Золотая лихорадка в Румынии

Access to the comments Комментарии
 Euronews
Золотая лихорадка в Румынии

<p>Здесь содержатся крупнейшие месторождения золота в Европе. Калин Пал завел нас очень глубоко, в самое сердце “Красной горы” или “Рошия Монтанэ”, как ее называют в Румынии.</p> <p>В связи с экономическим кризисом, цены на золото стремительно растут. Международные компании разрабатывают проекты по открытию новых золотых рудников в Испании, Португалии, Словакии, Греции, Северной Ирландии и Румынии.</p> <p>Проект “Рошия Монтанэ” – один из самых спорных из-за огромных размеров площади предполагаемых работ, воздействия на окружающую среду и в связи с археологическими находками времен Римской империи, обнаруженными на месторождении, открытом 2 тысячи лет назад.</p> <p>Руководитель группы Калин Пал следит за ходом работ по сохранению той его части, туннели в которой выкопали еще его предки – римляне:</p> <p>“В нашей семье до меня было по крайней мере три поколения шахтеров – мой прадед, дед, отец. И я надеюсь, что следующие десять поколений также будут горняками”.</p> <p>Большинство местных жителей разделяют взгляды Калина. Они хотят, чтобы канадский инвестор начинал взрывать и копать. Противники проекта предупреждают, что большинство римских галерей из-за этого будут уничтожены. Чтобы ослабить напряженность, Gold Corporation инвестирует миллионы евро в преобразование по крайней мере части римских галерей в увлекательный подземный музей. Здесь работают археологи со всей Европы:</p> <p>“Лучше всего о себе говорят формы галерей, – рассказывает румынский археолог Роберт Хорват. Когда они геометрические, мы понимаем, что они относятся к древнеримскому периоду. Мы находим здесь деревянные лестницы древнеримского типа, ниши для ламп. Мы знаем, что средневековые шахтеры использовали другие формы”.</p> <p>Рабочие собирают ведрами пыль веков, чтобы Роберт из Румынии и Хавьер из Барселоны могли составить карту исторических галерей.</p> <p>“Очень интересно работать в шахте эры древних римлян, – говорит испанский археолог Хавьер Гонсало. – Редкие археологи получают такой шанс в жизни. Это мой первый опыт подземной археологической работы в шахте, которой 2 тысячи лет”.</p> <p>С 1998 года в Румынии было закрыто 550 рудников, 80 тысяч человек – уволено. Шахты коммунистических времен не соответствуют современным требованиям по защите окружающей среды и правилам ЕС о конкуренции.</p> <p>С появлением канадского инвестора безработные шахтеры связывают большие надежды. Оппоненты считают, что в румынских карманах останется лишь малая часть прибыли. Это не так – утверждает представитель компании Каталин Хозу:</p> <p>“Это крупнейшее месторождение золота в ЕС: более 300 тонн. Инвесторы предлагают вложить более 2 миллиардов долларов. Прибыль Румынии составит более 4 миллиардов, то есть более половины предполагаемых доходов. Кроме того речь идет о создании тысяч рабочих мест”.</p> <p>Чтобы развеять опасения по поводу риска загрязнения этой долины цианидными отходами, компания разработала проект плотины, способной выдержать 8-балльное землетрясение. Противники проекта говорят, что он изменит лицо всего региона.</p> <p>“Весть этот район будет уничтожен: долина Корна, где еще живут 40 семей, две церкви, кладбища, – рассказывает Сорин Юрка из культурного фонда “Рошия Монтанэ”. – Компания хочет построить большую плотину, и на 600 гектаров раскинется озеро. Если они возведут плотину, это место будет стерто с лица земли”.</p> <p>Большинство местных жителей согласились переселиться в районный центр Алба-Юлия, расположенный в 70 километрах. Компания потратила около 30 миллионов евро на строительство нового микрорайона на окраине города – там возведено 125 современных домов и церковь.</p> <p>Но, вернемся в горы. Там мы познакомились с цыганской семьей Пантир. В коммунистические времена у них был стабильный доход, работа на шахтах. Сейчас все иначе.</p> <p>“Если проект откроют, то я думаю, всем найдется работа. Будет хорошо. А если нет, люди умрут с голоду”, – говорит бывший шахтер Антон Пантир. </p> <p>Сын Антона, Доринел,несколько раз встречался с представителями местных властей. В числе 480 человек, нанятых компанией, оказалось лишь 30 цыган. Доринел считает, что это не справедливо:</p> <p>“Gold Corporation должна говорить с нами напрямую, а не через людей местного мэра. Нам нужно создать комитет и подписать с Gold Corporation протокол, чтобы они взяли на работу хотя бы одного человека из каждой цыганской семьи”.</p> <p>Упадок горной промышленности привел к очень высокой безработице в регионе: 80% от общего числа трудоспособного населения не имеют никаких доходов. Молодежь уезжает.</p> <p>Иоан Каталина – последний частный золотоискатель. Он пошел по стопам деда, который при коммунистическом режиме в 50-е годы как-то испытал настоящий ужас, когда к нему и его товарищу пришли сотрудники спецслужб:</p> <p>“Агент из “Секуритате” крикнул им: “Лицом к стене!” Он стал трясти пистолетом: “Я могу застрелить вас на месте, но даю вам последний шанс”. Им пришлось уничтожить их оборудование”.</p> <p>Красная вода, текущая из старой галереи, мертва. Рыба в ней гибнет. Gold Corporation построила станцию водоочистки. В рамках пилотного проекта высокотехнологичной лаборатории были совмещены традиционные технологии и нанофильтры. Компания предлагает очистить не только свои сточные воды, но и отходы из прошлых веков.</p> <p>“Это очень старые загрязнения, может быть столетней давности, – рассказывает Каталин Хозу. – В воде много кислот, но ее можно очистить. И наша станция это подтверждает. Вот – результат: чистая вода, которую можно пить”.</p> <p>Еуджена Давида это не впечатляет. Его земельные угодья расположены между двумя планируемыми участками открытых горных работ. Он – один из самых горячих противников проекта. Он считает, что регион должен получить устойчивое развитие за счет сельского хозяйства и туризма. А высокотехнологичные очистные сооружения он называет “отравленным яблоком”:</p> <p>“Совсем не обязательно вырывать 500 миллионов тонн горных пород и использовать сотни тысяч тонн цианида, чтобы решить проблему загрязнения небольшой реки “Рошия Монтанэ”.</p> <p>Опросы показывают, что на национальном уровне большинство – против реализации проекта, а местные жители – за. В бедных цыганских селах надеются, что возобновление добычи позволит им лучшить условия жизни.</p> <p>“Когда здесь закрылись шахты, у нас, цыган, начались проблемы с полицией, – говорит цыганка Илеана Тика. – Иногда мы подбираем какое-то железо. Они заводят дела. Но нам нужно кормить детей, купить буханку хлеба”.</p> <p>“Среди нас много разнорабочих, но в один день работа есть, на другой – нет ничего, – жалуется Михай Валентин Пинтя. – Мы поддерживаем проект, мы надеемся найти там работу. Я люблю работать – посмотрите на мои руки. Скоро у меня будет ребенок, мне – 20 лет, я женат, я должен заниматься семьей, добывать еду”.</p> <p>“Мы умоляем министра окружающей среды принять проект, чтобы у нас была работа!” – взывает Феличия Петака.</p> <p>Ремонт зданий в районе “Рошия Монтанэ” означает возможности трудоустройства уже сегодня. Компания обещает, что когда откроются шахты, людей на работу будут нанимать в первую очередь на местном рынке труда.</p> <p>Но когда начнется “золотая лихорадка”? Существуют политические препятствия. Падение правоцентристского правительства и назначение левого премьер-министра Виктора Понты, который критический относится к проекту, привело к падению акций Gold Corporation, и акционеры сократили бюджет.</p> <p>“Много людей получат здесь работу, много денег пойдет в государственный бюджет, – обещает Драгос Танасэ, генеральный директор Rosia Montana Gold Corporation. – Всем этим людям нужно решение по проекту. Терпение на исходе, средства ограничены. В какой-то момент нам придется все свернуть. Правительство должно принять решение прямо сейчас”.</p> <p>Приближаются выборы. Некоторые наблюдатели полагают, что решение по многомиллиардному проекту может быть принято сразу после них. </p> <p>По дороге на репетицию местного шахтерского хора отец Калина останавливается, чтобы поговорить с сыном.</p> <p>“Шахты важны, потому что тогда мы получим работу дома и нам не придется ехать за границу и работать на иностранцев”, – говорит Калин Пал .</p> <p>“Сын, я горжусь тем, что ты следуешь рабочей традиции наших предков и зарабатываешь на жизнь здесь, в родных краях”, – признается Мирча Пал.</p> <p>Итак, наступит ли “золотая лихорадка”? Решение властей может радикально изменить жизнь людей в этой части Европы.</p>