Наша частная жизнь в интернете

Access to the comments Комментарии
 Euronews
Наша частная жизнь в интернете

<p>Вопрос защиты наших личных данных принимает как никогда важное значение на фоне растущей угрозы их кражи и общего роста киберпреступности.
 </p> <p>Многие считают, что мы потеряли контроль над теми, кто хочет что-то узнать о нас в интернете. Наше точное местоположение уже сейчас можно отследить. Понятие частной жизни изменилось, сотни миллионов людей подключились к социальным сетям. </p> <p>Но что происходит со всей этой информацией? Это попытался выяснить австрийский студент Макс Шремс. Он был немало удивлен, когда Facebook согласился отправить ему более 1,2 тысячи страниц его личных данных, в том числе и тех, которые он давно удалил. </p> <p>Он отправил 22 жалобы Уполномоченному по защите личных данных в Дублине, где базируется Facebook в Европе. Там согласились провести проверку. </p> <p>“Там было много щепетильной информации, например, все мои ранее удаленные сообщения, – говорит Макс Шремс. – И простым поиском через отдельные слова… Вы можете ввести, например, все политические партии, которые существуют в Австрии, – и через мгновение узнаете, за кого я голосовал, или кого я поддерживаю, потому что я, конечно, обсуждал в частных беседах с другими людьми, скажем, последние политические события. Но все это хранится в течение 3, 4, 5, или, возможно, 10 лет. И это, действительно, что-то новое, – когда каждая отдельная компания имеет очень много информации о каждом отдельном пользователе. И я думаю, что все это не очень прозрачно и не доведено до сведения пользователей таким образом, чтобы они на самом деле понимали, с чем имеют дело”. </p> <p>В результате расследования, проведенного в Дублине, Facebook согласился внести ряд изменений в свой сайт, чтобы соответствовать требованиям конфиденциальности. Вот что заявил по этому вопросу представитель компании: </p> <p>“Мы предоставляем такую услугу, где люди добровольно раскрывают свою информацию. Они размещают ее на сайте, полностью осознавая то, что они делают. Наши правила пользования – полные и очень четкие, люди знают, какой именно информацией и с кем они будут делиться. И у нас есть средства, у нас всегда были средства, позволяющие людям удалить данные, которые они больше не хотят иметь на своей странице. Таким образом, мы считаем, что наш сервис целиком соответствовал принципам защиты данных Евросоюза и основывался на них. Но ирландцы указали на те области, где мы можем действовать еще более эффективно, чем сегодня”. </p> <p>Это дело еще не закончено. Ирландским чиновникам предстоит вынести официальное решение по итогам рассмотрения жалоб.</p> <p>Опросы показывают, что более 70% европейцев обеспокоены тем, что происходит с их данными в интернете. Брюссель предложил реформировать правила, введенные 17 лет назад. Это вызвало широкое обсуждение. Изменения будут включать в себя единый набор правил в странах ЕС, большие штрафы за нарушения, больше вариантов удаления с так называемым “правом быть забытым”. Пользователи также будут иметь более легкий доступ к их данным, с правом передачи их от одного провайдера другому. </p> <p>Группы пользователей приветствуют этот план, но с осторожностью. </p> <p>“В принципе я поддерживаю изменения, потому что они крайне необходимы, – говорит Фальк Люйке из немецкой Digital Society. – Главный вопрос, конечно, в том, какую форму они примут. Есть также несколько мелких проблем – так не совсем ясно, как это будет регулироваться в деталях. Но эти вопросы будут рассмотрены в ходе планируемых консультаций”. </p> <p>“Некоторые изменения давно ожидаемы и необходимы, – считает Саймон Дэвис, директор британской Privacy International. – В некоторых вопросах они недостаточны – так, неприкосновенность частной жизни в Европе остается основанной на доверии. И что бы ни делала Еврокомиссия, если не будет желания со стороны индустрии и правительств, мы по-прежнему останемся в обществе, где за всеми будут наблюдать”.</p> <p>Однако чиновники в Брюсселе заверяют, что национальные агентства защиты данных получат больше полномочий, и граждане будут вправе ожидать соответствующих действий с их стороны.</p> <p>“Если законы не исполняются, то в игру вступает естественный союзник европейской интеграции и европейского права – национальный суд, – говорит представитель еврокомиссии Пол Немитц. – Поэтому, если национальные власти не действуют, их могут подтолкнуть к этому граждане, которые могут обратиться в суд и сказать: “Вот европейский закон, и я хочу, чтобы мои права соблюдались”. </p> <p><div style="width:280px; float:left; padding:8px;"> <div style="border-top: #333 3px double; border-bottom: #333 3px double; font-size:12px;"> <h3>Основные предложения по реформированию условий конфиденциальности:</h3> </p> <p><ul><br /> <li> – Облегчение доступа пользователей к их личным данным </li><br /> <li> – Облегчение передачи данных от одного провайдера к другому</li><br /> <li> – “Право быть забытым”, облегчающее удаление данных</li><br /> <li> – Требование к веб-сайтам обеспечить “неприкосновенность частной жизни по умолчанию” </li><br /> <li> – Единые правила для всего Евросоюза и ужесточение штрафов за нарушения</li><br /> </ul> </div><br /> </div> </p> <p>Компания Google также оказалась в центре крупного спора по вопросу конфиденциальности. Интервью у ее представителей нам взять не удалось, но нам передали заявление: </p> <p>“Мы выступаем за упрощение правил конфиденциальности в Европе для защиты потребителей в интернете и стимулирования экономического роста. С помощью простых правил можно получить и то, и другое. Мы с нетерпением ожидаем обсуждения этих предложений”. </p> <p>А как насчет автоматического профайлинга и сбора данных, например, для целевой рекламы? </p> <p>Или его использования для отслеживания людей, подозреваемых в нарушении закона? </p> <p>“Некоторые люди говорят, что это неправильные решения только потому, что они основаны на автоматической обработке профилей, что здесь есть риск ошибки идентификации, из-за которой человека могут принять за террориста, арестовать и, возможно, даже подвергнуть пыткам, – говорит представитель департамента по правам человека Совета Европы Йорг Полякевич. – Но мы в Совете Европе указываем не только на такие крайние случаи дискриминации, но и на нарушение прав человека, ведь вы имеете право управлять своими данными”. </p> <p>Компания, чьи продукты используются для профайлинга, считает, что сама по себе эта технология не является проблемой. </p> <p>“Я думаю, что ЕС должен сосредоточиться на том, чтобы принимались правильные решение, а не на том, как они принимались и какие технологии при этом бы использовались, – говорит вице-президент компании <span class="caps">SAS</span> Джон Босуэлл. – Никто не хочет дискриминации, никто не хочет принятия плохих решений. Сделано это лично или с помощью компьютера, не должно иметь значения, поэтому я думаю, что акцент на автоматизированном профайлинге ошибочен”. </p> <p>Некоторые эксперты считают, что наибольшая угроза для конфиденциальности в будущем – это стремительное развитие систем локализации, которые с помощью мобильных устройств определяют и запоминают наше точное местоположение. </p> <p>Сейчас вопросы разрешения, того, кто может получить доступ к данным о локализации, их использовать и хранить, остаются без ответов. </p> <p>Эксперты изучают возможность установления каких-то запретных зон. Параметры использования также очень сложны.</p> <p>“Основная проблема заключается в том, чтобы понять, какие механизмы придадут практичность технологиям защиты частной жизни, – объясняет эксперт Мария Луиза Дамиани из Миланского университета. – Потому что невозможно представить, что пользователям придется сбрасывать параметры конфиденциальности на смартфон или Ipad каждый раз, когда они используют какое-то приложение. Ведь этих приложений очень много”. </p> <p>Но беспокойства об интернет-конфиденциальности не означают, что нужно оставаться в тени. Макс Шремс, например, по-прежнему является пользователем Facebook. </p> <p>“Дело в том, что мы хотели улучшить Facebook, а не отказаться от него, – говорит Макс. – Идея заключалась в том, что лучшая защита данных позволит вам больше доверять этому сервису, и, соответственно, больше его использовать. Для нас был важен позитивный настрой, мы хотели улучшить положение вещей, а не просто его проигнорировать”.</p>