This content is not available in your region

Высокие цены и война по соседству душат экономику ЕС и ведут к стагфляции

Access to the comments Комментарии
 Jorge Liboreiro
Глава ЕЦБ Кристин Лагард
Глава ЕЦБ Кристин Лагард   -   Авторское право  Daniel Roland/AFP or licensors

Евросоюз предполагал, что в 2022 году он окончательно восстановится после пандемии, поднимет экономику и вступит в новую эру процветания. Но полномасштабное вторжение России на Украину перечеркнуло позитивные ожидания.

Через месяц после начала войны годовая инфляция в еврозоне выросла до 7,5% по сравнению с 5,9% в феврале, что противоречит прогнозам большинства аналитиков. Цены только на энергоносители выросли на 44,7% в годовом исчислении, что является ошеломляющим ростом по сравнению с показателем в 4,3%, зарегистрированным в марте 2021 года.

Компании по всему континенту сейчас вынуждены оплачивать невероятно крупные счета, которые угрожают остановить производство и закрыть заводы, в то время как покупательная способность домохозяйств падает с рекордной скоростью.

Поскольку Москва не проявляет никаких признаков завершения своей военной кампании, неопределенность в Брюсселе по поводу ближайшего будущего только усиливается. "Идеальный шторм" роста цен, перебоев в цепочках поставок и экономического замедления усиливает страх перед стагнацией и внезапной остановки пост-ковидного возрождения.

«Европа вступает в трудную фазу. В краткосрочной перспективе мы столкнёмся с более высокой инфляцией и замедленным ростом. Существует значительная неопределенность в отношении того, насколько велики будут эти последствия и как долго они продлятся, — сказала глава Европейского центрального банка Кристин Лагард, выступая на прошлой неделе на мероприятии на Кипре. - Чем дольше будет продолжаться война, тем больше будут затраты».

Чрезвычайные обстоятельства поставили институты ЕС и национальные правительства под огромное давление. От них требуют обеспечить быстрые и ощутимые решения возникших проблем как для трудящихся, так и для бизнеса, прежде чем останутся незаживающие шрамы.

Испания недавно утвердила экстренный пакет мер по смягчению экономических и социальных последствий войны на Украине. На их выполнение будет собрано 16 миллиардов евро государственных средств, в том числе 6 миллиардов в виде прямой поддержки и налоговых льгот.

Южная страна стала одной из наиболее пострадавших от многомесячного кризиса с энергией: в марте инфляция достигла там 9,8%. Ухудшение ситуации привело к организации в транспортном секторе 20-дневной забастовки, в результате которой во многих супермаркетах закончились продукты питания, а на предприятиях возникли трудности с комплектующими.

Тем временем, драматическое развитие событий на Украине подталкивает руководителей ЕС к ужесточению санкций против Москвы. Сообщения о резне жителей Бучи, пригорода к северо-западу от Киева, вернули на обсуждение идею эмбарго на импорт энергоносителей из России - это может  погрузить блок в новый экономический хаос.

Сильно зависящая от российских нефти и газа Германия относится к числу стран, которые больше всего не хотят идти на такой радикальный шаг, опасаясь, что их промышленность не справится с потрясением.

«Немецкая промышленность видит риск того, что компании столкнутся с экзистенциальными трудностями из-за цен на энергоносители или из-за прекращения Россией экспорта энергетического сырья, - заявил Euronews глава федерации промышленности Германии Иоахим Ланг. - Уже сейчас некоторые энергоёмкие компании вынуждены сворачивать производство из-за непомерных затрат на тепло и электричество».

ФРГ, экономический двигатель Европы, в настоящее время сталкивается со «значительным» риском рецессии, предупредила группа экономических советников правительства. Она снизила свой прогноз роста на 2022 год с 4,6% до 1,8%, отметив, что возвращение к уровню до пандемии может состояться не раньше третьего квартала года.

В Литве, стране ЕС с самым высоким уровнем инфляции (15,5% в марте), предприятия изо всех сил пытаются избежать потери конкурентоспособности, поскольку сырье из Украины, России и Беларуси исчезает, а альтернативы другого происхождения влекут за собой дополнительные расходы.

«Вторжение России на Украину подольёт масла в и без того пылающий костер инфляции, и этот костер может сжечь весь экономический рост Литвы в 2022 году, — заявил Euronews президент Литовской конфедерации промышленников Видмантас Янулявичюс. - Рост цен на энергоносители оказал серьёзное влияние на индустрию. В дополнение к тенденции роста цен на сырьевые товары становится трудно компенсировать влияние этого роста на бизнес».

Длинная тень стагфляции

Мрачный поворот событий в прошлом месяце неизбежно породил страшный призрак стагфляции - периода, характеризующегося экономической стагнацией, высокой инфляцией и сильной безработицей.

Термин «стагфляция» был придуман в 1970-х годах, когда нефтедобывающие страны объявили нефтяное эмбарго после войны Судного дня и спровоцировали необычайный рост производственных затрат. Кризис привел к «нефтяному шоку», сочетавшему рост инфляции с экономическим спадом. Такой сценарий вначале показался странным: обычно, когда экономика замедляется, безработица растет, а потребительский спрос имеет тенденцию падать, что приводит к снижению цен.

Пятьдесят лет спустя новый энергетический кризис угрожает возродить стагфляцию, пусть и временно.

«Сочетание отрицательного роста и высокой инфляция - это кошмар. Вы должны повысить процентные ставки для борьбы с высокой инфляцией, но при этом сохранять очень мягкую денежно-кредитную политику, потому что экономика работает плохо, - сказал Euronews главный экономист банка ING Belgium Питер Ванден Хаут. - Какое-то время цены на энергоносители будут оставаться достаточно высокими, учитывая неопределенность с поставками из России. Как в цене на природный газ, так и в цене на нефть есть своего рода «военная надбавка», которая будет оставаться частью цены до тех пор, пока эта война длится. А мы понятия не имеем, как долго это будет продолжаться».

Ожидается, что ЕЦБ завершит летом свою программу количественного смягчения, начатую в эпоху пандемии, и одобрит первое повышение процентных ставок в четвертом квартале этого года, хотя последние экономические данные могут эти действия ускорить.

«Поступающие данные не указывают на существенный риск стагфляции, — заявила председатель Лагард в своем выступлении перед публикацией данных по инфляции за март. - Рост в зоне евро может составить всего 2,3% при тяжелом сценарии из-за войны в 2022 году», — добавила она. По её оценке, темпы роста составляли почти половину от 4-процентного роста, который Еврокомиссия предсказывала в начале февраля.

Что ещё хуже для потребителей, инфляция будет вызвана неизбежным продовольственным кризисом в глобальном масштабе. Украина и Россия считаются житницами мира, производя около 30% продовольственных товаров, таких как пшеница и кукуруза.

На прошлой неделе глава Всемирной продовольственной программы ООН Дэвид Бизли заявил Совету Безопасности, что конфликт на Украине приведёт к «катастрофе вдобавок к катастрофе» и может спровоцировать самый тяжёлый глобальный продовольственный кризис со времен Второй мировой войны.

В Брюсселе официальные лица ЕС стремились заверить граждан в том, что запасы продовольствия гарантированы, но признавали необходимость среднесрочных мер во избежание нехваток. Данные по инфляции за март показали, что продукты питания, алкоголь и табак подорожали на 5% в годовом исчислении по сравнению с 4,2% в феврале. Необработанные продукты питания подорожали на 7,8% из-за сезонных факторов и более высоких затрат на транспортировку и удобрения.

Продовольственный кризис, нехватка электроэнергии, сбои в логистических цепочках и все другие потенциальные последствия войны на Украине предвещают трудный путь для европейской экономики, где высокая инфляция больше не является временной головной болью, как многие ощущали до вторжения, а вместо этого становится проблемой на долгое время.

«Мы также должны учитывать, что у нас будут некоторые вторичные эффекты теперь, когда цены на энергию и продукты питания высоки. В конце концов, это может также отразиться на других ценах - товары и услуги дорожают», - предупреждает Ванден Хаут. Он ранее говорил, что война на Украине  «больше изменила правила игры», чем COVID-19.

«В целом снижение инфляции будет очень медленным процессом, - заключил эксперт банка ING. - Вероятно, нам придется подождать до второй половины 2023 года, прежде чем мы сможем снова говорить о более нормальных темпах инфляции».

Следите за новостями Euronews в наших приложениях на Google Play и App Store.