрения публичной дипломатии. К тому же если мы, США и Европа пытаемся выстроить глобальную коалицию, то такие страны, как Индия, Саудовская Аравия и некоторые другие могут почувствуют, что эта коалиция имеет двустороннюю повестку дня, а не глобальную повестку дня, и тогда мы их потеряем. Мы теряем их голоса в ООН, мы теряем их участие в санкциях и т. д. Так что я думаю, лучше действовать, но не говорить об этом.

НАТО крепит оборону

Гробе: Что конкретно могут сделать США, чтобы сдержать продвижение вперёд российской военной машины?

Павел: Уже делают кое-что. Президент Байден представил в декабре своеобразный табурет на трёх ногах. Первая - это экономические санкции, возможно, самые сильные в истории по многим параметрам. Они реально ограничивают возможности России производить новую военную технику, а также создают  большие проблемы для других частей российской экономики. Это первый столп. Во-вторых, чем больше украинская оборона способна уничтожить вторгшиеся российские войска, тем меньше российских танков могут вторгнуться в Молдавию или Прибалтику или куда-то ещё. И, в-третьих, мы более или менее знаем, куда распространяются путинские замыслы - на Европу. Поэтому на июньском саммите НАТО будет объявлено дальнейшее укрепление оборонной позиции НАТО, над которым, как я понимаю, идёт работа. Это ещё один элемент, который снизит способность России притеснять своих соседей.

Гробе: Лавров сказал, что крупные поставки западных вооружений в Украину только подтолкнут Киев к саботажу мирных переговоров с Москвой. Что вы думаете об этом аргументе?

Павел: Это тот самый министр иностранных дел, который перед вторжением нам говорил: "не волнуйтесь, без истерики, мы не будем вторгаться". Так что нет, я не думаю, что это так. На этих переговорах позиция россиян не была серьезной. Они согласились на гуманитарные коридоры, а затем взяли на прицел гражданских лиц и автобусы в этих гуманитарных коридорах.

Пролетарии двух стран разъединились

Война в Украине ничего не оставит так, как оно было до вторжения. Это относится и к отношениям с Россией.

Чтобы донести эту мысль до людей, городские власти в Киеве приказали снести памятник советской эпохи, символизирующий дружбу между Украиной и Россией. Установленная в 1982 году с видом на Днепр, скульптура двух рабочих прославляла объединение двух стран. Не обошлось без символизма: когда памятник привязывали ремнями крана, одна голова оторвалась и упала на землю.

Эта операция была только началом. Город объявил о решении демонтировать 60 таких памятников и переименовать около 460 улиц и других объектов, связанных с Россией и Советским Союзом. Это только в Киеве - ещё один набор непредусмотренных последствий российского вторжения"...